Международная Славянская академия

(Западно-Сибирское отделение)

Институт Человека

Новосибирская региональная организация

Всероссийского музыкального общества

Институт развития образовательных систем РАО

НИИ космической антропоэкологии

Научный центр клинической и экспериментальной медицины СО РАМН

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Евразийское пространство:

состояние, перспективы развития.

 

международная научная конференция

 

 

Под общей редакцией академика В.П. Казначеева

 

 

 

 

 

 

 

 

Новосибирск

2008


УДК -- 008

ББК – 72

                                                           Утверждено к печати

                                                           РИС ЗСО МСА

 

 

 

 

Под общей редакцией академика В.П. Казначеева

 

 

 

 

Евразийское пространство: состояние, перспективы развития. Материалы Международной научной конференции 2008 г. / Под общей редакцией академика В.П. Казначеева. – Новосибирск. Изд-во «Архивариус-Н», 2008 г. – 352 с.

 

 

ISBN – 978-5-7620-1362-8

 

 

Материалы участников Международной научно-практической конференции «Евразийское пространство: состояние, перспективы развития» отражают взгляды, концепции, теоретические и практические направления научной деятельности участников настоящей конференции по обозначенной проблеме. В сборнике представлены доклады учёных и преподавателей ВУЗов России, Украины, Болгарии, Казахстана, республики Алтай.

Надеемся, что материалы обозначенной конференции будут интересны для специалистов различных направлений.

 

 

УДК -- 008

ББК – 72

 

ISBN – 978-5-7620-1362-8

                                                 ã ЗСО МСА

ã ИЧ

 

 


ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ

 

 

Председатель

В.П. Казначеев – д. м. н., академик РАМН, президент ЗСО МСА

 

 

Зам. Председателя

В.В. Ромм – д. культурологии, кадемик МСА, вице-президент ЗСО МСА

А.М. Егорычев – д. ф. н., к. пед. н., академик МСА,

вице-президент ЗСО МСА

С.В. Казначеев – д.м.н., профессор, академик МСА,

вице-президент ЗСО МСА

 

 

Члены оргкомитета

А.Н. Дмитриев – д.геол.-мин.н., академик МСА

А.Д. Лопуха – д.п.н., профессор, академик МСА

А.Ф. Дайкер – к.пед.н., профессор МСА (Казахстан)

Ю.А. Фабрика – член-корр. МСА

 

 

 

 

Электронная почта редакции: balletsib@list.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание

Юбилей З.З. Диденко.................................................................................... 7

МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО, РОССИЯ, СИБИРЬ:                       КУЛЬТУРНЫЕ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ. 9

Ноосферная Хартия Севера  9

Субетто А.И. Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества  21

Казначеев В.П., Лещенко Я.А. Демографическая ситуация в Сибири: состояние и перспективы   51

Лопуха А.Д. Россия и мир в третьем тысячелетии  61

Мальгин Д.Е. Оценка эффективности кредитной политики современного коммерческого банка  70

ИСКУССТВО И КУЛЬТУРА: ИСТОРИЯ, СОСТОЯНИЕ,               РАЗВИТИЕ   77

Ромм В.В. Музыка, культура и проблемы национального            выживания. 77

Роменская Т.А. Экскурс в историю формирования посылок к возникновению элементов музыкального мышления  83

Пыльнева Л.В. Национальные композиторские школы                    сибирского региона: периодизация и жанры   89

Федорова К.М. Эмоционально-смысловые преференции в                       процессе музыкально-педагогического взаимодействия  97

Мурыгин Г.И. Просветитель Сибири  100

Чепалов А.И. Жанрово-стилевая модификация спектаклей западноевропейского хореографического театра ХХ ст. 103

Петров П.М. Оправдание позы и жеста  108

Красимира Георгиева Филева-Русева Болгарские                                    фортепьянные миниатюры в европейской клавирной музыке                                                                                                               110

Габидулин О.В. Влияние клубного спорта на социализацию                студентов     115

Фурсова Е.Ф. Представления восточных славян Западной                   Сибири о природных явлениях в конце XIX - начале ХХ в.в. 119

Гергардт Ю.В. Основные подходы к изучению духовности               человека в воззрениях русских философов и просветителей............................................................................................................................. 129

Литвинова И.А. К вопросу об идентичности социокультурной              среды Российской Федерации по отношению к                                    соотечественникам, иммигрирующим в Российскую                                Федерацию из за рубежа. 135

МЕДИЦИНА И ЭКОЛОГИЯ: СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ    138

Казначеев В.П. Геронтология: наука или проблема?  138

Казначеев С.В., Молчанова Л.В., Абрамцова А.В Проблемные вопросы изучения процесса биологического старения человека и природы феномена старости. 147

Дмитриев А.Н. Экологическое качество геолого-геофизической                 и техногенной среды Новосибирска  163

Начаров Ю.В., Пахомова Ю.В., Гатин В.Р., Новоселов Я.Б.                   К вопросу изучения концентраций биометаллов при стрессорном повреждении миокарда крыс на фоне профилактического                   применения селективного энтеродоноросорбента  196

Образование как приоритетный фактор в                            развитии государства и общества   202

Егорычев А.М., Дайкер А.Ф., Гергадт Ю.В. Современное                  образование в развитии российской культуры и цивилизации............................................................................................................................. 202

Басаргина Е.В. Определяющая роль образования в сохранении национальных и этнических традиций             207

Костенко М.М. Профилактика наркотической зависимости                 молодежи в системе социализации российского общества  210

Репина О.Н. Формирование правовой культуры педагогов                  дошкольного образования как актуальная проблема                              современного образования......................................................................... 218

Ездакова Е.А. Игра как воспитание социально-значимых                    ценностей младших школьников  223

Дубинин С.Н. Влияние общения и взаимодействия ребенка с окружающей средой в процессе его развития и воспитания. 229

Бондаренко Ю.Я., Дайкер А.Ф. Педагогический аспект                    творческих заданий по философии и культурологии. 235

Яковлева М.Н., Яковлева Л.Н. Использование                                     информационных технологий в образовательной проектной деятельности – важный фактор повышения качества подготовки специалистов. 243

Смирнова Л.Н. Функции управления процессом развития                  речевой культуры студентов ВУЗов  247

Шумейко Т.С. Формирование эстетической культуры будущих учителей профессионального обучения  252

Муканова Б.И., Шалгимбекова А.Б. Образовательная                      политика в Казахстане на рубеже столетий (XIX-XX вв.) 257

Ким Н.П. О профессиональной компетентности специалиста в условиях модернизации высшей школы   262

Смаглий Т.И. Теоретические аспекты развития духовной                 культуры будущих учителей в условиях креативной                               образовательной среды   266

Саркисян Ш.В. Активизация учебной деятельности студентов в условиях кредитной системы обучения  271

Рамазанова Г.К. Гендерный подход в семейном воспитании  277

Подавец О.Д. Дидактические функции сети Интернет для                       предмета «Иностранный язык »  282

Пархоменко И.А. Педагогические аспекты обеспечения                      качества подготовки студентов к духовно-нравственному                    воспитанию младших школьников  285

Новиков В.Н., Ткаченко А.А. Из опыта рейтинговой оценки результата профессионально - педагогической практики студентов предвыпускных и выпускных курсов педагогических                            специальностей. 289

Назмутдинов Р.А. Исследования особенностей адаптации подростков с девиантным поведением   294

Клименко А.И. Стиль учебной деятельности студентов  300

Общество и общественные движения:                                 возрождение традиционной культуры    308

Турченко В.Н. Социология в Сибири и пути преодоления                       кризиса социологической науки            308

Манович В.Н., Миняйло А.П. Опыт и перспективы                         общественного движения украинцев в Новосибирской области  316

Фурсова Е.Ф., Голомянов А.И. О возрождении традиционной культуры и деятельности этнокультурных центров Сибири: материалы экспедиции «Славянский ход»  320

Визер В.Г., Калачкова Н.Ф. Совместное решение молодежных                              проблем: путь к успеху        324

Абсадыков А.А. Историческая личность - эпический герой – идеализированный хан (на примере исторических преданий                      ХYIII века) 326

Фабрика Ю.А. Мы были кровью и плотью России, ее                            продолжением в мире… (военное духовенство в русских              революциях) 330

 

 


11

 

Президиум Западно-Сибирского отделения Международной Славянской Академии наук, образования, искусств и культуры поздравляет народную артистку России, профессора консерватории, заведующую кафедрой сольного пения, Диденко Зинаиду Захаровну с юбилеем (70 лет со дня рождения, 40 лет артистической и педагогической деятельности),

Диденко Зинаида Захаровна родилась 22 апреля 1938 г. на Украине. После окончания Нижегородской (Горьковской) консерватории им. М.И. Глинки по классу Е.Г. Крестинского в 1965 г. начала творческую деятельность, как солистка Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. За 25 лет работы на сцене этого театра З.З. Диденко исполнила практически весь классический репертуар драматического сопрано, создала ряд ярких образов в операх ХХ в. К наиболее значимым работам принадлежат партии Купавы («Снегурочка» Н.Римского-Корсакова), Ярославны («Князь Игорь» А. Бородина), Дездемоны («Отелло» Дж. Верди), Наташи («Русалка» А. Даргомыжского), Донны Эльвиры («Дон Жуан» В. А. Моцарта), Леоноры («Трубадур» Дж. Верди), Елизаветы («Дон Карлос» Д. Верди), Леоноры («Фиделио» Л. Бетховена), Елены («Сицилийская вечерня» Дж. Верди), Манон («Манон Леско» Дж. Пуччини), Тоски («Тоска» Дж. Пуччини), Аиды («Аида» Дж. Верди), Лизы («Пиковая Дама» П. Чайковского), Татьяны («Евгений Онегин» П. Чайковского), Анны (Безродный зять» Т. Хреникова), Наташи («В Бурю» Т. Хренникова), Наташи («Тихий Дон» И. Дзержинского), Лизы Бричкиной («Зори здесь тихие» К. Молчанова) и др.

З.З. Диденко вела активную концертную деятельность, выступала в Новосибирской консерватории, филармонии, ЦДРИ (Москва), концертных залах Сибирского региона, осуществила много записей на телевидении  и радио. Ее жизни и творчеству посвящена книга Н.Э. Ереминой « Искусству вечное служенье»

В 1973 г. была удостоена почетного звания Заслуженной артистки Российской Федерации, в 1979 г. – Народной артистки Российской Федерации. Награждена орденом Почёта, рядом медалей и почетных грамот. Педагогическая деятельность З.З. Диденко началась в Новосибирском театральном училище, где она работала заведующей вокальным отделением с 1967 по 1976 гг. С 1974 г. работает на кафедре сольного пения НГК им. Глинки. С 1992 года возглавляет кафедру. С 1980 г – доцент, с 1990 г. – профессор НГК.

С 2000 г. Диденко З.З. возглавила Новосибирскую региональную организацию Всероссийского музыкального общества, курирует ее творческие вопросы, конкурсы, фестивали, семинары и конференции.

З.З. Диденко член совета по вокальному искусству при Министерстве культуры РФ. Периодически проводит мастер-классы в Москве, С.-Петербурге, Владивостоке, Улан-Удэ, Чебоксарах, Южной Корее.

Среди выпускников З.З. Диденко известные артисты, работающие в музыкальных театрах и филармониях России, Германии, Испании, Кореи и других стран. Многие выпускники являются победителями исполнительских конкурсов, удостоены почетных званий  – дипломанты и лауреаты международных конкурсов,  заслуженный артист республики Бурятия К. Буинов, народный артист РФ А. Выскрибенцев, засл. артисты РФ Т. Горбунова, О. Видеман, солисты оперы Л. Устюжанина, О. Бабкина, М. Ефанова, профессор Сеульского университета Чо Хе Рен, лауреаты всероссийских и международных конкурсов Т. Богданчикова, Т. Санникова, И. Чурилова и др.

                                                 

МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО, РОССИЯ, СИБИРЬ:

КУЛЬТУРНЫЕ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ.

 

Ноосферная Хартия Севера

 

(принята Первым Международным Ноосфермым Северным Форумом «Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке» 23 ноября 2007 года в Санкт-Петербурге, Россия)

 

I. Преамбула

1.1.   РУКОВОДСТВУЯСЬ императивом сохранения жизни на Земле, Биосферы как формы планетарной организации жизни и одновременно суперорганизма, являющейся основой жизни человечества на Земле,

1.2.   ИСХОДЯ из императива гармонизации отношений между Челове­чеством и Природой, перехода Биосферы в новое свое состояние — Ноосферу, в котором коллективный человеческий Разум выполняет гармонизирующую функцию, учитывающую действие гармонизирующих – гомеостатических механизмов Биосферы и планеты Земля, берет на себя Ответственность за сохранение Жизни на Земле,

1.3.   ИСХОДЯ из особой роли Севера, арктического сегмента Земли в эволюции Земли, Человечества и России, в глобальной безопасности челове­чества,

1.4.   ИСХОДЯ из становящейся новой научно-мировоззрен-ческой системы XXI века - Ноосферизма, развивающей учение о ноосфере В.И.Вернадского на основе нового синтеза достижений всех наук к началу XXI века,

1.5.   ИСХОДЯ из роли культуры, науки и образования, которую они должны сыграть в переходе на модель ноосферного - устойчивого, приро­досберегающего и природоохраняющего развития, в духовно-ноосферной ре­волюции человечества,

1.6.   ИСХОДЯ из необходимости спасения человечества от возможной экологической гибели человечества уже во второй половине XXI века в связи с тем, что оно, на рубеже ХХ-го и XXI-го веков, уже вступило в первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы, и Глобальный Экологический Кри­зис, несмотря на решения Международных Саммитов, организованных ООН, по устойчивому развитию в 1992 году в Рио-де-Жанейро и в 2002 году в Йоханненсбурге, продолжает углубляться,

1.7.   УЧАСТНИКИ Первого Международного Ноосферного Северного Форума, проведенного в Санкт-Петербурге,

ПРИНЯЛИ НООСФЕРНУЮ ХАРТИЮ СЕВЕРА,

задачей которой является ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА об особой роли Севера в сохранении жизни на Земле и в устойчивом развитии человечества и о тех опасностях, которое несет с собой его хозяйственное ос­воение, особенно связанное с добычей нефти и газа на шельфах Северного Ледовитого - Арктического океана, и ОЗНАКОМЛЕНИЕ человечества с не­обходимостью перехода человечества на ноосферную стратегию развития с опережающим становлением НООСФЕРЫ СЕВЕРА в XXI веке.

 

II. Север, Человечество и Россия в ноосферной парадигме развития в XXI веке

2.1. Человечество, Россия в его составе, вступило в Эпоху Великого Эволюционного Перелома. В этой Эпохе отразилось наступление Экологических Пределов прежним механизмам и доминирующим ценностям социальной эволюции и хозяйствования человека на Земле. В этой Эпохе проявилась необходимость перехода к новым механизмам развития и взаимоотношения с При­родой, которые в их совокупности составляют содержание «Ноосферы Будуще­го». «Ноосфера Будущего» - это новое состояние Биосферы, в котором коллек­тивный человеческий Разум, вооруженный Знаниями и новыми источниками Энергии, начинает выполнять свою социоприродную гармонизирующую функцию вместе с гармонизирующими: механизмами Биосферы и Земли как суперорганизмов. «Ноосфера Будущего» есть форма сохранения жизни человека, со­хранения человеческого Разума на Земле и обеспечения его Будущего.

2.2. Главное предназначение Эпохи Великого Эволюционного Перелома - вскрыть космическое, ноосферное предназначение человеческого ра­зума, создать условия для раскрытия творческих родовых сип человека. Это предназначение будет реализовано на основе управления динамической социоприродной гармонией, и соответственно эволюцией, на базе общест­венного интеллекта (коллективного разума) и образовательного общества, принципов социальной справедливости, глобальной ответственности за со­хранение жизни на Земле, примата общественной собственности над частной, примата плана, управления над рынком, примата духовных потребностей над материальными, примата созидания, творчества над потреблением.

2.3. Эпоха Великого Эволюционного Перелома разворачивается на фоне уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологической Ката­строфы, отражающей неадекватность рыночных форм хозяйствования человечества потребностям установления социоприродной гармонии.

Ее «измерениями» стали:

• резкое сокращение биологического разнообразия, доли нетронутой природы;

      катастрофическое сокращение доступной пресной воды на большинстве селительных (селитебных) территорий материковой земли вследствие высоких темпов ее потребления и загрязнения;

      резкое сокращение площадей плодородных почв и высокие темпы ее химизации, деградации, понижения плодородия (биопродуктивности);

      катастрофические темпы истребления боровых и хвойных лесов, важ­нейших поставщиков кислорода в атмосферу, на средних и высоких широтах;

      высокие темпы загрязнения поверхностных вод мировых океанов Земли и разрушение экосистем планктона;

      появление вирусов-носителей СПИДа, «птичьего гриппа» и возможных более опасных для жизни человека и для жизни домашних животных вирусов и микробов, как реакция Биосферы на усиливающееся антропогенное давление;

      возможно начавшийся уже процесс изменения сложившейся глобаль­ной структуры климата на Земле;

и другие.

Трагедия человеческого разума в его рыночно-потребительском ослеплении состоит в том, что увеличивается время запаздывания на творимые им раз­рушительные последствия в живом веществе Биосферы в гомеостазе Земли, Появилась «глобальная интеллектуальная черная дыра» как форма увеличи­вающегося разрыва между темпами осознания (научного исследования) разру­шительно-экологических результатов от рыночно-капиталистических форм хозяйствования и темпами нарастания их кумулятивного эффекта в виде уг­лубляющейся Глобальной Экологической Катастрофы.

Это означает, что от человеческого разума, ученых, деятелей культуры, религиозных деятелей, международных организаций, таких как ООН, ЮНЕ­СКО и других, требуется смелость мысли, сосредоточение интеллектуаль­ных, духовно-нравственных, экономических усилий на формировании стра­тегии выхода человечества из Экологического Тупика Истории.

2.4. Север, арктический сегмент Земли играет исключительную роль в эволюции Земли, Биосферы и Человечества. Его вслед за ВЛ. Казначеевым можно назвать «Северным Домом планеты». Этим назва­нием подчеркивается значение Севера для сохранения всей системы Жизни на Земле и жизни человечества в том числе. Данное значение проявляется;

           в полярно-глобальных гео-биосферно-эколого-социальных связях, к пониманию которых наука только-только подходит;

           в биологической стимулирующий роли циркумполярных территорий, в том числе через тысячелетний работающий «сезонный» (гелиобиологический) «маятник» передвижения птиц, животных то на Юг, то на Север, который выполняет какую-то мощную «очистительную», гомеостатическую функцию в суперорганизме Биосферы;

           в длиинопериодных циклах биотической регуляции в арктическом сегменте Биосферы, возможные нарушения которых тут же отзовутся «резо­нансным эхом» через систему гомеостатических связей на Биосфере в целом;

           в особой энергетической миссии Севера r целом в механизмах энергетического взаимодействия планеты Земля с Солнцем, солнечной системой и с Космосом в целом. Нарушение тонких механизмов в этой области вслед­ствие высокоэнергетического хозяйственно-разрушительного воздействия со стороны человечества может резко ускорить процесс экологической деграда­ции витального базиса человечества и Биосферы в целом;

           в особой климатообразующей роли Арктического океана для Земли в целом, связанной с воздействием на мировой климат через перенос морско­го льда и пресной воды в более низкие широты;

           в особой роли генома северных народов в общем геноме человече­ства, их социокультурного опыта природосберегающего хозяйствования в суровых условиях циркумполярных территорий, сохранения малых северных народов как планетарной ценности человечества для будущего устойчивого его развития;

           в императиве сохранения высокой доли нетронутой природы имен­но на Севере (свыше 90%) исходя из принципа, что чем меньше мощь их вос­становительного потенциала, тем большая доля нетронутой природы должна соблюдаться.

2.5. Россия, как евразийская, общинная цивилизация, самая «холод­ная» в мире, объединяющая в своем социокультурном, историческом синтезе и «Восток», и «Запад», территория которой на 70% может быть отнесена к территории Севера, как страна, имеющая наиболее вы­сокий уровень сохранности природы и соответственно биосферный по­тенциал самовосстановления, призвана стать инициатором перехода на ноосферную парадигму развития, образования и просвещения общества и выступить примером созидания ноосферных форм взаимодействия с Природой - именно на Севере, в Сибири и приполярных территориях.

 

III. Север: опасности XXI века.

 

Предупреждение

3.1. Север - приполярные материковые территории, районы вечной мерзлоты в Сибири, шельф Северного Ледовитого океана - является «ми­ровой кладовой» многих полезных ископаемых, особенно нефти и газа. По некоторым оценкам шельф Северного Ледовитого - Арктического океана та­ит в себе более 28% мировых запасов газа, значительные запасы нефти. По­этому уже развернулась геополитическая конкуренция среди приполярных стран мира за право контроля, исходя из международных норм, над этим шельфом.

Первый Международный Ноосферный Северный Форум предупреж­дает, что хозяйственное освоение северных территорий, шельфа Север­ного Ледовитого океана, несет в себе огромный риск биосферной катаст­рофы Севера, которая вызовет цепную реакцию необратимых последствий, негативных для сохранения жизни на Земле, в том числе для жизни человечества.

Поэтому на передний план выходит задача создания на уровне ООН и при­полярных стран Доктрины устойчивого ноосферного развития Арктики и системы жесткого экологического мониторинга за состоянием экосистем. Для решения этой задачи необходимо создать космический ноосферный мони­торинг северных экосистем на основе развертывания специальных орбитальных группировок в космическом пространстве Земли для таких целей.

3.2. Север играет важнейшую функцию в механизме устойчивого функционирования глобального климата. Явно просматривается связь трех катастрофических 2004 - 2007 годов для стран Северного полушария с ин­тенсивным таянием льдов в Северном Ледовитом океане и в Гренландии, с усиливающимся давлением холодных пресных вод на сложившуюся струк­туру Гольфстрима как океанического чтения, с явными нарушениями в логи­ке действия климатических факторов, в циклонально-антициклональных ат­мосферных структурах. Первый Международный Ноосферный Северный Форум считает, что необходимо введение мониторинга по всем параметрам гомеостатических механизмов Севера с широким оповещением его данных широ­кой общественности.

3.3. Особую опасность для судеб человечества (и России в его составе) несет недостаточное знание и понимание роли арктического сегмента в эволюции планеты Земля как целостного суперорганизма.

В настоящее время действует несколько гипотетических моделей, описы­вающих развитие Земли, в которых подчеркивается особое значение глобаль­ных стационарных электрических и магнитных полей Земли, имеющих форму диполя с силовыми линиями замкнутого контура токов, выходящих из Ан­тарктиды и входящими в Северный Ледовитый океан, а также пронизываю­щих Землю и его ядро с Севера на Юг. Возникают вопросы о специализации магнитных аномалий, связанных с месторождениями полезных ископаемых, в структурах распределения энергии и вещества в планетарной системе Земли.

Принцип «не навреди», который используется в лечебной практике врачей и приобретает планетарный масштаб по отношению к хозяйст­венной деятельности человека на Земле, несет в себе смысл предупреж­дения, чтобы мы, по неведению, внедрившись в планетарные механизмы передачи энергии и вещества, в которых Север имеет огромное системо­образующее значение, не навредили бы гомеостатическим механизмам Земли и таким образом себе, человечеству.

3.4. Не менее опасными являются нарушения процессов биотической регуляции в арктическом сегменте Биосферы, расконсервации огромных запасов метана в болотах Западной Сибири, необратимых изменений в «хрупких» экосистемах (биогеоцензах) тундры и северной тайги. Опасность состоит в том, что мы не разобрались в суперсложном гомеостатическом ме­ханизме Биосферы, но продолжаем наступление на последние остатки нетро­нутой природы. К северному сегменту Биосферы эта oценкa имеет еще большее отношение. К приполярным территориям, к Биосфере Севера в це­лом должен применяться норматив - «90% нетронутой природы».

3.5. Коренные народы Севера за долгую историю своей жизни в припо­лярных и заполярных территориях создали экосообразные культуру и нравственность, космическое мировоззрение, коллективистско-общинные формы жизни и природосохраняющие формы хозяйствования. Проблема сохранения малых народов Севера, их генома – это важнейшая проблема ноосферного – устойчивого развития России и человечества в XXI веке.

Государственная политика, лишающая народы, население Севера на ос­нове рыночных подходов исконных земель промысла и оленьих пастбищ, за­бирающих у них природную ренту, де-факто превращается в политику их ге­ноцида. Рынок, рыночные механизмы хозяйствования, привносимые с Юга на Север, с доминированием технократического подхода, являются не при­емлемыми для хозяйства па Севере и в Сибири, становятся природоразру-шающими, лишающими северные народы их исконного витального базиса.

Экология Севера начинается с экологии северных народов, людей, живущих на Севере.

 

IV. Арктический взгляд на устойчивое развитие России

и Человечества

4.1. Устойчивое развитие Человечества и России в XXI веке воз­можно только в форме единственной модели - управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательно­го общества.

Её обеспечение связано с ноосферноориентированным синтезом всех на­учных знаний - Ноосфсризмом.

Ноосферизм как система знаний приобретает два смысла:

          смысл научно-мировоззренческой системы XXI века, отражающей в себе идеал будущей гармонии во взаимоотношениях человечества с Биосфе­рой и планетой Земля как суперорганизмами - «планетным Домом бытия человечества»;

          смысл будущей «эпохи социоприродной гармонии», как целевого состояния Эпохи Великого Эволюционного Перелома.

Ноосферизм как состояние устойчивого, ноосферного развития чело­вечества есть Ноосферный, Экологический, Духовный Социализм, т.е. такая организация «общества социальной справедливости», в которой целостные народы-общества, целостное человечество, при сохранении своего внутреннего разнообразия, образуют гармоническое единство с целостной природой, спасают себя, на основе коллективного Разума, от зкологической гибели на Земле.

4.2. «Ноосфера Будущего», как состояние гармонии взаимодействия в системе «Человечество - Биосфера - Земля», требует создания ноосфер­ного образовательного общества. Это общество будет ноосферным, по­скольку будет опираться на ноосферные формы хозяйствования и ноосферный технологический базис. Оно является образовательным, поскольку в нем обра­зование становится «базисом базиса» духовного и материального воспроиз­водства, главным механизмом обеспечения устойчивого развития. Его законом является опережающее развитие качества человека, качества общественного интеллекта, качества образовательных систем в обществе, ограничение и по­следующие исключение из жизни человечества социального паразитизма.

Ноосферное образовательное общество на Земле уже находится в стадии становления. Его миссией становится «человеческая революция», о которой писал первый директор Римского клуба А.Печчеи. Эта «революция» направ­лена на создание духовного, всесторонне, целостно-развитого, гармоничного человека, вооруженною всеми знаниями, которое выработало человечество, -человека, решающего сверхсложную задачу гармонизации своего бытия и сво­его хозяйства с действующими ограничениями со стороны гомеостатических механизмов Биосферы и Земля.

4.3. Человечество и Россия пока продолжают находиться в логике растущей дисгармоничности своего развития, что и отразилось в первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы.

Императив перехода к ноосферному – устойчивому развитию, в фор­ме Ноосферизма - управляемой социоприродной гармонии, должен реализовываться в первую очередь с Севера. Где, как не на Севере должны быть, в первую очередь, реализованы механизмы гармоничного, ноосфер­ного развития?

Поэтому арктический взгляд на устойчивое развитие России и человече­ства есть взгляд иа проблему реализации ноосферного развития через призму Севера, через призму решения экологических проблем Севера и сохранения витального базиса народов Севера, сохранения его хрупких экоценозов.

4.4. Первый Ноосферный Форум заявляет:

Севером будет проверяться дееспособность человечества к решению проблем устойчивого развития, Севером будет проверяться качество че­ловеческого разума, его способность и воля к выходу из первой фазы Гло­бальной Экологической Катастрофы.

4.5. Ноосферное развитие Человечества и России должно начинать­ся с ноосферного развития Севера, с создания ноосферного образования для народов Севера, бережно относящегося к их зко-культурным тради­циям, сохраняющим позитивную демографическую динамику.

4.6. Для России, на которую приходится 60% береговой линии, при­мыкающей к Северному Ледовитому океану, ноосферное развитие север­ных и сибирских территорий особенно важно.

Необходимо глубокое понимание мысли М.В.Ломоносова, что благопо­лучие России будет прирастать Севером и Сибирью.

Нужны целевые программы на федеральном уровне по ноосферному раз­витию народов и населения Севера, по созданию системы образования для народов Севера на северных территориях, там, где живут и хозяйствуют люди:

          развития науки па проблемам Севера, вечной мерзлоты, монито­ринга, экологической экспертизы, развития полярных ботаники, биологии, почвоведения, болотоведения, климатологии, озероведения;

          создания, развития и расширения ноосферных эко-зкономических систем Севера;

          создания и развития полярных ноосферных транспортных (на базе новых видов транспорта - струнного, экранопланов-амфибий, комбини­рованных летательных аппаратов на принципах самолетов и дирижаблей, вертолетов и дирижаблей и др.) и технологических систем.

4.7. Россия, как родина учения о ноосфере В.И.Вернадского, должна первой показать пример переходи к ноосферном развитию Российского Севера. Все приполярные страны должны создать национальные ноосферные модели ноосферного развития, сохраняющие специфику различия нацио­нальных культур и биологического разнообразия.

 

V. Север - поле сотрудничества и кооперации, а не

геополитической конкуренции

5.1. Будущее человечества связано не с законом конкуренции и меха­низмом рынка, а с законом кооперации и механизмами планирования и управления.

Выкарабкаться из «пропасти экологической гибели» человечество смо­жет только на основе коллективистских усилий и сохранения богатства раз­нообразия культур, языков, особенностей хозяйствования в разных ландшаф-тах и географических условиях, разнообразия этносов.

Императив спасения человечества от неминуемой экологической гибели в XXI веке (на сложившихся ценностях индивидуалистических форм поведе­ния и доминирования мотивации конкуренции и обогащения) есть императив перехода к доминированию закона кооперации, солидарности, сотрудничест­ва, взаимопомощи, духа любви и добротолюбия.

Ноосферное общество есть общество, построенное на коопериро­ванных формах хозяйствования и взаимодействия.

Ноосферное развитие человечества возможно только на основе действия закона кооперации. Конкуренция и капиталистическая частная собственность формируют социальный паразитизм, усиливают неустойчивость развития и ускоряют сползание человечества в пропасть Глобальной Экологической Ка­тастрофы.

5.2. Север – это полигон испытания способностей человечества к сотрудничеству, к кооперации всех стран и народов мира, и в первую оче­редь приполярных стран мира — Канады, Норвегии, Швеции, России, США, Дании (Гренландии), Исландии.

Ноосфера Севера - такое состояние северного сегмента Биосферы, в ко­тором человечество, страны и народы мира, их коллективный разум, способ­ны обеспечить его гармоничную эволюцию, сохранить его гомеостатические механизмы, в том числе существующие геохимические кругообороты и кон­туры биотической регуляции.

5.3. Геополитическая борьба за господство над добычей нефти и газа па шельфах Северного Ледовитого океана, за контроль над Северным Морским путем, включая использование «экологического империализма», только ускорит возможные эколого-разрушительные последствия для арктических экосистем.

Сотрудничество, поиск взаимопонимания, уважение прав северных на­родов на счастливую жизнь и прогрессивное социальное развитие на основе использования природной ренты, уважение суверенитетов государств - прин­ципы ноосферного - устойчивого развития Севера.

 

VI. Человек, Север и Живая Земля

6.1.   Решить проблемы Севера, организовать ноосферную экономику и ноосферное хозяйство в пространстве северного сегмента Биосферы, и на этой основе обеспечить роль Севера, как основания прогрессивной эволюции человечества на планете Земля, может только духовный, ноосферный че­ловек, для которого Земля и Биосфера являются живыми, и который по­нимает и реализует свою ответственность перед всем живым на Земле.

6.2.   Вопрос о всеоживленности Космоса, Солнечной системы, пла­неты Земля остается гипотетическим. Поэтому принимается презумп­ция всеоживленпости Космоса и на ее основе гипотеза Живой Земли, потому что именно такая презумпция позволяет организовать так духовный мир человека и выстроить систему ноосферной морали и нравственности, что они позволят человеку правильно осознать свою миссию на Земле и обеспе­чить ноосферное устойчивое развитие, исходящее из уважения потребно­стей Земли и Биосферы, как «планетарного Дома» человека.

Особое большое значение имеет требование сохранения чистой пресной воды в реках и озерах, а также в подземных хранилищах Земли. Мы все боль­ше получаем данных, что вода обладает признаками информационной систе­мы Земли и может сыграть большую роль, при соответствующем экологическом отношении к ней, в подъеме здоровья человечества и спасения его от экологической гибели.

6.3. Северные народы всегда демонстрировали высочайшую духовность и бережное отношение к Северной Природе – их Дому, «Презумп­ция всеоживленности Космоса» всегда присутствовала в их мифах, ска­заниях, в системах этики, в хозяйственном отношении к Природе.

Поэтому народная культура подготовила эти народы наиболее к воспри­ятию ноосферных форм хозяйствования И образования. Необходимо инсти­туциональное закрепление перехода северных народов на ноосфсрный образ жизни и ноосфсрное хозяйствование.

6.4. Земля как живая планета обладает своими «зонами чувстви­тельности», в которых наиболее проявляются резонансные энергоин­формационные связи с «центром Земли» и с Космосом.

Север - одна из таких «зон чувствительности» Земли, в которой дейст­вует энергоинформационная связь с Солнцем.

Человечеству, его коллективному разуму в глобальной экологической стратегии необходимо исходить из этой роли Севера.

6.5.   Ноосферная стратегия развитая Севера, в целом планеты Земля и Человечества в единстве с ним, требует перехода Человечества и Рос­сии к ноосферному образованию, к высшему приоритету развития обра­зования и науки.

6.6.   Духовный, ноосфернып человек XXI века - это образованный че­ловек, с высшим образованием, вооруженный современной научной карти­ной мира человек, который способен помочь Биосфере вернуться к устойчи­вости развития, это человек с новым, холистическим мышлением, способст­вующим единству действий всех народов и государств в решении ликвида­ции проблемы экологической катастрофы и выживания человечества.

6.7.   Ноосферный человек понимает ограничения хозяйственной ем­кости северных территорий и не нарушает их.

Задача системы образования в приполярных странах - в становлении та­кого ноосферного, духовною человека, создающего механизмы, сохраняю­щие природу Севера.

Необходимо учитывать в образовании народов Севера их культурно-физиологические особенности, позволяющие воспитать гармоничного, все­сторонне развитого человека.

 

VII. Заявление

7.1. Первый Международный Ноосферный Северный Форум заявляет, что Эпоха Великого Эволюционного Перелама есть начало Новой Истоpuu на основе действия Закона Кооперации, руководящей роли Общест­венного Интеллекта (Совокупного Разума), управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, т.е. эпоха Ноосферизма

7.2.   В этой логике необходимо создание Ноосферы Севера, обеспечи­вающей гармонизацию взаимодействия человека с Природой Севера, под­держивающей его глобальную гармонизирующую функцию в общем гомеостазисе Земли и Биосферы.

7.3.   Первый Международный Ноосферный Северный Форум призыва­ет все международные организации и человечество в целом к сбережению глобальной экосистемы Севера как базиса эволюции всей Биосферы и Зем­ли в целом.

7.4.   Человечество спасет Любовь к Природе, к Биосфере, к Планете Земля - своей эволюционной колыбели.

Земля, Природа многие тысячелетия пестовали человеческий разум. И, наконец, наступили его «роды». И как любые «роды», они смертельно опас­ны. Эволюция поставила человеческому разуму «экологический тест», прой­дя который он или погибнет, или возродится в новом качестве - духовно-экологическом, ноосферном.

Экологическая проблема Севера - часть этого «экологического тес­та».

Будем же достойны этого Великого испытания, будем же достойны призыва к Разуму. Человеческий Разум тестируется Севером, начинается с установления гармонии с «Северным Домом Планеты»!

 

«Ноосферная Хартия Севера» принята единогласно на пленарном засе­дании Первого Международного Ноосферного Северного Форума «Поосферизм: Арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке» 23 ноября 2007 года.

Председатель Первого Международ­ного Ноосферного Северного Форума Александр Иванович Субетто.

 

 

Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества

А.И. Субетто д.ф.н., д.э.н, к.тех.н, проф. ,

г. С.-Петербург

 

«Могущество России будет

прирастать Сибирью и Севером»

                   М.В. Ломоносов

 

1.Что же происходит с человечеством в пространстве Биосферы? Северный меморандум В.П.Казначеева. Эпоха Великого Эволюционного Перелома.

 

Первый Ноосферный Северный Форум призван обсудить роль Севера, арктического сегмента Земли в решении вопросов устойчивого развития человечества и России в XXI веке.

Думаю, что эта роль Севера недооценивается, причем опасно недо­оценивается с точки зрения выживаемости человечества в XXI веке, вы­хода из состояния уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологи­ческой Катастрофы.

Сложность обсуждаемой проблемы состоит в том, что проблема роли Севера, а правильнее - арктического сегмента Земли, северной части крио-сферы в гомеостатических механизмах Земли как суперорганизма и Биосфе­ры является многоаспектной, многослойной. Она требует синтеза знаний о механизмах функционирования и развития Земли как целостной суперсисте­мы организмического типа, знаний о механизмах функционирования и разви­тия Биосферы и знаний о законах, механизмах функционирования и развития человечества как хозяйствующего, природопользующего «агента» на Земле, чья деятельность превратилась в энергетический фактор, преобразовательная мощь которого приобрела глобальный масштаб, приблизившийся к пределам этих гомеостатических механизмов.

Впервые, очевидно, приблизился к оценке Земли и Биосферы как супер­организмов в своем учении о биосфере и ноосфере В.И.Вернадский в период с 1916 по 1945гг. [1, 2, 12, 13]. В 70-х годах ХХ-го века, не зная работ В.И.Вернадского, гипотезу живой Земли выдвигает английский ученый и инженер Джеймс Лавлок, назвав планетную систему Земли вместе с засе­ляющими ее живыми организмами Геей (Gaia) по имени древнегреческой бо­гини Земли [15, с. 182; 16]. А.Б.Казанский, используя концепцию Дж. Лавлока и теорию аутопоэзиса У.Матураны и Ф.Варелы, ставит вопрос об идентификации «Биосферы и Геи» (здесь он условно считает их сино­нимами) как самопродуцирующейся, аутопоэтической системе («аутопо-эзис» - самопродуцирование, термин составленный из 2-х слов древнегрече­ского происхождения: «auto» - «сам» и «poiesis» - «строить, творить, произ­водить») [15, с.183 - 187]. Параллельно и независимо от Дж. Лавлока к гипо­тезе «живой Земли» уже в 70-х годах приходит И.Н.Яницкий [17]. Он дока­зывает, основываясь на геофизических многолетних исследованиях, что для Земли характерно «негэнтропийное развитие» с повышением ее массы и ор­ганизации, которое связано в его оценке с «эфиродинамикой» [17, с.26].

В его выводах, обращенных к человеческому разуму, звучит импера­тив: прикладные «практические задачи (в том числе и социальные) целесо­образно развивать только с позиций соподчиненности интеллектуального уровня человека вышестоящему уровню всесильной природы. При этом, ни о каких программах «завоевания Космоса», «управляемого полета на Марс» и др. до получения реальных знаний о строении вмещающего нас Мира речи не может быть вообще» [17, с.26].

Тем более это звучит актуально, когда мы затрагиваем вопрос о роли арктического сегмента Земли, Биосферы в действии их гомеостатических механизмов. А все данные свидетельствуют, что эта роль исклю­чительно велика.

Г.Н. Голубев на основе своих исследований по глобальной экологии пи­шет, что «парадигма экономического роста поощряет деградацию природ­ных ресурсов». «Человечество уже не может продолжать ту же стра­тегию бесконтрольного и бездумного использования экосферы, поскольку существуют пределы ее гомеостазиса», - замечает он и формулирует поня­тие о «несущей способности (потенциальной емкости) территории» как оп­ределенной экосистемы [15, с.132, 133] (выдел, мною, С.А.). Имеется в виду «несущая способность» экосистемы для жизнедеятельности людей. Понят­но, что «несущая способность» экосистем на северных территориях для обеспечения жизнедеятельности людей на несколько порядков меньше, чем в умеренных и приэкваториальных широтах. И здесь процессы дегра­дации, да еще в условиях первой фазы Глобальной Экологической Ката­строфы, могут стать мощным ускорителем экологической гибели чело­вечества.

Поэтому в условиях, когда обозначились Пределы прежним механизмам цивилизационного развития в форме уже состоявшейся первой фазы Глобаль­ной Экологической Катастрофы, особенно важно создать систему мероприя­тий по сохранению определенного экологического равновесия именно на Се­вере, в Арктике, в арктическом сегменте Биосферы. Причем это касается не только уникальных и хрупких высокоширотных биогеоценозов, биосфер­ных систем, геосистем, например, Северного Ледовитого океана, сложив­шейся криосферы, но и сложившихся форм жизнедеятельности народов Се­вера, в которых главенствовала культурно-гармоническая функция, трепет­ное отношение к делу сохранения природной среды их жизнедеятельности.

В.П. Казначеев подчеркнул особое значение сохранения генома север­ных этносов, поскольку в нем, в их культуре, накопился «огромный жизнен­ный опыт, генетическая, биологическая концентрация... эврибионтности, необходимая приспособительностъ к приполярным зонам, не только темпе­ратурным, пищевым, биологическим, но и электромагнитным, геокосмиче­ским особенностям экологии» [19, с.91]. И далее В.П.Казначеев ставит этот вопрос - как «проблему номер один XXI века» и утверждает:

           «...все этносы сохранившиеся к концу XX столетия являются резервом, обязательным условием сохранения и выживания всего челове­чества на планете Земле»;

           «Народы приполярных территорий Европы, Азии и Америки яв­ляются важнейшим звеном, необходимым для сохранения будущего, об­щего генетического, эпигеномного, культурного, исторического объемаобобщенного исторического богатства человечества, которое и обеспе­чивает его дальнейшее процветание»;

           «Сбрасываемые сегодня отходы в воздушное пространство, в речные бассейны, текущие на север в европейском, азиатском и амери­канском континентах, постепенно засоряют воздушное пространство и Ледовитый океан и все более и более затормаживают процессы возможной рекреации. В северных шапках Арктики и южных полюсов естест­венно-природные циклы замедлены относительно экваториальных и южных широт почти в 1000 раз. Вследствие этого заторможенная ре­акция накапливающихся от средних и южных широт отбросов на приполярных территориях приведет к постепенному удушению, гибели среднеширотных и южно-широтных территорий планеты. Значит, хо­тим мы того или не хотим, планета действительно живет и дышит Северным домом. Именно от него зависит в будущем выживание средних, южных и экваториальных широт, то есть всего космического тела пла­неты Земля» [19, с. 91, 92].

В.П.Казначеев показывает и предупреждает, что «человечество посте­пенно нарушает, вносит необратимые изменения, «шумы» в два гигантских экологических, геокосмических коллектора планеты (мое замечание: имеется ввиду территория Арктики и Антарктики, северный и южный географиче­ские и магнитные полюса). И если эти незаменимые рекреационные зоны будут забыты, нарушены, то дальнейшая гибель планеты неминуема, либо потребуется колоссальное вмешательство человечества для их вос­становления. Такого положительного опыта у человечества нет, а нега­тивного в его истории очень много» [19, с.92]. Он выстраивает интересную модель-гипотезу в форме следующего утверждения: «Биосферный чехол пла­неты каждую весну распространяется в приполярные зоны. В короткий летний вегетационный период он наполняется миграциями птиц и живот­ных. На зиму биосферный чехол деградирует, но часть его вещества из се­верных и южных приполярных шапок перемещается в средние и экватори­альные широты. Приполярные зоны могут считаться своеобразным ис­точником «планетарных» гормонов, факторов роста и стимуляции, ко­торые постепенно от вечно мерзлотных грунтов движутся на юг и та­ким образом биохимически стимулируют, вносят очень важный эпигеномный или генетический компонент в выживание и сохранение всего биосферного чехла» [19, с.92] (выдел, мною, С.А.).

Я назову эти утверждения В.П.Казначеева, опубликованный в моногра­фии «Здоровье нации. Просвещение. Образование» в 1996 году, «Северным меморандумом В.П.Казначеева». В итоговом положении этого казначеевского меморандума звучит предупреждение человечеству по поводу роли Севера в его будущей судьбе: «Суммируя все сказанное, можно заключить, что в своей эволюции человечество все более ощущает зависимость вы­живания или своей гибели от северных и южных приполярных террито­рий планеты. Таким образом, проблема Северного Дома планеты - это, несомненно, величайшая экологическая, социальная, геокосмическая про­блема XXI века» [19, с.93].

Таким образом, «Северный меморандум В.П.Казначеева» подчеркива­ет исключительную роль в системе гомеостатических механизмов Зем­ли и Биосферы «Северного Дома планеты». Подчеркну, что в условиях уже разворачивающихся глобально-катастрофических процессов по отношению к экосистемам Земли, это утверждение В.П.Казначеева только обостряется, приобретает императивный характер.

Особое место этот «Северный меморандум» занимает в общей проблеме устойчивого ноосферного развития, когда мы начинаем рассматривать взаи­мосвязь планетного тела Земли с Солнечной системой, действующими на нее потоками вещества и энергии, идущими от Солнца и Космоса.

Следует согласиться с мыслью В.П.Казначеева: «Понять сущность жизни, живого планетарного вещества, его разумной формы человечества, человека, рассматривая лишь изолированное пространство Земли, видимо, не удастся. Земная жизнь неотрывна от космических процессов, включена во всеединство мирового целого (универсума). Пути прогресса человечества, так же как сопровождающие его жизнь противоречия, напряженность, катастрофы, могут быть постигнуты и подвергнуты регулированию толь­ко на основе широкого понимания антропокосмического характера социаль­но-природной эволюции человека, его перспектив» [18, с.41].

Это же положение отражено в «Меморандуме Вернадского - Чижев­ского» или «Космическом меморандуме организованности живого миро­здания» (по И.Ф.Малову и В.А.Фролову [19, с.66-75]), по которому и Вер­надским, и Чижевским утверждается роль гелиокосмических сил в развитии структурной организации и Земли, и Биосферы [20, с. 19].

Складывающуюся глобальную ситуацию можно назвать Эпохой Вели­кого Эволюционного Перелома. Она означает, что первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы определила некий переходной рубеж в соци­альной эволюции человечества, требующей смены самих «логик» такой эво­люции. В моей оценке эта Эпоха Великого Эволюционного Перелома есть переход от стихийной логики развития методом проб и ошибок («спонтанной истории» по З.Бжезинскому, который просил коммунистов в СССР в 1989 году ее не трогать, отказаться от планирования и отдаться якобы саморегу­лирующей силе рынка и истории на его основе) к управляемой истории, но уже в виде управляемой социоприродной (социобиосферной) или ноосфер-ной эволюции. Вот эту эпоху будущей ноосферной эволюции, которая долж­на реализовать императив выживаемости человечества, и синтез наук, кото­рый обеспечивает научные основания для такого управления, учитывающего действующие геобиосферные гомеостатические механизмы, я назвал Ноосферизмом.

Поэтому Эпоха Великого Эволюционного Перелома в самом «векторе трансформации» имеет ноосферную направленность.

Вот почему Первый Ноосферный Северный Форум имеет в своем назва­нии сочетание атрибутов «Ноосферный» и «Северный».

В монографии «Эпоха Великого эволюционного Перелома» (2007) мною отмечалось: «Это эпоха «ноосферно-человеческой революции», это эпоха становления Социализма на Земле - не только как справедливого обще­ства для людей, но и как справедливого общества для Биосферы и Земли-Геи как суперорганизмов. Это еще надо осознать. Бунтует против капи­тализма не только сам человек, спасающий свою человечность, но и сама Природа - Биосфера и Земля-Гея, в рамках действия своих гомеостати­ческих механизмов (законов)» [14, с.8].

Позитивное решение утверждений «Северного меморандума В.П.Казначеева» возможно только в системе ноосферного бытия.

Ноосфератермин, введенный Э.Леруа под воздействием лекций В.И.Вернадского по биосфере в Париже. Но научное наполнение этого терми­на, его превращение в научную категорию было выполнено В.И.Вернадским, создавшим за 20 лет к 1945 году, учение о ноосфере, и этим самым совершив научный и духовный подвиг, которым может гордиться Россия.

Мною эксплицировано 8-мь основных смыслов категории «ноосфера» [3, 8]. Здесь выделим один важнейший смысл этой категории: ноосфера - это биосфера, ассимилированная человеческим разумом; это новое со­стояние биосферы, в котором человеческий разум, совокупный интел­лект человечества (общественный интеллект) встраивается в гомео­статические механизмы и начинает участвовать в биосферно-гармонизирующих процессах в рамках логики «развивающейся гармонии» (по В.Н.Сагатовскому).

Роль северного сегмента Биосферы в гомеостазе будущей Ноосферы трудно переоценить. Создание научных, духовно-культурных, правовых, экономико-хозяйственных, этнологических основ для обеспечения сохране­ния гомеостатической функции Севера в общей логике устойчивого развития человечества в единстве с системой «Земля - Биосфера» и призван обеспе­чить Ноосферизм в той своей части, которая касается проблем Севера.

Уже полученные статьи на Форум, которые представлены в этой книге, по моей оценке, показывают, что это призвание Форума уже реа­лизуется. По крайней мере, начало научного движения в этом направле­нии состоялось. На Форум выносятся следующие вопросы для обсуждения, диалога и дискуссии:

1.    Ноосферизм как научно-мировоззренческая, теоретическая и идеологическая система в XXI веке и одновременно как модель будущего гармонического развития человечества.

2.    Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения и ее «вектор» в сторону экспликации модели «ноосферы будущего».

3.    Ноосферный гуманизм и проблемы его «полярного» измерения.

4.    Роль арктических регионов в обеспечении гомеостаза Биосферы и Ноосферы.

5.    Проблема сохранения генома северных народов как условия прогрессивного развития человечества.

6.    Глобальная экология арктического сегмента Земли и ее место в общей глобальной экологии.

7.    Особенности хозяйствования в суровых условиях Севера через призму становления ноосферной экономики.

8.    Геологическая экология Севера России, Скандинавии и Канады.

9.    Климатология Севера и ее место в ноосферном развитии человечества в XXI веке.

10.Ноосферный контекст проблемы добычи полезных ископаемых на северных территориях, включая шельф Северного-Ледовитого океана.

11.Этнология народов Севера через призму концепции ноосферного образовательного общества.

12.Образование народов Севера через призму концепции ноосферного образовательного общества.

13.Структура и функция полярной экосистемы в пространстве и времени.

14.Полярно-глобальные гео-биосферно-экосоциальные связи.

15.Место и роль ледяных масс Земли в гомеостатических механизмах
современного режима устойчивого развития.

16.Управление социоприродной гармонией в северных районах: специ­фика, опыт, проблемы, теория.

17. Ноосферное «измерение» культурных и хозяйственных традиций на­родов Севера.

18.  Проблемы местного самоуправления в северных регионах.

19.  Трофическая структура полярного морского и наземного разнообразия.

20. Опасности потепления климата для районов вечной мерзлоты: про­гнозы, ожидания, будущие технологии.

22.  Север как хранилище ископаемой пресной воды. Проблемы его хозяйственного освоения Перспективы принципиально новых решений в формировании энер­гетической и транспортной инфраструктуры на Севере.

23.  Качество образования в контексте задач образования для населения арктических регионов.

24.  Проблемы ноосферной нравственности.

25.  Полярная наука в системе Ноосферизма.

26.  Гелиобиология в контексте солнечных процессов в полярных климатах

27.  Полярно-ноосферное человековедение. Полярные особенности филогенетических и онтогенетических адаптации.

28.  Полярная медицина и проблемы здоровья народов Севера и Сибири.

29.  Концепция закона энергетической стоимости и его значение для экономики северных районов.

30.  Психология и педагогика народов Севера через призму задач станов­ления «Ноосферы будущего».

31.  Арктические территории России в системе ее Национальной безо­пасности.

32.  Проблемы малых народов Севера.

Как следует из списка вопросов, речь идет о Форуме как коллективной форме «мозгового штурма» по раскрытию системного, целостного подхода к синтезу научных знаний о роли «Северного Дома планеты Земля» в меха­низмах устойчивого развития ноосферы, ноосферного человечества.

К этому подвигает нас нарастающая неадекватность человеческого разума, культуры, образования, политического истеблишмента стран мира тем реалиям, в которых оказалось человечество. Развивающаяся первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы только индикатирует эту неадекватность.

Л.К.Фионова в статье «Образ потопа» (2007) показывает, что человече­ство в последние 3 года уже де-факто находится в состоянии катастрофиче­ских изменений климата. Подзаголовок этой статьи «Глобальная экологиче­ская катастрофа - приговор капитализму» [21] красноречиво свидетель­ствует о признании рядом ведущих специалистов страшной правды - уже развертывающейся глобальной экологической катастрофы, главным призна­ком которой по Л.К.Фионовой становится глобальное потепление. Она пока­зывает, что «для удержания своего господства в мире» ТНК «широко ис­пользуют ложь, двойные стандарты и насилие», «пресекают перспектив­ные научные разработки, в том числе разработки альтернативных источ­ников энергии]. Л.К.Фионова предупреждает: «осознание катастрофы происходит, но достаточно медленно» (выдел, мною, С.А.) .

А.П.Федотов в работе «Глобалистика: Начала науки о современном мире» (2002) [22] сконструировал систему обобщенных параметров мира, через призму анализа динамики которых приходит к выводам, близким к мо­им, подтверждая коллапс мира в промежуток времени - 2020 - 2030гт., что совпадает с предсказанием Медоузов [23]. Причем он выделил две законо­мерности. Первая закономерность отражает нарастание катастрофических последствий в поведении «индекса устойчивости», приводящее к коллапсу между человечеством и Биосферой в 2020 - 2030гг., что соответствует про­явлению Большой Логики Социоприродной эволюции (БЛСЭ). А вторая за­кономерность выражает собой, уже в моей терминологии, Внутреннюю Ло­гику Социального Развития (ВЛСР), характеризует рост «индекса социально-экономической дисгармонии», и приводит по прогнозу А.П.Федотова к «кульминационной точке взрыва истории» в 2020 - 2025гг. [22, с.116, 117]. А.П.Федотов восклицает по этому поводу: «поразительно совпадение во времени критических моментов истории, характеризующее глубокую связь и точную синхронность обоих типов взаимодействий» [22, с.117]. И на основе этого он приходит к выводам [22, с. 124]:

1.     Об исчерпании капитализмом своего исторического ресурса

2.     О необходимости решения проблемы «преобразования биосферы в ноосферу, сформулированной В.И.Вернадским», которая становится в нынешнем XXI веке «проблемой конструирования и обновления Земной ноосферной цивилизации»

3.     О необходимости перехода к экологическому социализму как оптимальной и реальной эколого-социально-экономической системе первой половины XXI века.

Аналогичные выводы формулируются в работах Н.Н.Лукъянчикова, В.Н.Василенко и др.

К этому следует добавить, что загрязнение Арктического бассейна уже началось и темпы роста этого загрязнения, по мере обращения мировой капиталократии своих алчных взоров на этот лакомый кусок мирового ресурс­ного пирога и начала его потребления, увеличиваются по экспоненте. Уже, если вести речь об акваториях, примыкающих к берегам России, фиксируют­ся большие загрязнения Баренцева и Карского моря, при достаточно малом потенциале экосистем этих морей к самоочищению [24].

Особое значение в проблеме устойчивого развития экосистем Севера принадлежит России. Ее территория захватывает более 60% северного сегмента Биосферы.

К.Я.Кондратьев, В.Ф.Крапивин, Г.В.Филлипс справедливо в [24, с.7] предупреждают человечество, в том числе российское сообщество: «Далнейшее воздействие на хрупкие арктические экосистемы приведет к от­рицательным последствиям, масштабность которого может достичь глобального уровня. Поэтому проблема развития северных территорий, особенно в России, требует проведения тщательного анализа динамики всех типов экосистем, формирования базы данных об их состоянии и разработки эффективных путей согласованного развития природных и антропогенных процессов» (выдел, мною, С.А.).

Россия по М.В.Ломоносову прирастает Сибирью и Севером.

Россия - самая холодная цивилизация в мире, с самой большой территорией, расположенной на высоких широтах, с большим хронотопом бытия. Россия дала миру впервые в истории великий прорыв к социализму в 1917 году и в течение почти 75 лет шла по пути строительства социализма, открыв миру новые основания человеческого бытия, когда труд стал делом славы и героизма, когда наука, образование, культура заняли высший приоритет в развитии общества и человека.

Наш Форум проходит в момент 90-летней годовщины Великой Ок­тябрьской социалистической революции. И ее уроки, как и уроки совет­ской социалистической истории России-СССР, как никогда, в свете действия ноосферного и социалистического императивов перехода к устой­чивому развитию, должны быть востребованы.

Но Россия стала родиной не только первого социалистического общест­ва, но и родиной учения о ноосфере В.И.Вернадского, становящейся научно-мировоззренческой системы Ноосферизма и соответственно Ноосферного, Экологического, Духовного Социализма.

Наступило время мобилизации научного разума, мобилизации честных сил нации и культуры, всех честных людей мира на предотвращение надвигающейся опасности возможной экологической гибели человечества. А.Гор, бывший вице-президент США, еще в начале 90-х годов в своей книге «Земля на чаше весов. Экология и человеческий дух» пришел к неутешительным для Западной, рыночно-капиталистической цивилизации выводам:

       «...все это свидетельство духовного кризиса современной цивилизации, порожденного ее внутренней пустотой и отсутствием великой духовной цели» [25, с.404];

       «...наша политическая система (США) сама по себе к настоящему времени настолько изношена, настолько испорчена злоупотребле­ниями, что мы более не способны делать последовательный и ра­зумный выбор на пути своего национального развития» [25, с. 182];

       «Я пришел также к более глубокому пониманию самого устра­шающего факта, из всех, с какими нам пришлось столкнуться в наш век: цивилизация способна уничтожить самое себя» [25, с. 13].

И начало этого процесса уже произошло в форме первой фазы Глобаль­ной Экологической Катастрофы. Бездушная эксплуатация арктического или северного сегмента Биосферы только ускорит падение человечества и России в «бездну» возможной экологической гибели.

Я твердо уверен: великая духовная цель у человечества - Ноосферизм или Ноосферный Социализм.

Именно на этом духовном и интеллектуальном пути Эпоха Велико­го Эволюционного Перелома становится Эпохой Победы Человечности на пути развивающейся гармонии социобиосферной гармонии.

 

2. Категория ноосферизма

Ноосферизм - категория, введенная автором в научный оборот 10-12 лет назад. В 1997 году в работе «Ноосферизм и социализм (Вернадский как социалистический мыслитель)» указывал ось [1, с.342-349]: «Становя­щийся ноосферизм, как учение об управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта, выдвигает на передний план образование и просвещение, более того ставит вопрос, что «общество будущего», в форме которого сможет появиться динамическая социоприродная гармония, есть образовательное общество». В дальнейшем в монографии «Ноосферизм» (2001) мною смысловое наполнение категории «ноосферизм» было развито [2]. В этой работе отмечались следующие моменты Ноосферизма:

1.   «Ноосферизм есть соединение учения о социализме и коммунизме и учения о ноосфере В.И.Вернадского, связанное с более глубоким ис­следованием оснований становления будущей ноосферы со стороны человека, т.е. антропогенных, социальных, экономических, политиче­ских оснований, дополняющих естествоведческую позицию В.И.Вернадского и его последователей. Ноосферизм есть теорети­ческая система философско-научных, научно-методологических взглядов, раскрывающих законы и закономерности, принципы и императивы становления социоприродной эволюции на базе обще­ственного интеллекта и образовательного общества» [2, с. 8];

2.   «...ноосферизм есть отказ человечества от рыночно-капиталистической формы своего бытия...» [2, с.8];

3.   «Ноосферизм учитывает технологический детерминизм, но только как сопутствующий. Во Внутренней Логике Социального Развития он подчеркивает правоту марксистского прогноза в глав­ном — в смысле отказа от рыночно-капиталистической формы хо­зяйствования, но теперь в конце XX века это связано с экологиче­скими Пределами» [2, с.9];

4.   «Ноосферизм одновременно предстает итогом той научной рево­люции, того синтеза научных знаний, которые могут быть на­званы «вернадскианской революцией», названной так в честь Вла­димира Ивановича Вернадского» [2, с.15];

5.   «Ноосферизм как теоретическая система опирается на теорию глобальной гармонии и глобальной патологии мира, которая позволяет расширить смысловое содержание категории здоровья до понима­ния ее как нормы динамической социоприродной гармонии» [2, с.515];

6.    «Ноосферизм исходит из фундаментального значения семьи в сохра­нении глобального здоровья человечества и России, как главного усло­вия прогрессивной эволюции. Ноосферизм как теоретическая система становится основанием Неклассической гуманизации всех институтов общества и государства, в том числе образования» [2, с.517];

7.    «Ноосферизм определяет ноосферное измерение качества жизни» [2, с.527].

Монография заканчивалась словами: «Свет учения о ноосфере В.И.Вернадского входит в фундамент ноосферизма. Его величественная фи­гура русского энциклопедиста, представителя Русского Возрождения будет стоять у истоков нового пути человечества в Ш-е тысячелетие» [2, с.528].

В 2003 году к 140-летию со дня рождения В.И.Вернадского по моей ини­циативе была выпущена коллективная монография «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения - поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке». В своих разделах этой монографии я про­должил осмысление категории ноосферизма. «Ноосферизм это не только новая модель бытия, социоприродного гомеостаза, указывалось в работе, но и новая философия, новая научная картина мира, новое качество че­ловека. В этой философии понимание Природы как Самотворящей Приро­ды, Природы - Пантакреатора, понимание не только бытия человека, но и Бытия вообще, как креативного бытия, становится важнейшим онтологи­ческим основанием. Илья Пригожин заметил: «Пассивная Вселенная не спо­собна порождать созидающую Вселенную» [3, с.9].

В 2004г. в [4, с.91] я продолжил развитие экспликации Ноосферизма как категории: «...теоретическая система Ноосферизма должна представлять собой многотомную теоретическую систему, охватывающую общие основания ноосферизма, философию ноосферизма, учение об общественном ин­теллекте, социологию ноосферизма, экономическую теорию ноосферизма, ноосферную (глобальную) экологию, учение о живом веществе (ноосферную виталогию), теорию биосферной гомеостатики, ноосферное человековеде­ние (или ноосферную антропологию), естественно-научные основания ноосферизма, теорию (учение) ноосферного социализма и другие направления». Отмечу, что частично, эта программа, насколько это по силам автору, выпол­няется в издаваемых 13-ти томах «Сочинений» [5-10].

Отвечая на дискуссию в Интернете и нападки на Ноосферизм со стороны М.Н.Кузнецова, И.В.Понкина, Т.А.Квитковской в работе «Ноосферизм: движение, идеология или новая научно-мировоззренческая система? (от­крытое письмо-ответ некоторым «борцам» против ноосферизма)» [5,11], я писал:

      «Ноосферизм, в перспективе своего развития, есть синтез всех наук, но такой синтез, «фокусом» которого выступает ноосферогенез в будущем, «ноосфера будущего», обеспечение такого социо­природного гомеостаза (квазигомеостаза), в котором сохраняется действие гармонизирующих функций гомеостатических меха­низмов Биосферы и планеты Земля» [5, с.604; 11];

      «Ноосферизм есть поток научных идей, направленный на выработку таких обобщенных знаний по отношению к наиболее сложному объекту познания сверхсложной системе «Земля Биосфера — Человечество», которые позволили бы обеспечить ноо­сферное развитие человека в Биосфере и на Земле, сохранить себя как биологический вид и как социальное человечество, как человече­ский разум, в единстве с сохранением «суперорганизмов» Биосферы и «Земли-Геи» по ДжЛавлоку, т.е. с подчинением себя ограничениям действия законов Бауэра Вернадского и Чижевского. Поэтому Ноосферизм как научный комплекс охватывает проблемы глобаль­ной экологии (Раймерс, К.Я.Кондратьев и др.), причем придает им, как указывал академик Яншин, действительные обобщенно-научные основания» [5, с.623; 11];

       «Речь идет о новом гуманизме — ноосферном гуманизме, в системе которого человек рассматривает себя не как «господина» над Природой или ее «потребителя», а как часть Природы, наделенную ра­зумом, и ответственную за сохранение Природы и всего живого на Земле, за сохранение биологического разнообразия и разнообразия человечества» [5, с.636; 11];

       «Является ли ноосферизм, как научно-мировоззренческая система, идеологией? Да, является. Но как об идеологии в ее «завер­шенном образе» о ней говорить рано. Это есть становящаяся идеология. И ее идеологическая роль в общественном сознании бу­дет усиливаться по мере того, как будет крепнуть ноосферное мировоззрение в каждом человеке России и в каждом человеке Земли».

Основные положения авторской версии Ноосферизма можно свести к следующим положениям:

Ноосферный этап в социальной эволюции человечества и ноосферная эпоха в глобальной эволюции Биосферы и в целом планеты «Зем­ля» - закономерный этап, отражающий в себе действие закономерности «оразумления Вселенной», действие космогонического закона интеллектуа­лизации на протяжении ее эволюции, который сопровождает рост коопера­ции в системах Вселенной [5, с.31].

Мировая цивилизация встретила ХХ-й век как аграрная, вещественная цивилизация с малой энергетикой хозяйствования и, следовательно, - с малой энергетикой «мировой работы» по преобразованию природы.

«Доминирующими регуляторами развития аграрной цивилизации была кон­куренция и естественный отбор, которые приобрели характер рыночной конкуренции, социального и рыночного отбора» [5, с.32]. Гармонизирующую функцию в социоприродной эволюции между обществом и природой выпол­няла Биосфера вследствие действия закона квантитативно-компенсаторной функции Биосферы по А.Л.Чижевскому - закону биосферного гомеостаза (как системы). Действие стихийных регуляторов развития на протяжении всей Истории сконцентрировано в законе Ф.М.Достоевскогозаконе «искажения великодушных идеи». Происходит постоянное искажение целей че­ловека, переворачивание Добра и Зла. Однако сама социальная эволюция в рамках Стихийной Истории несет в себе закономерность роста общественно­го интеллекта (всемирно-исторический закон роста идеальной детерминации в истории) и соответственно роста значения закона кооперации.

3. В XX веке произошел скачок в энергетике хозяйствования челове­чества в десять в десятой - двенадцатой степени раз. Произошел Боль­шой Энергетический Взрыв в социальной эволюции человечества. Воз­никла энергетическая цивилизация человечества, охватывающая ХХ-й век и начало XXI-го века. Но скачок в энерговооруженности хозяйствующего на Земле человека в рамках рыночно-капиталистической - стихийной логики хозяй­ствования оказался не уравновешенным соответствующим подъемом качества человека и качества общественного интеллекта, в первую очередь качества функций «управления будущим» - проектирования, прогнозирования, планиро­вания, программирования, управления взаимодействием общества и природы.

Возникла «информационно-интеллектуально-энергетичес-кая асим­метрия человеческого Разума (ИИЭАР)», частными случаями проявления, которой стали:

       «технократическая асимметрия» единого корпуса знаний, отра­жающая отставание в развитии научных знаний о живом веществе, о Биосфере, о Земле, о человеке и человеческом интеллекте, о законах функционирования Биосферы и Земли как суперорганизмов;

       «интеллектуальная черная дыра» (понятие, введенное В.П. Казначеевым), выражающая собой запаздывание реакции чело­веческого разума на генерируемые его хозяйственной деятельностью темпы роста негативных изменений в монолите живого вещества Биосферы, на планете Земля, в том числе негативных изменений в живом веществе человечества.

4.     Синтез большой энергетики хозяйствования со стихийными регу­ляторами развития, олицетворяемыми Рынком, Войнами, Голодом, Частным Интересом и Частной Собственностью, в ХХ-ом веке в «эпоху энер­гетической цивилизации», вызвал начало первой фазы Глобальной Экологи­ческой Катастрофы на Земле, которая, при сохранении ценностей и оснований рыночно-капиталистической формы хозяйствования и бытия человечества, может увести его в небытие по моим прогнозным оценкам к середине XXI века (по крайней мере, человечеством будет перейден тот «экологический Рубикон», когда процесс его гибели нельзя будет остановить). Замечу, что если В.И.Вернадский в начале ХХ-го века обратил внима­ние на планетарную мысль человечества как геологический фактор, преобра­зующий лик Земли и становящийся значимым компонентом эволюции системы «Земля Биосфера Человечество», то я обращаю внимание, что в ус­ловиях возросшей энергетики мирохозяйствования и ИИЭАР неадекватность человеческого интеллекта, общественного интеллекта задачам управления социоприродной гармо-нией уже привела к первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы. Становление Ноосферизма происходит в пространстве этой Глобальной Катастрофы и определяет его миссию стать такой научно-мировоз-зренческой системой и такой идеологией, которая помогла бы человече-ству выкарабкаться из пропасти этой катастрофы, перейти к логике бытия в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общест-венного интеллекта и образовательного общества.

Таким образом, рубеж ХХ-го и ХХ1-го веков, I1-го и Ш-го тысячелетий можно характеризовать как Кризис Классической всемирной Истории в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. Эта ката­строфа обозначила ее Экологические пределы, невозможность развития человечества на прежних цивилизационных основаниях. Наступили Эколо­гические Пределы таким основополагающим ценностям капитализма, ры­ночной формы хозяйствования, каковыми являются ценности частной собственности, свободы на основе частной собственности на средства производства и капитал, свободного рынка, демократии на основе свободно­го рынка и рыночной экономики, т.е. тем ценностям, которые составляют основу глобального империализма, строя мировой финансовой капитало-кратии, маскирующихся «ликом западной демократии». Эти Пределы озна­чают, что мирохозяйствование в его стихийной, рыночно-капиталистической форме, как природопользование, подошло к пределам компенсаторного потен­циала Природы, т.е. Биосферы и Земли Геи как суперорганизмов. Их гармони­зирующий созидательный механизм стал не справляться с разрушительными последствиями рыночно-капиталистического, агрессивного по своей сути, при­родопользования. Отмечу, что это связано с негативным синтезом большой энергетики хозяйственного природопотребления со стороны человечества и рыночно-капииталистической формы его организации, ориентирующейся на получение прибыли, на частные интересы мировой финансовой капиталократии, которые ради получения сверхприбылей оборачиваются империалистиче­скими войнами, экономическим колониализмом, истощением восстановитель­ных ресурсов Биосферы и в целом Земли.

Возник императив выживаемости человечества в форме императива перехода к управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, т.е. к ноосферной эволюции. Та­ким образом, Ноосферизм в XXI веке предстает как форма спасения челове­чества от неминуемой экологической гибели в рыночно-капиталистическом пространстве Бытия, как Ноосферный Социализм, определяющий коллек­тивистскую модель Бытия на основе социальной справедливости, домини­рующей роли общественной собственности на средства производства и плановых начал в социально-экономическом развитии.

6. Взгляд на историю человечества через призму энергетического базиса мирохозяйствования человечества, приведший к делению всего временного периода социальной эволюции человечества на «эпоху мало­энергетической аграрной цивилизации человечества» (от начала неоли­тической революции 10 тыс. лет назад до XX века, около 800 поколений людей) и на «эпоху энергетической цивилизации человечества» (от нача­ла XX века и по начало XXI века, около 4-5 поколений людей), стал осно­ванием для новой концепции философии Истории человечества в форме диалектики Большой Логики Социоприродной Эволюции (БЛСЭ) и Внут­ренней Логики Социального Развития (ВЛСР), которая вошла в теорети­ческую систему Ноосферизма.

В «эпоху аграрной цивилизации» доминировала ВЛСР, а БЛСЭ находи­лась «в тени» механизмов действия ВЛСР. Скачок в энергетике мирохозяйствования в XX веке вывел на передний план БЛСЭ. Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы выступает индикатором смены доминант в дей­ствии этих «Больших Логик». БЛСЭ взаимодействует с ВЛСР через ограни­чения и императивы. «Императив выживаемости» или «императив перехода к социоприродной эволюции человечества в XXI веке» - это императив БЛСЭ, невыполнение которого переходит в экологическую гибель человече­ства. Само обращение к БЛСЭ требует изменений в основаниях гуманитар­ного блока наук, в том числе человековедения, обществоведения, экономиче­ской науки, социологии, культурологии, раскрытия в них социоприродного -ноосферного контекста человеческого бытия. Именно эту миссию «ноо­сферной революции» в системе научного знания или «вернадскианской ре­волюции» [2, 3] и выполняет Ноосферизм, в рамках которого и осуществ­ляется ноосферно-ориентированный синтез наук.

БЛСЭ отрицает Рынок и Конкуренцию как доминирующие механиз­мы социальной эволюции. С позиций БЛСЭ они исчерпали свой потенциал социальной эволюции в рамках ограничений и императивов БЛСЭ 30-40 лет назад. Запаздывание человечества в логике смены ценностных основа­ний своего бытия материализуется в первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы. Запаздывание в адекватной идентификации реального глобаль­ного состояния, в котором находится человечество, выражающееся в процес­се дальнейшего «погружения человечества» в «пропасть этой катастрофы» (о чем свидетельствуют последние 3 года катастрофических изменений в кли­матическом ритме на территориях Атлантики, Европы, США, Латинской Америки, северной Африки), определяет «Глобальную Интеллектуальную черную дыру». «Глобальная интеллектуальная черная дыра» выражает собой неблагополучие в человеческом разуме и его ценностных основаниях, которое выражается в отставаниях и в самой диагностике, и в реакциях на те процессы, которые подрывают витальный базис человечества. Ноосферизм, по своей миссии, призван вооружить человечество знаниями, научной карти­ной мира, морально-нравственными и духовными императивами, которые позволили бы ему перейти на стратегию «опережающей адаптации» и ликви­дации негативных последствий от своей деятельности.

8.    Ноосферизм в своем теоретическом базисе опирается на новую парадигму синтетического эволюционизма, объединяющего в себе дарви­новскую, берговскую и кропоткинскую парадигмы [2]. В этой новой пара­дигме закон кооперации есть важнейшей закон любой прогрессивной эво­люции, находящийся в рядоположенной позиции с законом конкуренции. В прогрессивной эволюции, т.е. эволюции по линии усложнения систем, на­блюдается тенденция роста роли закона кооперации и сопряженная с нею тенденция интеллектуализации эволюционирующих систем. Кооперация, как процесс, имеет своим эффектом опережающий рост интеллекта систем и, следовательно, скачок в управляемости развития.

Космогонические законы кооперации и интеллектуализации систем в процессе прогрессивной эволюции действительны и для социальной эволюции - Истории человечества. Здесь они приобретают характеристики законов социальной (экономической, производственной, политической и т.п.) коопе­рации и интеллектуализации социальных систем (всемирно-исторического закона роста идеальной детерминации в истории и соответственно роста роли общественного интеллекта как механизма социальной эволюции). Данное положение дает новое измерение ноосферогенезу. Ноосферогенез в био­эволюции и в антропной эволюции предстает как следствие действия законов кооперации и интеллектуализации. Это важнейший теоретиче­ский вывод в понимании Ноосферизма в авторском изложении.

8. Ноосферизм, управляемая социоприродная эволюция на базе обще­ственного интеллекта и образовательного общества, как единственная модель устойчивого развития человечества в XXI веке, реализуются только в форме Ноосферного Социализма, ноосферно-социалистического общест­ва. Ноосферный Социализм призван диалектически снять три фундамен­тальных противоречий в современном развитии человечества [89]:

      первое фундаментальное противоречие - это капитало-природное (капитало-биосферное) противоречие, приобретшее конфликтно-катастрофический масштаб, материализовавшийся в первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы;

      второе фундаментальное противоречие - противоречие между глобальным империализмом, строем мировой финансовой капиталократии и социализмом;

      третье фундаментальное противоречие - противоречие между Трудом и Капиталом, которое переходит, на фоне первого и вто­рого фундаментального противоречий, в условиях первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, в противоречие между Человеком и Капиталом. «Капитал в своей новейшей форме отчуж­дения, в апогее своей дематериализации, - указывалось мною в моно­графии «Ноосферный социализм как форма бытия ноосферного че­ловека (основания ноосферного социализма)» [8, с. ЗО, 31], - когда он приобретает форму фиктивного, спекулятивно-денежного капитала и на его основе в своем «властном бытии» - форму мировой финансо­вой капиталократии, иллюзорно-фиктивно «освобождается» и от­чуждается не только от физического капитала и от труда, его соз­дающего, но и от человека в целом. Возникает Капитал-Фетиш, отрицающий не только труд и провозглашающий свое антитрудовое бытие, но и отрицающий человека в целом и объявляющий свое анти­человеческое или бесчеловеческое бытие. Античеловеческий манифест «верхушки» мировой финансовой капиталократии в отеле Фермонт в 1995 году, когда 80% человечества были объявлены «лишними» с точки зрения производства мирового капитала, является только фактом, подтверждающим эту закономерность».

Если первое фундаментальное противоречие отражает катастрофическую фазу в действии БЛСЭ, то второе и третье фундаментальные противоречия - катастрофическую фазу в действии ВЛСР. Это означает, что ноосферная эволюция (и соответственно «устойчивое развитие»), несущая в себе разрешение первого фундаментального противоречия в развитии чело­вечества, может быть реализована только в форме Ноосферного Социализ­ма, разрешающего второе и третье фундаментальные противоречия.

9. Формой реализации ноосферного социалистического общества явля­ется образовательное общество, в котором удовлетворяются действия опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных (педагогических) систем в обществе. Образо­вание становится главным механизмом восходящего воспроизводства и качества общественного интеллекта, и качества человека, без которого немыслимо устойчивое развитие человечества в XXI веке. Поэтому Ноосферизм включает в себя теоретическую систему, раскрывающую содержание и законы образовательного общества, и входящую в ноосферную или неклассическую социологию.

10.  Ноосферизм опирается на современные естественно-научные ос­нования, «экологический блок научных знаний», современные обобщения в форме биосфероведения, ноосферологии, блок наук о Земле, блок наук о жизни и живом веществе и т.д.

Важным является принцип Большого Эколого-Антропного Дополне­ния, который констатирует, что без опережающего развития наук о человеке и его интеллекте, без решения проблем социальной справедливости, создания атмосферы культа правды и информационной этики, без опережающего раз­вития качества человека, его вооружения современными знаниями и совре­менной научной картиной мира, а это требует всеобщего высшего образова­ния, экологические проблемы принципиально решены быть не могут.

Гармония социоприродных отношений требует гармонизации отноше­ний внутри человеческого общества, формирования человека - гармонителя.

Ноосферизм с этих позиций выступает как динамическая социопри­родная гармония, построенная на созидательной гармонизирующей дея­тельности человека — гармонителя.

Как форма бытия, Ноосферизм предполагает гармонизирующую функ­цию общественного интеллекта (человеческого разума), встраивающегося в гомеостатические механизмы Биосферы и Земли-Геи.

11.  Ноосферизм предполагает новую, неклассическую нравствен­ность, система которой включает в себя «скрижали» Живой Этики Русского Космизма, в том числе и принцип благоговения перед жизнью Аль­берта Швейцера.

Ноосферный разум, ноосферный общественный интеллект - это всегда этический разум, соединяющий в себе «интеллект» и «нравственность», опирающийся на Синтез Истины, Добра и Красоты, Должного и Сущего.

Именно поэтому ноосферизм есть Тотальная Неклассичность бу­дущего бытия человечества, в которой наряду с действием системы Принципов Дополнения (Дополнительности), Антропных Принципов, в том числе Эволюционного Антропного Принципа, действует принцип Управляемости социоприродной Эволюцией, и которая опирается на систему Неклассиче­ской науки и Неклассической культуры.

 

3. Арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества

Первый Ноосферный Северный Форум сориентирован на развитие Ноосферизма именно с позиций раскрытия роли Севера, т.е. Арктическо­го сегмента Земли-Геи и Биосферы как суперорганизмов, в устойчивом развитии России и человечества.

«Арктический взгляд» означает именно взгляд на устойчивое разви­тие системы «Земля - Биосфера - Человечество», в составе которой у России - особое место, т.е. управляемую социоприродную эволюцию, именно с позиций раскрытия роли «Севера» - «Северного Дома» в этом устойчивом развитии.

Новизна выдвигаемой постановки проблемы Севера, которая давно об­суждается на разных форумах, конференциях и саммитах, состоит в том, что в основу ее решения закладывается: учение о ноосфере В.И.Вернадского; его развитие которое представлено в трудах В.П.Казначеева, Н.Н.Моисеева, АЛ.Урсула, А.Л.Яншина, и многих - многих других, в том числе и авторов, приславших свои статьи на наш Форум; вся теоретическая система Ноосфе­ризма, которая формируется творчеством многих специалистов и ученых в начале XXI века в России.

Актуальность самого Форума обусловлена в начале XXI века теми опасностями, которыми сопряжена хозяйственная экспансия человече­ства на Север, которая резко ускорилась в начале XXI века. В первую оче­редь это связано с теми большими запасами нефти и газа (по ряду оценок до 60-70% мировых запасов), которые скрывает в своих недрах шельф Северно­го Ледовитого океана. Не случайно мы становимся свидетелями разворачи­вающейся пока геополитической конкуренции по территориальному притя­занию на эти богатства. Отмечу, что эта геополитическая конкуренция может перерасти в «горячую» империалистическую войну за ресурсы на Севере.

Каковы же эти опасности?

1.      Первая опасность связана с недостаточным знанием и пониманием роли арктического сегмента в устойчивом развитии планеты Земля и Био­сферы. По «электромагнитной динамической концепции эволюции Земли» Б.Г.Тарасова и Н.В.Петрова, представленной в статье «Об электромагнитной динамической модели эволюции Земли» (см. в настоящей книге), подчеркивает­ся наличие глобального стационарного электрического поля Земли в форме ди­поля с силовыми линиями замкнутого контура токов, выходящими из Антарктиды и входящими в Северный Ледовитый океан, а также пронизывающими Землю и ее ядро с Севера на Юг. Ими высказывается утверждение-гипотеза, что «суще­ствует глобальная трасса переноса вещества вдоль оси вращения планеты с Севера через ядро Земли на Юг, к Антарктиде. Это подтверждают глубины в 4 км точно на Северном полюсе, и выступающий высоко над поверхностью континент Антарктиды». Б.Г.Тарасов и Н.В.Петров, идентифицируя наличия у Земли «перекрещенной формы из двух индивидуальных замкнутых контуров токов (квадрапулъ)», фиксируют аналогию между таким диморфным строением Земли и строением обычной живой формы, например, человека, «в котором, как известно, левое полушарие и правая половина тела перекрещены с левой полови­ной тела и правым полушарием головного мозга», тем самым, подтверждая: ги­потезу «живой Земли». Отмечу, что этот вывод авторов подтверждает откры­тый мною в 1987-1988гг. системогенетический закон дуальности управления и организации систем, определяющий механизм циклического развития и на­личия диморфизма в любых системах мира, в том числе и в системе «Земля», от­ражающий собой волнообразное единство двух потоков наследования и времени: от прошлого и полмира системы и от будущего и надмира системы (взаимодей­ствия «паст-системы» и «футур-системы»). По отношению к Земле после моего выступления по этому вопросу на геологическом форуме в Новосибирске в 1989 году, в котором я поставил вопрос о возможности «лево-правополушарного» или паст-футуристического диморфизма у планеты Земля, как следствие действия за­кона дуальности управления и организации систем, А.Е.Кулинковичем было ар­гументировано доказано, что такой диморфизм существует, более того проявля­ется в ритме геологической эволюции [3, с.129 — 151]. Думаю, что совпадение разных результатов разных ученых, полученных в разных логиках обобщений, только свидетельствует об истинности этой модели Земли, в которой отразился паст-футуристический диморфизм в организации и ритмологии функционирова­ния и развития Земли.

Но тогда встает вопрос перед нами: какую опасность мы, человече­ство несем самим себе, своей жизни, когда мы лезем со своим бездумным хозяйственным природопотреблением на Север, не подозревая, что мо­жет быть мы затрагиваем самую чувствительную «точку» в гомеостазе тела Земли и можем вызвать такую необратимую реакцию, которая обернется ускорением гибели нас, человечества, на Земле?

Б.Г.Тарасов и Н.В.Петров, исходя из предложенной электромагнитной динамической модели эволюции Земли, говорят о специализации магнитных аномалий по типу месторождений, необходимости тщательно изучить ло­кальные специализированные геологические структуры, «задействованные в квадрупольном механизме передачи энергии и вещества, чтобы через ак­тивную разработку полезных ископаемых не навредить самой планете и самим себе». Особенно это касается добычи полезных ископаемых в припо­лярных территориях и на шельфах Северного Ледовитого океана.

2. Вторая опасность связана с возможным нарушением биотической регуляции в арктическом сегменте Биосферы, которое тут же резонансным «эхом» отзовется через систему гомеостатических связей на Био­сфере в целом. Сложность этой биотической регуляции состоит в том, что в ней большую роль играет микробно-вирусная составляющая, которая выпол­няет роль обратной отрицательной связи, наиболее чувствительной к нару­шениям в биогомеостазисе Биосферы. Вполне возможно, что наступление СПИД есть такая вирусно-мутагенная реакция Биосферы на усиливающееся антропогенное давление. Может быть, это есть сигнал - биогомеостатический сигнал со стороны Биосферы, адресованный к нашему разуму, который мы не понимаем. И это опасно. И тогда возникнет вирус или предвирус большей убойной силы, который «уведет» человечество за очень короткий период, например — за две недели, в небытие, тем самым «очистив» Биосферу от нас, как от своеобразной «раковой опухоли» на ее теле.

Опасность состоит в том, что мы не разобрались в суперсложном гомеостатическом механизме функционирования Биосферы, но продол­жаем наступление на последние остатки нетронутой природы. США (исключая Аляску) уничтожили в процессе хозяйственного природопотреб-ления 85% первичных лесов. В Китае утеряно 75% лесов. Наибольшие мас­сивы лесов сохранились в России и Канаде, но и они, например, в России хищнически уничтожаются. А ведь леса умеренных широт, вместе с планк­тоном мирового океана, - главные поставщики кислорода в атмосферу. Если брать леса Сибири и Севера европейской части России - то это медленно восстанавливаемые леса. Их уничтожение не только нарушает сложившуюся структуру воздушных течений, влияет на особенности перемещения подзем­ных вод и рек, их состояние, но приводит к деградации экоценозов на огром­ных площадях. Если сложившийся годовой темп истребления лесов сохра­нится, то человечество разрушит основу своего существования через 50 - 100 лет [22]. Особенно тонкие механизмы устойчивости действуют в системах северных экоценозов, «поломка» которых вследствие хозяйственной дея­тельности приводит к опустошающим последствиям, что демонстрируют и работы, присланные на Форум.

Третья опасность связана с особой климатообразующей ролью Арк­тического океана. Арктический океан воздействует на мировой климат через посредство таких процессов как перенос морского льда и пресной воды в бо­лее низкие широты. Они, в свою очередь, воздействуют на интенсивность термохалинной циркуляции Мирового океана («конвейерный пояс» циркуля­ции), на вариации альбедо снежного и ледяного покрова, а также на изменчи­вость протяженности и толщины ледяного покрова, от которого зависит теп­лообмен между океаном и атмосферой [26, с. 152]. Не коррелируют ли три ка­тастрофических года 2004 - 2007 гг. для Европы, частично Африки и Амери­ки, с явными нарушениями в логике действия климатических факторов, в ци-клонально-антициклональных атмосферных структурах, с интенсивным тая­нием льдов в Северном Ледовитом океане и в Гренландии, с усиливающимся давлением холодных вод на сложившуюся структуру Гольфстрима как оке­анского течения? Не правы ли те ученые, которые оценивают глобальное состояние климата в северном полушарии Земли как «состояние пьяного» с не­известным исходом - куда он сделает свой следующий «бросок-шаг»? Не по­ра ли ввести мониторинг по всем параметрам гомеостатических механизмов Севера с широким оповещением его данных широкой общественности, и в первую очередь приполярных стран?

Вполне возможно, что на Севере складывается под антропогенным воздействием положительная обратная связь, раскачивающая всю сис­тему Севера, причем достаточно ускоренно, и мы отстаем в реакции на опасные тенденции! Антропогенно обусловленные изменения климата при­водят к усилению таяния льдов Арктического океана, а таяние льдов, сокра­щение ледяного покрова в свою очередь усиливают сдвиги в структуре кли­мата Северного полушария. Если только этот механизм стал действовать, то к чему приведет усиление нефти — и газодобычи на шельфах Арктического океана? Не интенсифицирует ли это уже складывающиеся негативные трен­ды в климатической геодинамике, обусловленной арктическими факторами? Следует отметить, что исследованность гидрографической структуры и цир­куляции Арктического океана остается низкой [26, с. 156] и поэтому форма проявлений негативных изменений, распространения загрязнений может ока­заться опасно неожиданной.

Конечно, нужно отметить огромный вклад академической науки мира в исследования глобальной экодинамики, в том числе и экодинамики Арктиче­ского сешента. Это свидетельствуют работы К.Я.Кондратьева и его сорат­ников по экодинамике, экоинформатике, сопряженной с ними геополитике [24,26-31].

К.Я.Кондратьев приходит к выводу в [31, с.286-291], который присутст­вует и в моих работах, начиная с 1991 года: глобальная экологическая ката­строфа состоялась и развивается. Со ссылкой на работу В.Г.Горшкова и др. [32], К.Я.Кондратьев отмечает: «В настоящее время биота уже не в состоя­нии обеспечить глобальную устойчивость окружающей среды. Хотя сохра­нившиеся естественные участки Биосферы воздействуют в направлении воз­врата к устойчивости...» [32, с.286]. И далее он пишет: «...биосферная кон­цепция указывает другое решение, при котором человечеству отводится не­которое время для перехода к новому мышлению, включающему единство действий всех народов и государств в решении ликвидации проблемы экологи­ческой катастрофы и выживания человечества». И особое значе­ние этот императив имеет по отношению к Северу, к северному сегменту Био­сферы, хозяйственная емкость которой, с точки зрения сохранения ее гомео­статических механизмов, значительно, на несколько порядков ниже, чем для умеренных и приэкваториальных («южных») широт.

Нужно сделать еще одно замечание. Первая фаза Глобальной Экологи­ческой Катастрофы, наличие нарушений в биогеохимических кругооборотах в планетарном и региональном (сегментном) измерениях, увеличивает эколо­гические риски, которые сопряжены с экспансией добычи полезных иско­паемых все дальше и дальше на Север, и особенно нефтедобычи на шельфе Арктического океана. Отмечу при этом, именно рыночная форма хозяйствования, захват добычи полезных ископаемых ТНК, т.е. мировыми корпора­циями, усиливает риски вследствие агрессивного природопотребления (при­мер: экологические последствия, которые принесли нефтяные корпорации на Сахалине). Дэвид Кортен, доктор философии, специалист в области страте­гии бизнеса в США, эту агрессивную форму захвата ресурсов мира со сторо­ны корпораций назвал «корпоративным колониализмом». И предупредил человечество, что корпорации, которые «правят миром», ведут человечество к гибели. Поэтому в его оценке, спасение связано с «экологической революцией». Эта опасность корпоративно-колониального захвата добычи ресурсов на Севере, а это уже происходит, в том числе в Рос­сии, генерирует опасность экологической катастрофы на Севере, экология которого требует комплексного подхода, синтезирующего в себе физико-географический, геолого-морфологический, экономический, эволюционно-биологический, этно-демографический анализы, и мониторинга. Но именно такого синтеза нам, как раз, и не хватает.

4. Четвертая опасность — это опасность, связанная с лишением всех народов Севера их витального базиса, как он сложился на северных (цир­кумполярных) территориях за многотысячелетнюю историю их жизни.

Для России тем более эта опасность велика, что в сложившейся рыночно-капиталистической системе действует империализм по отношению к сельско­му населению и малым народам Севера. К.Маркс в письме к В.И.Засулич от 8.03.1882 года из Лондона, поддерживая сельскую общину в России как осно­вание ее перехода к социализму, подчеркивал: «5 основе капиталистической системы лежит... полное отделение производителя от средств производст­ва...основой всего этого процесса является экспроприация земледельцев...» [33, с.241]. И далее отмечает: «Частная собственность, основанная наличном труде... вытесняется капиталистической частной собственностью, осно­ванной на эксплуатации чужого труда, на труде наемном» [33, с.341].

Спасти северные народы может только ноосферный социализм. Фритьоф Нансен отмечал общинный коммунизм эскимосов Гренландии [34]. И это не случайно. На Севере индивидуалистическая форма бытия принципиально невозможна. Народы Севера выживают общинно. Эти формы детерминированы суровыми условиями выживания, требующими справедливого распределения между всеми членами общины прибавочного продукта. Труд носит коллективный характер и базируется на ценностях взаимопомощи. В книге «Жизнь эскимосов» Нансен подчеркивает: «Пер­вейшей обязанностью у эскимосов является взаимопомощь. У них немысли­мо, чтобы кто-то жил в довольстве, а другие терпели нужду. Между ними почти никогда не возникает конфликтов. Примечательно, что в их языке нет бранных слов» [34, с.89].

Попытки решить хозяйственные проблемы северных народов в со­временной России на принципах рынка и частной собственности проти­воестественны законам северного бытия и принципиально не могут ос­тановить вымирание народов Севера и деградацию среды их обитания под воздействием наступления компаний, добывающих ресурсы, и захва­тывающих исконные пастбища оленей. Необходимо, чтобы значительная часть ресурсной ренты направлялась на развитие населения, народов Севера и Сибири в России. Но пока российская капиталократия незаконно присваи­вает ресурсную и земельную ренту, которая принадлежит народу России, только себе и на этом сказочно обогащается и вывозит эту ренту в форме ка­питала за границу.

С.Н.Булгаков (1912) в своей космической философии хозяйства ввел понятие «метафизического коммунизма мироздания», «благодаря которому возможен обмен веществ и их круговорот, иг прежде всего, пред­полагает единство живого и неживого, универсальность жизни. Только по­тому, - продолжал он, - что вся вселенная есть живое тело, возможно воз­никновение жизни, ее питание и размножение».

Северные народы, народы Сибири больше всего чувствуют себя в единстве с природой, чем какие-либо другие народы, живущие в ком­фортных климатических условиях. Поэтому «метафизический комму­низм мироздания» больше всего проявлен на Севере и больше всего требу­ет там ноосферного, экологического, духовного социализма. Только он спасет северные народы от вымирания, диктуемого рыночно-капиталистической формой хозяйствования, которая, как я показал выше, во­обще неадекватна императиву выхода из первой фазы Глобальной Экологи­ческой Катастрофы, а на Севере она неадекватна во многократ.

Могут быть названы и другие опасности. Они представлены в материа­лах Форума.

Арктический взгляд устойчивое развитие России и человечества че­рез призму Ноосферизма имеет два аспекта:

1.      Арктический взгляд утверждает, что Север, Северный Сегмент Земли имеет важное значение в механизмах перехода человечества на модель устойчивого развития. Одновременно, он играет большую роль в растущей неустойчивости в развитии «Человечество - Биосфера — Зем­ля», которая перешла в первую фазу Глобальной Экологической Катаст­рофы. В этой ситуации усиление хозяйственной деятельности на Севере, включая добычу на Севере, активизацию транспортировок нефти по Север­ному Морскому пути (СМП) может усилить процесс сползания человечества в пропасть экологической катастрофы, если не будут приняты серьезные программы по созданию полярных экологически безопасных технологий. Некоторые предложения и даже уже технические разработки по созданию ноосферного транспорта для Севера и Сибири, созданные отечественными коллективами ученых и конструкторов, включая струнный транспорт, экранопланы разной грузоподъемности, летательные аппараты, объединяющие принципы дирижабля и самолета, нуждаются в приоритетной государствен­ной поддержке.

2. Арктический взгляд на роль Севера в судьбах человечества и России во взаимодействии с Природой принципиально может быть решен только на основе перехода человечества и России к новой форме своего Бытия Ноосферному Социализму (духовному, экологическому) пли Ноосферизму. Наступила Эпоха Великого Эволюционного Перелома. Она требует от людей нового, целостного сознания и­ мышления, она требует от человека Ответственности за жизнь на Земле.­

Наступает Эпоха новой Истории - Истории на основе действия Закона Кооперации, руководящей роли Общественного Интеллекта (Совокупного Разума), управляемой соционриродной эволюции на базе общественного ин­теллекта и образовательного общества, т.е. эпоха Ноосферизма.

В этой логике необходимо создание и Ноосферы Севера, обеспечи­вающей гармонизацию человека с Природой Севера, поддерживающей его глобальную гармонизирующую функцию в общем гомеостазисе Земли и Биосферы.

2.      Нам на Форуме необходимо принять Ноосферную Хартию Севера, в которой в лаконичной форме прозвучало бы предупреждение человечест­ву и призыв сохранять устойчивость глобальной экосистемы Севера как базиса устойчивости всей Биосферы и Земли в целом.

Литература

1.       Субетто А.И. Россия и человечество на «перевале» Истории в предверии третьего тысячелетия, - СПб.: ПАНИ, 1999. - 827с.

2.       Субетто А.И. Ноосферизм. Том nepвый, Введение в ноосферизм. — СПб.: Астерион, 2001.-538с.

3.       Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения — поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке (коллективная моногра­фия) / Под науч. ред. А.И.Субетто.-СПб.: Астерион, 2Й03.-592с.

4.       Субетто А.И. Глобальный империализм и носферно-социалистическая альтернатива. - СПб. - Кострома: Изд-во «Астерион» \ КГУ им. Н.А. Некрасова, 2004. - 99с.

5.       Субетто А.И. Сочинения. Ноосфериэм. Том первый. Введение в ноосфе­ризм. Ноосферизм: движение, идеология или новая научно-мировоззренческая систе­ма? / Под ред. Л.А.Зеленова - СПб. - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2006. - 644с.

6.       Субетто А.И. Сочинения. Ноосферизм. Том второй. Капиталократия. Мифы либерализма и судьба России. Глобальный империализм. Ноосферно-социалистическая альтернатива. Разум и Антн-Разум / Под ред. Л.А.Зеленова. -СПб. - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2006. - 694с.

7.       Субетто А.И. Сочинения. Ноосферизм. Том третий. Россия, в XXI веке в контексте действия ноосферного и социалистического императивов / Под ред. Л.А.Зеленова. - СПб. - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2006. - 482с.

8.       Субетто А.И. Сочинения. Ноосферизм. Том четвертый. В 2-х книгах. Ноосферное или Неклассическое человековедение: поиск оснований / Под ред. ЛА.Зеленова. - СПб. ~ Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2006. - 1000с.

9.       Субетто А.И. Сочинения. Ноосферизм. Том пятый. В 2-х книгах. Ноо­сферное или Не классическое обществоведение: поиск оснований / Под ред. Л.А.Зеленова. - СПб. - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. - 508с; 628с. (1136с.)

10.    Субетто А.И. Сочинения. Ноосфериэм. Том седьмой. Системология об­разования и образование ведение. - СПб. – Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2007. - 520с.

11.    Субетто А.И. Ноосферизм: движение, идеология или новая научно-мировоззренческая система? (Открытое письмо-ответ некоторым «борцами против ноосферизма). - СПб. - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, Астерион, 2006. - 80с.

12.    Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление / Отв. ред. А.Л.Яншин.-М.:Наур, 1991.-271с.

13.    Вернадский р.Я. Философские мысли натуралиста - М.: Наука, 1988. -520с.

14.    Субетто А.И. Эпоха Великого Эволюционного Перелома. - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. - 88с.

15.    Мудрость Дома, земля. О мировоззрении XXI века. Экогеософекий аль­манах. Вып. 4-5/ Под ред. В. А.Зубакова. - СПб. - Донецк: Донецк. Нац.Техн. Унив-т, 2003 - 274с.

16.    Lovelock J.R. 1971 Gaia as Seen though the Atmosphere. Atmospheric Environment 6, 1972, pp. 579-5510.

17.    Яницкий И.Н. Живая земля, Состав и свойства вещества в недрах земли. - М.: Центp инструментальных наблюдений за окружающей средой и прогноза геофизических процессов, 2005. - 47c.

18.    Казначеев B.П. Здоровье нации. Просвещение. Образование/ Предислов. А.И.Субетто «Геополитические основания доктрины российского образования на рубеже второго и третьего тысячелетий». - М. - Кострома: Исследоват. центр про­блем кач-ва под-ки спец-ов, КГГТУ, 1996 - 248с.

19.    Малое И.Ф., Фролов В.А. Космический меморандум организованности живого мироздания // «Дельфис». - 2006. №4(48). - С.66-75.

20.    Субетто A. И. Гений Эпохи Русского Возрождения. Творчество Алек­сандра Леонидовича Чижевского в логике ноосферно - ориентированного синтеза наук в XX веке. («Истоки Ноосферизма») - СПб. - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. - 102с.

21.    Фионова Л.К. Прообраз потопа // Советская Россия. - 2007. - 5 июня. -№77 (12984), с.4.

22.    Федотов А.Л. Глобалистика: начала наноси о современном мире/ Курс лекций. 2-е изд., испр. и дополн. - М.: Аспект пресс, V002. - 224с.

23.    Медоуз Д.Х., Медоуз ДЖ. Рандерс Й. За пределами роста. Учебное посо­бие / Под ред. Г.А.Ягодина. -М: Прогресс - Пангея, 1994.-304с.

24.    Кондратьев К.Я., Крапивин В.Ф., Филипс Г.В. Изменения глобального климата в контексте глобальной экодинамики. - СПб.: Научно-исследоват. центр экологической безопасности РАН, 1993. - 195с.

25.    Гор А. Земля на чаше весов. Экология и человеческий дух/ Перев. с англ. - М., ППП, 1993.-432с.

26.    Кондратьев К.Я., Грассль X. Изменения глобального климата в контек­сте глобальной экодинамики. - СПб.: Научно-исследоват. центр экологической безопасности РАН, 1993. - 195с.

27.    Крапивин В.Ф., Кондратьев К.Я. Глобальные изменения окружающей среды: эко информатика. - СПб.: 2002. - 724с.

28.    Кондратьев К.Я., Крапивин В.Ф. Природные действия как интерактив­ный компонент глобальной экодинамики. - СПб.: ВВМ, 2006. - 624с.

29.    Кондратьев К.Я., Ивлев Л.С., Крапивин В.Ф. Свойства, процессы обра­зования и последствия воздействий, атмосферного аэрозоля: от нано - до глобаль­ных масштабов. - СПб.: ВВМ, 2007. – 860 с.

30.    Кондратьев К.Я., Данченко В.К. Экодинамика и геополитика. Том I. Глобальные проблемы (К.Я.Кондратьев). -СПб.: 1999. - 1632с.

31.    Григорьев A.А., Кондратьев К.Я. Экодинамика и геополитика. Том II. Экологические катастрофы. - СПб.: 2001. - 687с.

32.    Горшков В.Т., Кондратьев К.Я., Лосев К.С. Глобальные экологические перспективы // Вестник РАН. - 1992. -№5. - С.70-81

33.    Из архива П.Б.Аксельрода. Вып.1: 1880 - 1892/ Отв. ред. П.Ю.Савельев. - М.: 2006. - 572 (Сер.: «Русский революционный архив»).

34.    Нансен - Хейер Лив. Книга об отце. - Л.: Гидрометеоиздат, 1986.-512с.

35.    Булгаков C.Н. Философия хозяйства. -М.: Наука, 19990. -412с.

36.    XVII съезд Коммунистической партии Китая Путь социализма, политика реформ и открытости// Советская Россия. — 2007. - 18 октября. -№143(13041) - с.1

 

 

Демографическая ситуация в Сибири:

состояние и перспективы

В.П. Казначеев, академик, РАМН, г.Новосибирск,

Я.А.Лещенко, д-р. мед.наук, г.Ангарск

 

В 2002 г. завершилась Всероссийская перепись населения, и в разных регионах страны уже подведены ее первые итоги. Территориальным отделом Федеральной службы государственной статистики по Новосибирской области на основе материалов переписи издан 1-й том работы, ко­торая называется «Население Новосибирской области» [1]. В этом крупномасштабном труде охарак­теризованы демографические процессы за 80-летний период и оценены перспективы развития де­мографического потенциала области на предстоящие двадцать лет. Аргументированно обозначены основные проблемы в развитии народонаселения и всей социально-экономической сферы региона, которых следует ожидать в будущем, если целенаправленными усилиями общества и государст­венной власти не удастся переломить опасные тенденции. Приведем основные демографические прогнозы для Новосибирской области, сделанные авторами указанной работы на период до 2025 года.

37.Сохранятся низкий уровень рождаемости и высокая смертность населения.

38.Естественная убыль населения будет увеличиваться. Произойдет значительное (20%) со­кращение численности населения трудоспособного возраста.

39.Продолжится процесс старения населения, в результате чего к 2026 году число лиц пенсионного возраста будет превышать число детей и подростков в 1,4 раза.

40.Сальдо миграции будет положительным, но не сможет в полной мере компенсировать ес­тественную убыль населения.

Опираясь на материалы данной работы, а также многих других социально-демографических исследований последнего времени, можно сделать вывод, что наблюдаемые в нашем регионе процессы являются, в основном, отражением закономерностей и явлений, прису­щих стране в целом, т.е. имеющих общенациональный характер. Именно с этих позиций мы пыта­лись осмыслить в своих работах [2.3]. сложные и тревожащие трансформации, происходящие в рос­сийском обществе.

Главная демографическая особенность, характеристика любого этноса состоит в том, что, несмотря на постоянные изменения своей численности и структуры, он сохраняется как самовос­производящаяся совокупность людей. Следовательно, под воспроизводством населения понимают процесс его самосохранения в ходе непрерывных изменений. Причем, в широком смысле под са­мосохранением следует понимать не только количественное воспроизводство этноса, но и сохра­нение его т.н. культурально-исторического генома (который некоторые авторы называют также топосом - национально-культурным, психологическим «генокодом», представляющим своего ро­да программу развития, систему основных ценностей, установок и доминант цивилизационной динамики [4]. Культурально-исторический геном каждого народа имеет присущие только ему осо­бенности национальной психологии, ментальности, репродуктивного поведения, антропоэкологические и защитно-приспособительные свойства и т.д.

 

Как можно оценить Россию, Сибирь по критериям развития медико-демографического и социально-демографического потенциалов. Современную демографическую ситуацию в стране можно охарактеризовать, в первую очередь, как кризис воспроизводства населения.

Одним из главных факторов сокращения репродуктивного потенциала является резко сни­зившийся в начале 1990-х гг. уровень рождаемости. В стране общий коэффициент рождаемости со­кратился с 23,2 родившихся на тысячу человек населения в 1960 году до 14, 6 - в 1989 году, 9,4 - в 1993 году, 8,4 - в 1999 году. И, хотя, начиная с 2000 года, отмечается некоторое увеличение показате­лей рождаемости, указанный рост не является достаточным и носит, скорее всего, временный харак­тер. В Иркутской области общий показатель рождаемости снизился за 12-летний период - с 1987 по 1999 год - в 2 раза (с 20,2 до 9,8 %о). В последующие 5 лет показатель несколько вырос (до 12,3-12,4%о в 2003-2004 гг.), что, по нашему мнению и мнению многих демографов, объясняется, главным образом, вступлением в период наибольшей репродуктивной активности относительно многочисленных когорт женщин, родившихся в 1980-е годы. Это очень умеренное (и временное) возрастание уровня рождаемости практически никак не повлияло на характер воспроизводства на­селения, тем более, что одновременно вырос и без того очень высокий показатель общей смертно­сти. Приведенные материалы свидетельствуют о значительных переменах в репродуктивном по­ведении населения, которое в последнее время ориентировано, преимущественно, на однодетную модель семьи.

Мы считаем, что славянский суперэтнос (особенно его восточная ветвь) в отличие от многих других этносов Европы. Азии и Америки характеризуется не просто снижением адаптив­ной' статуса, жизнеспособности, по и феноменом исчезновения эволюционного стимула воспроизводства, снижения репродуктивного потенциала. Испытывая сильный и длительный стресс, лю­ди во имя личного выживания отказываются от использования, реализации своего репродуктивно­го резерва. Он как бы перерабатывается, используется человеком для сохранения его личной ин­дивидуальной жизни: это может происходить как бессознательно в виде возникновения беспло­дия (психосоматический механизм), так и в виде сознательного отказа от деторождения (психолого-поведенческий механизм. (Казначеев В.П. Проблемы человековедения, 1997.)

Наиболее негативной медико-демографической характеристикой является высокий уро­вень смертности населения, которая в полтора-два раза выше, чем в развитых странах (что рас­сматривается как избыточная смертность или сверхсмертность). Показатели, характеризующие смертность населения Российской Федерации, имеют тенденцию к росту, начиная с 60-х годов прошлого века. Общий коэффициент смертности увеличился с 7,4 умерших на тысячу человек насе­ления в 1960 г. до 10,7 в 1989 г. и резко возрос до 14,7 - в 1993 г., после чего он продолжает оста­ваться вблизи этого очень высокого уровня и даже постепенно возрастает. В 2003-2004 гг. общий ко­эффициент смертности составлял 16,5-16,0 на тысячу человек населения. По показателям общей смертности Россия резко выделяется в худшую сторону среди стран, имеющих близкий к ней уро­вень рождаемости, причем крайне неблагополучным является положение со смертностью в трудо­способном возрасте (главным образом, мужчин).

Наглядно оценить тяжесть потерь, которые несет общество, позволяют расчеты количест­венных размеров социального и экономического ущерба, обусловленного преждевременной смертностью экономически активного населения (безвозвратные потери потенциала трудоспособ­ности). Мы осуществили такой анализ на примере Иркутской области, рассчитав число потенци­альных человеко-лет утраченной жизни и размеры экономического ущерба вследствие смертности населения трудоспособного возраста в 2004 г.

Установлено, что по всем случаям смерти (17626) потеряно 280720 человеко-лет потенци­альной жизни. Из этой суммы на мужскую часть контингента приходится 81,64 % (рис.1). В сред­нем каждый умерший мужчина не дожил до окончания трудоспособного периода жизни 16,91 го­да, каждая женщина - 12,66 года. Исходя из величины валового регионального продукта в расчете на одного работающего, равной 126180 руб., удельный экономический ущерб (в среднем по каж­дому случаю смерти) составил 2009,6 тыс. руб. По всей сумме человеко-лет утраченного потен­циала трудоспособности экономический ущерб составил 35421,2 млн. руб.

 

K1.tif

Рис 1 Потери потенциала трудоспособности вследствие смертности населения Иркутской области от наиболее распространенных классов причин смерти, социальный ущерб (чеповеко-лет жизни); экономический ущерб (указан в скобках в млн. руб.), 2004 г

 

Мужской компонент в этом объеме потерь равен 28919,2 млн. руб., женский - 6502,1 млн. руб. Среди классов причин смерти наибольший объем потерь потенциала трудоспособности при­шелся на неестественные причины (класс травм и отравлений) - 141285 человеко-лет, что соста­вило 50,33 % всех потерь (в мужской группе - 52,51%, в женской - 40,62 %).

Второе место по объему потерь занимают болезни системы кровообращения (обусловили утрату потенциала трудоспособности в объеме 57410 человеко-лет, или 20,45 % всех потерь). Третье место по значимости занимает класс новообразований (онкопатология), обусловивший 4,6% безвозвратных потерь трудового потенциала.

Таким образом, всё вышеизложенное свидетельствует о чрезвычайно большом социальном и экономическом ущербе, наносимом преждевременной смертностью трудоспособного населения. Об экстраординарности данного феномена свидетельствует хотя бы тот факт, что в России в по­следние годы показатели смертности в трудоспособном возрасте в 5-7 раз превышают соответст­вующие показатели, наблюдаемые в экономически развитых странах.

Особую остроту процессу депопуляции придает старение населения. За последние 40 лет в стране доля населения в возрасте старше трудоспособного практически удвоилась, увеличив­шись с 11,8 процента в 1959 году до 20,3 процента в 2004 году, что, по классификации Ж. Боже-Гарнье - Э. Россета, соответствует очень высокому уровню демографической старости. Данное обстоятельство оказывает негативное влияние на показатели смертности, ведет к росту нагрузки на работающее население, а также на системы здравоохранения и социальной защиты, ухудшает перспективу обеспечения экономики трудовыми ресурсами.

Попробуем обозначить основные пороки и изъяны социально-экономической политики, осуществляемой в современной России, которые и обусловливают, в конечном итоге, тяжелую со­циально-демографическую ситуацию

Многие специалисты считают, что одним из серьезных факторов, мешающих развитию экономики, является недооценка труда. Сегодня в нашей экономике образовалась диспропорция: низкая заработная плата наемного работника обменивается на продукцию и услуги, цены на кото­рые за последние годы приближаются к мировым, а в отдельных случаях их превзошли. В послед­ние годы в себестоимости продукции доля зарплаты составляет всего 7-15%, в то время как в большинстве стран - 60-80 %. То есть, в развитых странах с нормальной рыночной экономикой самым дорогим является живой труд. В процессе же проведения российских реформ системы и формы заработной платы все в меньшей мере стали выполнять основные экономические функции - воспроизводственную и материального стимулирования.

Перспектива устойчивого развития Сибири, о чем так много говорят сегодня, пока весьма проблематична. Характерными особенностями Сибирского региона были и остаются высокий удельный вес производства и переработки сырья, значительная доля оборонного комплекса в эко­номике и слабая развитость производственно-социальной и социально-бытовой инфраструктур. При всех недостатках и диспропорциях, существовавших в советский период, до начала неолиберальных рыночных реформ развитие Сибири было весьма динамичным. Например, насе­ление Байкальского региона увеличивалось почти в 2 раза быстрее, чем на Урале, а темпы ежегод­ного прироста промышленной продукции были здесь в 1,5-2 раза выше общесоюзных [5, с. 73-80].

Разгосударствление и приватизация привели минерально-сырьевой сектор Байкальского региона к глубокой деградации. Если раньше государство проводило политику безвозмездного выкачивания ресурсов из этого региона, как из колонии, то теперь еще в большей степени ту же политику осуществляют крупные частные собственники (олигархи), владеющие 70% ресурсов и предприятий, расположенных в Сибири. По оценке В.Н. Турченко, объем вывоза энергоресурсов из Байкальского региона в 5-6 раз превышает собственное энергопотребление (там же). Валовой внутренний продукт регионов Сибири накапливается в основном за счет ресурсов природы - неф­ти, газа, леса. угля, земельных угодий, водоемов, но, при этом, основная налоговая доля уходит в Федеральный бюджет. Если по произведенной полезной продукции на душу населения Сибирь в 2-3 раза превосходит Европейскую Россию, то по показателю душевого потребления соотношение обратное.

Вышесказанное свидетельствует о неравном, дискриминационном положении сибирских ре­гионов по сравнению с регионами европейской части России. Это становится еще более очевид­ным, если учесть, что затраты на производство единицы валового регионального продукта (ВРП), или на производство «единицы комфорта» в Сибири значительно (в разы) больше, чем в европей­ских регионах, особенно юга России, а стоимость человеко-часа здоровой жизни в Сибири, ее се­верных территориях относительно средней полосы Запада увеличивается в 3-4 и даже 5 раз.

Какова же экономическая политика федерального центра в Сибири на современном эта­пе? Несмотря на вышеуказанные обстоятельства и проблемы федеральный центр практически не участвует в социально-экономическом развитии Сибири: в 2003-2004 гг. доля СФО в общем объе­ме финансирования федеральных целевых программ была менее 5%; положения принятой в 2002 году «Стратегии экономического развития Сибири» уже 4 года не реализуются; растет доля экс­порта необработанного сырья (деиндустриализация); с 1995 по 2003 год доля СФО в ВВП России снизилась с 15 до 10,9%. Реальные инвестиции в экономическое развитие Сибири совершенно не­адекватны тому, что делается в европейских регионах России. Бюджетные расходы на 1 человека во многих областях Сибири, например, в Байкальском регионе, одинаковы или даже ниже чем в регионах европейской части России.

Например, согласно сделанным нами расчетам за 2004 год бюджетные расходы на 1 человека в депрессивных (социально и демографически) областях Сибири - Бурятии, Читинской и Иркут­ской областях (13-14 тыс. рублей) были лишь немного выше, чем в таком благодатном по природ­но-климатическим условиям регионе как Краснодарский край (10,2 тыс. рублей) и существенно ниже, чем в Татарстане (20,0 тыс. руб.), Липецкой области (18,2 тыс.руб.) (Рис. 2).

При всех особенностях развития социально-демографического потенциала Сибири, свя­занных с природно-географической спецификой или региональными экономическими проблема­ми, главным фактором, определяющим состояние этого потенциала, является действенность и эффективность общенациональной социально-экономической политики, или. Как принято сейчас говорить, национальной парадигмы развития.

На протяжении XX столетия благодаря самоотверженному труду и энтузиазму советского народа, его колоссальному терпению страна неоднократно восстанавливала и отлаживала свою жизнедеятельность, однако последствия тяжелейших потерь и невероятного напряжения не про­шли даром. В 1930-е годы, едва оправившись от потрясений первой мировой войны, революции, гражданской войны, имея очень плохие исходные условия в сферах производственного и человеческого капитала, финансов, руководство СССР осуществило в кратчайшие сроки индуст­риализацию страны. Критики советского строя любят упоминать, что индустриализация была про­ведена тоталитарными методами и в ущерб благосостоянию населения. Но это позволило стране выстоять в тяжелейшей войне, а в последующем восстановить в сжатые сроки научно-промышленный и оборонный потенциалы, обеспечив тем самым выживание и безопасность этно­са в целом.

 

K2.tif

Рис.2. Бюджетообеспеченность 1 жителя в некоторых европейских и сибирских регионах России в 2004 году (тысяч рублей)

 

Последние по времени сильнейшие потрясения для народа пришлись на годы перестройки и так называемых либеральных реформ. Но, если все предыдущие усилия и лишения народа всё же способствовали подъему страны и усилению экономического и военного могущества, возведя ее в ранг второй сверхдержавы планеты, то ничего подобного не случилось за последние 20 лет (период Горбачева-Ельцина-Путина). Произошло совершенно противоположное. Деятельность горбачевского руководства, а затем - властьимущих либерал-реформаторов, разрушивших про­мышленный, оборонный, научный и другие потенциалы СССР и создавших в 1990-е гг. уродли­вую и совершенно неэффективную с точки зрения национальных интересов социально-экономическую систему, нанесла (и продолжает наносить) колоссальный ущерб народу России.

Вышесказанное - отнюдь не преувеличение. Ведь именно в результате деятельности неолибералов возникли острейшие проблемы и беды российского общества, и главные из них падение уровня жизни (массовая бедность), духовный кризис, вымирание населения. Резюмируя проведенный демографами анализ человеческих потерь в России вследствие смертности на про­тяжении XX века, «Независимая газета» отмечала: «Оказалось, что по мощи ежегодного уничтожения человеческого потенциала российские реформы (90-х годов,- Авт.) в два раза превышают силу сталинского режима, сопоставимы с первой мировой войной и уступают лишь интенсивности потерь в период гитлеровского нашествия» ( Арин О.А. Мир без России / О.А. Арин. - М., 2002.). Надо сказать, что за семь лет президентства В. Путина ситуация со смертностью нисколько не улучшилась.

Российский этнос, прошедший через несколько войн и революций, перенесший колос­сальные политические и духовные катаклизмы, сумел выжить и самосохраниться, заплатив за это очень высокую цену, понеся громадные человеческие потери. Но сможет ли он пережить, преодо­леть мощный современный катаклизм, имеющий системный характер? Пережить в условиях кру­шения и отсутствия консолидирующей и мобилизующей идеологии (национальной идеи), разру­шения базовых культурально-исторических ценностей, социальной дезориентации и деморализа­ции (под воздействием СМИ), вызванной навязыванием ложных и неприемлемых (с позиций жиз­ненно важных интересов) ценностей и целей, непонимания, откуда исходят наиболее опасные уг­розы и вызовы социально-демографическому (национальному) развитию? Несомненно, что на­блюдаемая стойкая депопуляция происходит как за счет деформации всей социально-экономической сферы, так и, главным образом, вследствие слома этнического культурально-исторического генома.

Анализ ситуации убеждает в том, что не удастся выйти из тяжелейшего социально-демографического кризиса, если властная элита не признает в качестве главного приоритета вы­живание и развитие этноса как целостного социального организма (устраняя при этом нарушения баланса показателей человекопотребления и человекопроизводства (по JI.H. Гумилеву). Если про­считать к чему приведут наблюдаемые тенденции в естественном движении населения, то окажет­ся, что уже к 2030 году за Уралом останется лишь половина живущего сегодня трудоспособного народонаселения.

Огромные потери жизненного и репродуктивного потенциалов населения России есть следствие несостоятельности всей социально-экономической системы, построенной на неолибераль­ной идеологии и безраздельном господстве примата так называемого «свободного рынка».

По мнению Ю.Г. Маркова [6], «вряд ли возможна в практически приемлемом варианте госу­дарственная стратегия устойчивого развития, если учесть, что в России все еще нет признаков ду­ховно-нравственного и культурно-национального возрождения, а тенденция разбазаривания при­родных ресурсов страны продолжает сохраняться в качестве устойчивой политики государства. Быть сырьевым придатком Запада - таков выбор современной России, который полностью соот­ветствует новому мировому порядку...».

Вице-президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов убежден, что у такой большой страны как Россия обязательно должна быть геополитическая идея, а если ее нет, значит, нет и идеи национальной. Последняя же рождается только тогда, когда госу­дарство начинает осознавать свое местоположение в современном геополитическом мироустрой­стве [7].

Владимир Рубанов, член президиума Совета по внешней и оборонной политике, говоря национальной безопасности (которая обязательно должна быть в основе национальной доктрины)! приводил пример США, где это понятие имеет широкое толкование и включает в себя защиту об­раза жизни (!). населения и территории [8, с. 5]. В. Рубанов утверждает, что создаваемые политической элитой нормативно-правовые основы государства не должны вступать в противоречие с ментали­тетом, морально, историческими тенденциями и предпочтениями народа. По мнению автора, законы, противоречащие представлениям общества о справедливости, не дадут желаемой политиче­ской стабильности и могут угрожать национальной безопасности.По нашему мнению, национальная идея России в XXI веке (она же становится и геополитической идеей) – это не только сохранение и военного авторитета, экономического потенциала, территориальной целостности, а прежде всего сохранение нации: ее здоровья, интеллекта и репродуктивного благополучия. Если этого не будет, то нация исчезнет, как таковая, и все ее прошлые достижения – территория, вооруженные силы, промышленные объекты – всё это будет пущено на продажу с молотка. (Казначеев В.П. Мы должны срочно понять куда исчезает наше население / В.П.Казначеев //Век. -2001. - №> 50).

Литература

1.       Кисельников А.А. Население Новосибирской области: Информационное издание / А.А. Кисель­ников. Г.А. Бессонова, Л.П. Харченко / Под ред. д-ра экон. наук А.А. Кисельникова; Новосибирск-стат. администрация Новосибирской области. -Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005.-Т. 1.- 544 с.

2.       Казначеев В.П. Ноосферная экология и экономика человека / В.П. Казначеев, А.А. Кисельников, И.Ф. Мингазов / Под общ. ред. академика В.П. Казначеева. - Новосибирск, 2005. - 448 с.

3.       Лещенко Я.Л. Кризис в общественном здоровье и социально-демографическом развитии: глав­ные проявления, причины, условия преодоления.- 2-е изд., перераб. и доп. / Я.А. Лещенко.- Ир­кутск: РИО НЦ РВХ ВСНЦ СО РАМН, 2006,- 276 с.

4.       Калашников М. Третий проект: Погружение: книга-расследование / М.Калашников, С.Кугугаев. -М.: ACT: Астрель, 2005. -766 с.

5.       Балдано М.П. Социально-экологические аспекты геополитических проблем Байкальского региона / М.Н. Балдано // Байкальский регион и геополитика Центральной Азии: история, современность, пер­спективы. - Иркутск, 2004.

6.       Марков Ю.Г. Устойчивое развитие: эколого-политологические и социально-правовые аспекты; Аналит. обзор / Ю.Г. Марков; СО РАН, ГПНТБ; ИВЭП. - Новосибирск, 2005. - 106 с.

7.       Ивашов Л.Г. Россия: туз или шестерка ? / Л.Г. Ивашов // Трибуна. - 27 марта 2002.

8.       Рубанов В. Откель грозить нам будут ? / В. Рубанов // Новая газета. - 3-6 августа 2000.

9.       Уточненный прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2006 год и основные параметры прогноза до 2008 года» Москва, 2005 г.

10.    Лещенко Я.А. Кризис в общественном здоровье и социально-демографическом развитии. Главные проявления, причины и условия преодоления. – Ангарск, 2005. – С. 42-44.

 

 

Россия и мир в третьем тысячелетии

Лопуха А.Д., д.п.н., акад. МСА

 

Современный мир входит в зону системного кризиса, преодолеть который привычными средствами не представляется возможным. Исчерпание основных природных ресурсов, в особенности энергетических, в обозримой перспективе приведёт к углублению кризиса существующей экономики и сферы жизнеобеспечения. Преодолеть его можно только системными инновационными мерами революционного порядка, подобными переходу от присваивающей к производящей экономике. Такой переход, судя по всему, невозможен в рамках социального устройства, соответствующего нынешней экономике. Его слом и смена сегодня столь же социально исторически неизбежны, как смена первобытной коммуны государством и феодальной элиты капиталистической при смене экономических основ общества.

Проведённые в США эксперименты уже в 1992 году выявили преимущества кооперативной собственности [1, с. 35]., а о нездоровье социального устройства свидетельствуют возникновение не только подзабытых социальных столкновений и вооружённых конфликтов, но и реанимация из тьмы веков войны цивилизаций.

Поиски нового типа социальных отношений начались снизу – сегодня даже в России существуют сотни и тысячи альтернативных сообществ граждан, которые строят иной, некапиталистический общественный уклад. К ним относятся социальные общины в рамках идеи создания родовых поместий, родовые структуры Алтая, Якутии, возрождающееся казачество и ряд других общин.

Это такое же свидетельство неотвратимости смены существующих социальных парадигм, как возникновение в недрах римской империи общин первохристиан. Более того, ширящиеся надгосударственные антиглобалистские и антиимпериалистические движения в Азии, Африке, Латинской Америке и даже в Европе оставляют весьма мало шансов неоконсерваторам и «глобалам» США законсервировать капиталистический уклад силовым путём и изъятием в свою пользу ресурсов суверенных государств [2].

Осуществляемые попытки реализации этого сценария могут только отсрочить смерть неизлечимо больного капитализма, самого чудовищного типа социальных отношений, делающего товаром высшую ценность мироздания – человека разумного, богоборчески вытесняющего его с позиций образа и подобия Бога в мир животных страстей, к облику обезьяны.

Эта отсрочка сделает естественную гибель отмирающего типа общественных отношений весьма болезненной и опасной для олицетворяющей его современной элиты. В своё время феодальной элите удалось почувствовать момент неизбежности смены основ мироустройства и органично войти в рыночные отношения, не утратив социальных позиций. Способна ли это сделать современная мировая политическая элита? Судя по всему, сегодня она не готова к такому повороту событий. Об этом свидетельствуют современное стремление Америки к мировому господству, реанимированная угроза практического применения ядерного оружия и возрождённый «спецназ» её спецслужб – международный терроризм с его жупелом – агентом ЦРУ Бен-Ладеном.

Некоторое укрепление России в период правления В.В.Путина, как показали события последнего времени, вызвало недовольство Западного мира, желающего видеть её «энергетической империей» на коротком поводке энергетической хартии. Проявилось это недовольство в циничном давлении на олицетворяющего российскую власть В.В.Путина. Убийство А.Политковской и В. Литвиненко, игрушечное отравление внука известного детского советского писателя 30-х годов, прославившегося запредельной жестокостью в годы гражданской войны, публичная казнь С.Хусейна и его соратников должны были, по мнению мировой закулисы, вернуть политические власти России на путь очерченных Западом либерально-демократических «реформ», исправно сокращающих население страны на миллион ежегодно, даже с учётом иммиграции из республик бывшего СССР.

И вот в такой ситуации президент России на конференции по безопасности в Мюнхене осторожно расставляет все точки над i в современных мировых отношениях. Шок испытал не только Запад, но и российская общественность, как либеральная (не пора ли «рвать когти» на Запад?), так и патриотическая, увидевшая забрезжившую надежду на выход России из лабиринта смерти, по которому вот уже около 20 лет её, как Моисей евреев по пустыне, водили либералы-реформаторы.

Что это? Сигнал России к началу проекта возрождения? Или новый заказ ГосДепа США российским властям изобразить лютого «бумажного тигра» для того, чтобы перед лицом «русской угрозы» консолидировать Запад, население Америки, на волне военного психоза вытряхнуть из его карманов «лишние» доллары, а то и повести его в новый военный поход? Такая подготовка населения по словам Д. Кьеза сегодня ведется.

Ясности пока нет. Если это проект возрождения страны, то он неизбежно начался бы со смены «лица» власти – в правительство непременно пришли бы Устиновы, Косыгины и Шахурины, министром обороны в условиях прямой военной угрозы (ведь война уже на пороге!) назначили бы современного Г.К.Жукова, а не торговца мебелью после филолога. И что уже совсем очевидно, на скамье подсудимых сидели бы не Квачков, Найдёнов, Ульман, Миронов, Колодезенко, а многие их небезгрешные оппоненты. Угроза войны между тем приобретает прямой характер. Об этом свидетельствует беспрецедентный рост военных расходов (более чем на 30%) в 2008 году в США, вывод и подготовка к продаже активов ведущими российскими «олигархами» (Р. Абрамович, О. Дерипаска) [6].

На вопрос: «С кем Вы, господин Президент?», В.В.Путин по-прежнему таинственно молчит. Ну, допустим, он решится и сделает выбор в пользу упорно навязываемой ему патриотами и населением фактически царской позиции. Выберет ли он ответственную судьбу национального лидера или гарантированную Западом спокойную старость (короче говоря, власти царя предпочтёт должность псаря)? После М.Горбачёва и Б.Ельцина весьма вероятен второй выбор. Хотя Запад весьма коварен в отношении судеб, использованных до конца своих креатур. Вспомним судьбы Пиночета, двух президентов Южной Кореи, покорного Милошевича и верного Саддама. По данным печати В.В. Путин весьма состоятельный человек, один из самых богатых в России, ему есть что терять. Об этом в интервью газете «Ди Вельт» сказал Станислав Белковский [4]. Он уже представил стране «преемника» – будущего президента Д. Медведева. Кто такой Д. Медведев? Представитель какого народа? Об этом сегодня говорят также туманно, как об этническом происхождении В.И. Ленина в советский период. Обеспечит ли он В.В. Путину личную безопасность в будущем?

Тем более что судьба значительной части российских богатых людей – выходцев из КГБ – с утратой Россией самостоятельности, как уже поговаривают не только либералы Запада, но и российские, будет весьма печальной. (А на Давосе глупостей не говорят).

Одумается ли современная российская элита? Поймёт ли, что без российской суверенной государственности она будет всего лишь навозом для подкормки западной цивилизации? Осознаёт ли, что, вывозя деньги на Запад, создаёт не свою «заначку» или «общак», а дополнительные резервы чужих стран? [3].

Конечно, многие олигархи на Западе будут приняты. Р.Абрамович, Б.Дерипаска, А.Вексельберг и другие наверняка не безосновательно рассчитывают, что они не хуже Б.Березовского, В.Гусинского и Смоленского. Но на что рассчитывают богдановы, вавиловы, ивановы?

Кроме того, эти лихие люди до того смелые, что, судя по всему, уже не осознают, что ядерный заряд или просто крылатая ракета оппонентов России запросто смешает в один лежащий на Земле пепел олигарха с московским бомжем, русскую проститутку и еврейскую пианистку. В своё время передавшие СССР секрет атомной бомбы супруги Розенберги, граждане США, это хорошо понимали. И на 50 лет обеспечили прочный мир.

Гипотетически допустим, В.В.Путин сделает выбор в пользу России и обратится к нам с известными словами: «Братья и сестры…» Не будет ли это уже поздно? Сегодня уже не 1941 год и нечего уже оставлять врагу – отторгнуты огромные территории, разрушены экономика и социально-политическое единство общества, огромные ресурсы сосредоточены в руках коллаборационистов и криминала. Почти все.

А ведь война то не за горами, война «горячая». Не даром в своё время Думой были инициированы слушания по военным планам США в отношении России. Сегодня уже 2007 год, а что если её начнут, как и запланировали, в 2010? Сталин «дружил» с Германией и за 3 предвоенных года развернул мощную армию и вооружил её.

Ответим себе, готовы ли мы и наша армия сегодня отразить агрессию? При существующем технологическом превосходстве в военной области по мнению многих военных, которое наиболее концентрировано изложил в своей книге В. Квачков современная армия России не способна без массированного применения ядерного оружия вести полевую войну с армиями ведущих европейских государств [5]. К войне же с применением диверсионно-партизанских средств никто сегодня не готовится. Да и поверит ли кто-либо, что А.Б. Чубайс или Н. Сванидзе, как представители нынешней государственной элиты с началом войны станут руководить партизанским движением? Так что В.В.Путину (люди-то ему поверили) нужно сказать честно народу о своих планах, которые уже не только личные. Если он готов и способен быть национальным лидером (большинство российских граждан ещё в него верят) – пусть скажет об этом. Ему дадут не только третий президентский срок. В условиях быть или не быть России народ бы его и как царя принял. Если же нет, то нужно об этом сказать прямо, чтобы россияне не тешили себя приятными, но опасными иллюзиями и взяли судьбу в свои руки, пошли единственно возможным для нас русским путём.

Будет ли он отличаться от Западного? Безусловно. Мы слишком разные. Их Бог – деньги. Это вовсе не значит, что мы обречены на военное противоборство. На Россию с сильным, решительным, имеющим политическую волю и свободу политического манёвра лидером никто не нападёт. Более того – с ней будут торговать. С учётом того, что в очереди на ресурсы не только Запад, США, но и ненавидимые ими Восток и Юг – торговать на паритетных началах.

Даже дураку сегодня понятно, что лучше быть «тыловым» районом Китая, чем полем боя Америки против него. Когда ведутся разговоры о том, будет ли ядерная война и победит ли в ней США, сколько русских или «иранских» ракет перехватят ПРО в Чехии или Польше, как-то за пределами темы остаются иные вопросы. Например: после разрыва над Чехией хотя бы 10 – 15 ядерных зарядов (сбитых США) можно ли будет там жить? Или: 800 – 1000 ядерных зарядов, взорванных на российской земле, не означат ли окончание человеческой истории? 10 – 100 ответных разрывов на территории США сделают жизнь американцев комфортней?

Это только часть вопросов. В звериных условиях капитализма мир спасает равновесие страха. Действительность жёстче, от атомной бомбы не спрячется ни русский, ни англосакс, ни еврей, ни цыган. Все мы в одной лодке и должны удержать безумцев, стремящихся её опрокинуть. Удержать не уговорами, силой. Это сможем сделать только в том случае, если в ближайшие два-три года перейдём на путь мобилизационной экономики, позволяющей на порядок увеличить производственные капиталовложения. Для этого следует ресурсы стабфонда немедленно направить, используя имеющиеся огромные научные заделы, на создание новейших технологий в промышленности, сельском хозяйстве, обороне. Необходимо в разы увеличить инвестиции в образование, науку, здравоохранение, социальную сферу. В ходе предвыборной кампании С. Миронов публично заявил, что заработная плата составляет в объеме ВВП страны 23 % в отличие от 60-85 % в развитых странах. Необходимо этот перекос устранить. Повысив заработную плату в 2,5 – 3 раза руководство страны решило бы большинство социальных проблем россиян, отпала бы необходимость в унизительных подачках. Знает ли Владимир Владимирович об истинных масштабах социального расслоения в стране? Очевидно, если знает, то не всю правду. Иначе вряд ли мог существовать парадокс когда ректор государственного вуза может получать больше президента США, профессор столько же сколько грузчик, а преподаватель вуза меньше, нежели уборщица.

Любая национально ответственная государственная власть (капиталистически или социалистически ориентированная, демократическая или автократическая) обязана проводить такие меры. В противном случае точка невозврата будет пройдена и Россия будет расчленена, о чём открыто говорят ведущие западные стратеги, а от русских к концу XXI века останется 4-5 миллионов, в основном пропившихся и прокуренных больных людей. Решающее условие предотвращения столь трагичного исхода – политическая воля российского Президента, его способность поставить дело так, чтобы ресурсы не утекали в зарубежные банки, не проматывались в безумных оргиях, а подчинялись стратегическим целям нации.

Однажды В.В.Путин сказал, что в государственных органах Латвии было бы справедливым обеспечить пропорциональное национальное представительство. Почему бы не применить этот критерий в нашей стране? Да, мы, русские, другие. Ментальность, как рубашку, не сменишь. Бог дал нам суровую, красивую природу и тяжёлую судьбу. А для того, чтобы смогли нести свой крест – огромные богатства. Но не для того, чтобы ими в корыстных частных интересах распоряжались дети пришлых народов. Придя в наш дом, они должны соблюдать его правила. Это не ксенофобия. Где в мире вы видели русского, возглавляющего правительство? В Китае? Франции? Израиле или США? И это правильно. Нужно и нам поумнеть. Нам более всего нужен национальный лидер, ответственный перед Россией и её народом, а не мечущий бисер перед биллами, рю и гельмутами и заискивающий перед Западом своекорыстный властолюбец.

С лидера начинается подъём (или падение) государства. Он, в свою очередь, определяет ценности и приоритеты, идеологию развития. Когда М.Фрадков вопрошает, «что ещё надо человеку, кроме жилья, работы и безопасности на улице?» – он, похоже, выражает мнение всех представителей власти. Но русским и мусульманам всегда нужно было больше – Бог, справедливость, большое дело, возможность (через царя) влиять на власть. Сокральное на Руси всегда стояло выше «живота».

Какой будет экономика России, если она выберет русский путь?

В начале прежней, но если с «трубы» и гигантов незаконно приватизированной промышленности, типа «Норильскникеля», стряхнуть сомнительных хозяев, либо заставить их, доплатив настоящую стоимость присвоенных ими объектов, управлять ими в соответствии с национальными стратегическими целями и в рамках гуманного трудового законодательства, обеспечивающего нормальное воспроизводство рабочей силы, то социальный результат будет совершенно иным. Общеизвестно, что уровень оплаты труда у нас занижен в 2,5 раза. Кто должен это безобразие устранить? Государство. Президент. Это создаст полноценный внутренний рынок и даст толчок к развитию отечественной лёгкой промышленности, деньги населения будут оставаться в стране.

Все средства «стабилизационного фонда» вложить в перевооружение армии, развитие отечественного авто и авиапрома, современных видов энергетики, науку. Скорее всего, Запад их не отдаст. Тогда и у России нет никаких обязательств перед зарубежными хозяевами российских предприятий, скупленных ими по дешёвке с помощью незабвенного бывшего главы госкомимущества, нынешнего главного электрика страны.

На решение задач обеспечения перевооружения и развития промышленности и подъёма сельского хозяйства нужно потратить и часть золотовалютных резервов. Не отдадут? Выплатить ими единовременно государственный долг. А долги частных лиц должны выплатить они сами – не мы ведь купались с ними в шампанском и гудели в Куршевеле.

Исправить нынешние перекосы в отношении к науке и образованию. В них – наше будущее. Ведь на Юге и Востоке нужны наши люди и специалисты, а не кирки и мотыги – их там своих хватает. Безусловно, сохранить РАН – мозговой центр страны и её самостоятельность. Освободить ВУЗы от мелочной опеки, бумажного вала отчётов и обеспечить им реальную автономию, вплоть до невозможности силовых структур входить на территорию студенческих городков. Усилить гражданское воспитание студентов. Вовсе не безразлично: вырастут из них глазьевы или грефы.

Восстановить продовольственную независимость страны. Сельские предприятия освободить от налогов на 10 лет. Поощрять переселение на село бесплатным выделением земли и местных строительных материалов, беспроцентных кредитов. В рамках этой программы возродить на южных границах казачество и возложить на него охрану госграницы, таможенную службу и наркоконтроль.

Изменить стратегию современной миграционной политики. Она разлагает социум, порождает преступность и аморализм. Сегодня в российских сёлах не менее 6 – 8 миллионов безработных. Зачем нам кормить чужие страны? Дело нужно поставить так, чтобы предприниматели черпали рабочую силу именно там, организуя работу вахтовым методом. Это облегчит положение селян, которое сегодня просто дикое. Об этом не принято писать, но есть большие сёла, где вообще нет рабочих мест – их жители хуже узбеков?

Прекратить эксперименты над Вооружёнными силами и восстановить их потенциал. Не количественно – качественно и ростом возможностей. В начале на нынешней и прошлой основе (возвратить в сухопутные войска, тактическое и оперативно-тактическое ядерное оружие, повысить их насыщенность современными противотанковыми и противовоздушными средствами, создать командование сил специального назначения и т.п.).

Назначить способного военного министра обороны. Генерала, гражданина, патриота. Вложить треть стабфонда в ускорение перевооружения Армии, это вызовет резкий подъём высокотехнологичных отраслей экономики и научной сферы. Принять адекватную современной геостратегической ситуации военную доктрину, предусматривающую безусловное применение ядерного оружия в ответном или ответно-встречном ядерном ударе и при вторжении крупных группировок войск на территорию России. Уговоры сегодня недейственны, охладить горячие головы на Западе способен только паритет.

Но самое главное даже не это. Необходимо возродить сокральную основу национальной государственности. Сейчас даже в науке растёт роль интуиции и вненаучного знания. Воссоздание системы традиционных ценностей коренных народов РФ, их неотъемлемых прав (не пресловутых прав человека) и на их основе национальной идеи – вот тот фундамент, на котором Россия сможет возродиться.

Нужно заменить в стране культ виртуального героя и ценностей героикой и ценностями современного бытия. Сегодня молодёжь хорошо знает Д.Билана и К.Собчак – виртуальных персонажей сомнительной социальной полезности. А страну на своих плечах удерживают спецназ ГРУ, снайперы МВД, бессребреники учителя и врачи, простые работяги.

Кто должен запустить эти и другие процессы, способные сохранить Россию в агрессивном современном мире? Лидер нации и государства. Сколько времени ему быть у власти и кто он должен быть – решать народу, а не расстрельной, списанной с западных, конституции. Она собственно уже умерла, переходный период заканчивается, даже власть её исполнять не намерена. Кто сегодня верит в бредни про социальное государство, права человека и то, что единственный источник власти – народ?

Может ли быть и дальше президентом В.В.Путин? Может, если захочет, причём даже без нарушения конституции. Нужно просто завершить создание союзного государства Россия – Беларусь. При соответствующей политической переориентации В.В.Путина за него может проголосовать большинство граждан России и Белоруссии. Тогда в последующие 10 – 14 лет (за 2 срока) станет возможным вывести страну в мировые лидеры (не по числу олигархов, вымерших сограждан или объёму вывезенных капиталов). Тех, кого в современной России такой ход событий не устроит, думаем столь мало, что свобода выезда вполне обеспечит им свободу выбора более подходящей для них чем «эта» страна.

 

Литература

1. Райзборг Б. Ценные бумаги: все об акциях // Деловая жизнь. 1992. № 4.

2. Кугушев С. Морфология кризиса // Завтра, 2008, янв. № 3.

3. Кургинян С. Пузырь. Обращение к тем кто хочет спасти Россию. // Завтра, 2008, янв. № 1.

4. Квиринг М. Почему Путин вовсе не хочет остаться президентом // Ди Вельт, 2007, 20 нояб.

5. Квачков В.В. О военной доктрине и русской армии. М., Народный протест, 2007.

6. Федоринова Ю. «Базэл» готовит распродажу // Ведомости, 2007, 19 нояб.

 

 

Оценка эффективности кредитной политики современного коммерческого банка

          Д.Е.Мальгин, аспирант НГУЭиУ, г. Новосибирск

 

Оценка эффективности проводимой кредитной политики может осуществляться с двух позиций: оценка адекватности и проработанности кредитной политики как внутреннего регламентирующего документа, и анализ и оценка в динамике и на перспективу определенных экономических показателей.

А.И. Седин в работе “Кредитная политика и кредитная культура: отражение во внутренних инструкциях западного банка” определяет, что: “кредитная культура - это сочетание факторов, которые формируют кредитную среду, определяющих конкретное кредитное поведение. Кредитная политика может быть оценена по закрепленным приоритетам кредитной деятельности. Во внутренних инструкциях западных банков отражены приоритеты кредитной политики. Приоритеты таковы: качественные активы; прибыльные отношения и разумный рост кредитного портфеля. Качественные активы - такие активы, которые обеспечивают адекватный (процентный) доход даже при негативных изменениях макроэкономических условий или условий ведения бизнеса. В кредитном бизнесе предпочтение отдается принципу “кредитования против целостности заемщика”, что означает наличия не только стабильного финансового положения клиента, но и готовности продолжать бизнес в будущем, должного качества, как общего, так и финансового менеджмента. Стоимость кредита должна соответствовать предполагаемой (расчетной) степени риска. Политика банка направлена на создание с течением времени устойчивых, прибыльных для банка отношениях с клиентурой. Следует избегать “сухого” кредитования (когда других отношений, кроме как кредитных, с клиентом не предвидится). Рост кредитного портфеля должен контролироваться таким образом, чтобы избежать неприемлемой концентрации риска, например, по заемщику, по территории, по виду, по целевому назначению. Данные приоритеты находят свое отражение в кредитной культуре. Кредитная культура охватывает взгляды, философию, организацию и процедуры (политику), относящиеся к процессу кредитования в банке”.

О качестве проводимой кредитной политики можно судить на основании кредитной культуры в банке и по росту отдельных показателей (доходность инвестиций на оплату труда). Процесс управления кредитным портфелем и кредитными рисками, а также кредитная культура оцениваются на основании опросников. Эти опросники оценивают качество кадровых решений, состояние внутреннего контроля и эффективность работы правления банка.

Концепция кредитной культуры сама по себе является довольно расплывчатой. Степень приверженности руководства банка и кредитных работников к поддержанию высоких кредитных стандартов, выполнение приоритетов кредитной политики, эффективность внутренних связей в процессе кредитования, структура кредитного портфеля, система профессиональной подготовки кредитных работников - элементы кредитной культуры, влияющие на эффективность кредитной деятельности. Все эти элементы находятся в неразрывном единстве между собой и призваны обеспечить высокое качество кредитной деятельности банка.

Э.А. Уткин в работе “Нововведения в банковской системе России” отмечает, что: «восприимчивость банка к новому, к достижениям научно-технической мысли зависит во многом от организационного климата, который в наибольшей степени благоприятствовал бы инициативному поиску нетрадиционных, новаторских решений, самостоятельной подготовке персоналом широкого круга производственных задач, выбору средств и путей их достижения» [2, с.5].

Для экономического анализа кредитной деятельности необходимо четкое разграничение показателей на критерии и признаки.

В работе “О развитии содержательных подходов в надзоре”[3, с.11] А..Ю. Симановский делит показатели (нормативы) по содержанию на две группы:

■ нормативы, выполнение которых следует рассматривать в качестве критериев.

■ нормативы, соблюдение, а точнее несоблюдение, которых следует рассматривать в качестве признаков. Эти нормативы не могут считаться критериальными. Их невыполнение - это сигнал к проведению дополнительного содержательного анализа ситуации.

Для максимизации прибыли от проведения банковской политики банк должен применять системный подход, то есть использовать все элементы банковской политики в единстве. В частности, в области кредитной политики это решение будет определять оптимальную комбинацию кредитных стандартов. Кредитные стандарты устанавливаются для банка - это экономические нормативы со стороны Банка России, а также других органов банковского надзора. И кредитные стандарты могут устанавливаться самим банком - минимальный уровень кредитоспособности потенциального заемщика приемлемый для банка, срок кредитования, политика стимулирования своевременного или досрочного погашения ссуды; специальные условия и уровень затрат банка, связанных с обеспечением погашения ссуды.

Эффективность проводимой кредитной политики может быть оценена по общей формуле:

                                     Доход

Эффективность =   

                                     Затраты

Результатами проводимой кредитной политики являются максимизация прибыли и минимизация рисков. Таким образом, рост и улучшение качества кредитного портфеля представляют собой интегральный показатель эффекта от проводимой кредитной политики, а экономическим показателем в данном случае будет финансовый результат, полученный от операций кредитования.

Затраты связаны с процессом формирования базы кредитных ресурсов (плата за привлеченные ресурсы, оплата труда ответственных работников) и процессом их размещения.

Широкий комплекс возможностей при регулировании кредитных отношений выдвигает проблему оптимального варианта кредитной политики. Оптимальная кредитная политика коммерческого банка обеспечивает банку покрытие его издержек и приносит известную прибыль. В результате проведения оптимальной кредитной политики доходы банка, его прибыль стремятся к бесконечности, а затраты и риск - к минимуму.

При оптимальном соотношении доходность-риск, выполняется следующий комплекс условий:

■ коммерческие банки как кредиторы получают достаточный уровень доходности при допустимом принятии кредитного риска;

■ заемщики получают необходимый объем финансирования своих потребностей по приемлемой цене.

Следует различать оптимум статический и динамический. Статический оптимум связан с определением, например, уровня развития банка, количества осуществляемых банком операций и услуг, достигнутых при имеющихся у банка ресурсах - трудовых, материальных, финансовых, а динамический - предусматривает разработку этих же параметров в перспективном плане с учетом возможных изменений.

Статический оптимум определяется обычно по отчетному балансу, который позволяет получить нужную информацию о сложившихся за истекший период пропорциях, структуре источников средств и инвестиций. Однако этого недостаточно для выбора наилучшего варианта, поскольку в отчетном балансе нет альтернативы. Отсюда необходимость разработки бизнес-плана, который лежит в основе деятельности любого субъекта экономики, включая, в том числе и коммерческие банки.

Банк должен разрабатывать несколько возможных вариантов развития событий (оптимистический, пессимистический и наиболее вероятный) для более полного учета действительности и внесения корректировок в принятый план.

На практике подавляющее большинство российских коммерческих банков стремится к постоянному увеличению объемов ссудной задолженности при соблюдении определенных показателей ликвидности и уровня риска. Но количество потенциальных клиентов-заемщиков для любого банка всегда будет ограничено:

■ географическими районами территориального охвата;

■ требованиями, предъявляемыми к будущим заемщикам;

■ межбанковской конкуренцией.

Следовательно, для определения оптимальной кредитной политики необходимо рассмотрение рискованности кредитных вложений не с позиции количества заемщиков, а с позиции качества ссудной задолженности.

Оценка эффективности проводимой кредитной политики возможна при принятии во внимание изменение двух показателей доходности и рискованности. Доходность кредитных вложений определяется как соотношение срочных процентов, полученных по предоставленным кредитам к размеру кредитов. Рискованность - как соотношение размера резерва на возможные потери по ссудам (РВПС) к размеру кредитов.

Именно процентные доходы и РВПС в полной степени отражают качество кредитной политики. Процентные доходы в отличие от комиссионных доходов в чистой мере представляют собой цену кредита -как равенство стоимости и привлечения средств и процентного спрэда без рассмотрения “косвенных” затрат, связанных с формированием ресурсной базы.

Резервы по ссудам, в свою очередь, максимально полно отражают качество кредитного портфеля. После принятия ЦБ РФ Положения № 254-П “О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности” коммерческие банки начали оценивать качество собственного кредитного портфеля, исходя не только из определенных формализованных критериев (обслуживание долга и качество обеспечения), но и на основании мотивированных суждений (финансовая стабильность и развитие отрасли, региона и национальной экономики).

В зависимости от изменения доходности и рискованности (рост или сокращение) возможно четыре варианта кредитной политики. Данная схема представлена на рис. 2.

 

Рис. 2. Варианты кредитной политики

 

Первый квадрант “оптимальный рост” характеризуется одновременным увеличением доходности и снижением риска - он является идеалом для формирования кредитной политики. Коммерческие банки наращивают объемы ссудной задолженности, улучшая при этом ее качество.

Второй квадрант “сбалансированный рост” характеризуется одновременным увеличением доходности и риска. При постоянном поддержании определенных кредитных стандартов увеличение размера размещенных ресурсов закономерно приведет к увеличению доли проблемных кредитов.

Если же коммерческие банки, не смотря ни на что, стремятся максимально увеличить объемы ссудной задолженности то помимо ухудшения качества портфеля - как следствие - неизбежно произойдет снижение доходности (как соотношение своевременно и в полном объеме поступающих процентных платежей к ссудной задолженности).

Четвертый квадрант - “сокращение” - когда банки, по каким-либо причинам уменьшают конкретные кредитные портфели или в целом сворачивают кредитную деятельность.

Вместе с тем, отсутствие дохода или даже убыток в банковской деятельности не может рассматриваться исключительно как результат неэффективной кредитной политики. Очевидно, что, разрабатывая кредитную политику, банки исходят из стратегических и тактических целей.

Подобная оценка может быть дана как отдельным кредитным портфелям коммерческого банка (ссуды негосударственным коммерческим организациям, населению, межбанковские кредиты и т.д.) так и в целом по кредитному портфелю.

Факторный анализ эффективности осуществляемой кредитной политики можно провести, используя следующую формулу:

 

Д = МхРхК,           

 

где Д - доходность кредитования:

М  - показатель покрытия процентных расходов доходами, характеризующий эффективность управления процентной маржей:

Р - показатель эффективности управления структурой расходов:


К - показатель, характеризующий эффективность качеством кредитного портфеля, рискованность:


ПД - процентные доходы, полученные от операций кредитования; СЗ - остаток ссудной задолженности; ПР - процентные расходы, связанные формированием необходимой для операций кредитования ресурсной базы; РВПС - расходы, связанные с формированием резерва на возможные потери по ссудам.

Эффект от увеличения каждого отдельного показателя должен рассматриваться с учетом изменения его знаменателя. Так рост процентных расходов при увеличении расходов, связанных с формированием резерва на потери по ссудам, не могут рассматриваться как положительные изменения. В динамике, используя метод цепных подстановок, можно оценить влияние каждого отдельного фактора.

Оптимальная кредитная политика, разработанная с учетом внешних и внутренних для банка факторов развития, правильной оценки их динамики и построения динамических рядов, экстраполяции финансового состояния банка и его клиентов, использования моделирования, экономико-статистических методов, математического инструментария позволяет определить политику наиболее адекватную данному временному этапу развития банка. В каждом конкретном случае принятие управленческого решения должно включать сравнение возможных доходов от изменения политики с ценой этих изменений.

Литература

1. Панова Г.С. Кредитная политика коммерческого банка. – М.: Финансы и статистика,1997-570с

2. Уткин Э.А.Нововведения в банковской системе России /Э.А.Уткин, Г.И.Морозова, Н.И.Морозов; Под ред.Э.А.Уткина – М.:Финансы и статистика,1998.-352с.

3. Симановский А..Ю. О развитии содержательных подходов в надзоре //Деньги и кредит-2003.-№1 – С.9-11.

4. Симановский А..Ю. Резервы на возможные потери по ссудам: международный опыт и некоторые вопросы методологии //Деньги и кредит-2003.-№11– С.16-25

5. Седин А.И. Кредитная политика и кредитная культура: отражение во внутренних инструкциях западного банка. –

       http:// www.cfin.ru/fmanalisis/banks/cred-culture.htm.

 

 

ИСКУССТВО И КУЛЬТУРА: ИСТОРИЯ, СОСТОЯНИЕ, РАЗВИТИЕ

 

Музыка, культура и проблемы национального выживания

Ромм В.В., доктор культурологии,

акад. МСА, Новосибирск.

 

Сегодняшние дети России должны вырасти здоровыми, разносторонне образованными гражданами России, творчески и духовно богатыми. И без помощи культуры, искусства сделать это невозможно. Следует обращаться за помощью к живописи, литературе, театру, танцу, цирку, музыке… Именно искусство формирует внутренний и внешний блик молодёжи, диктует моду, указывает на идеалы. Мы настолько плотно окружены искусственно созданным миром, что подчас живем, как в виртуальном мире.

Один из ярких примеров – музыка. Музыка стала как бы обязательным сопровождающим фоном нашей жизни. Этим фактом достаточно умело пользуются и для рекламы, и для предвыборной агитации и для совсем не безобидного антинационального воздействия. От этого фона невозможно скрыться ни дома, на работе, в транспорте, на улице, несмотря на то, что частотный и децибельный уровень этого шума часто далеко не безвредны для здоровья человека. Бесконтрольная экспансия вненациональной поп-музыки наносит серьёзный вред здоровью молодежи, ставит ограничения творческому развитию личности, разрушает их национальные особенности и отличия. А молодёжь страны постоянно находится под негативным воздействием поп-шоу музыки.

С 60-х годов ХХ столетия, с появлением соответствующей электронной техники вненациональная массовая культура заявила о себе в полный голос и начала свою экспансию в разные страны, стала захватывать умы и сердца миллионов и миллионов слушателей. Поп-масс-культура становилась всё более агрессивной, оторванной от любой национальности, наднациональной, и практически всегда – антинациональной, внесла серьезные изменения, искажения в сложившиеся мировые культурно-национальные традиции.

В окружающем человека звуковом пространстве появился новый очень серьезный фактор, который нельзя игнорировать, который следует изучать и осмысливать. Я, как и многие культурологи, убежден, что именно самобытная народная музыка явилась одним из главных факторов, который способствовал появлению и закреплению национальных особенностей и отличий людей разных этнических общностей. Автор предполагает, что на формирование неповторимостей той или иной национальной музыки очень влияли резонансные и волновые контакты с региональными энергетическими центрами, с геоактивными зонами.

Локальными или региональными энергетическими центрами чаще всего являются месторождения полезных ископаемых. «Месторождения полезных ископаемых (особенно достаточно крупные их скопления) представляют собой своеобразную электропроводку Земли. Когда в верхних слоях атмосферы скапливается достаточно много избыточной энергии, она по электропроводящим каналам в теле Земли может уходить в глубины. И наоборот, если в результате геодинамических процессов в различных слоях коры и астеносферы планеты накапливается глубинная энергия, то по этим вертикальным электропроводящим структурам она поднимается вверх» [1, с. 40].

Сегодня огромное количество локальных и региональных энергоактивных центров попросту уничтожено.

«В течение ХХ века практически перестали существовать более 150 тысяч месторождений, имеющих, по мнению геологов, значение важнейших проводников. Фактически проведено обрезание электропроводки Земли, связывающей ее глубины с поверхностью и далее — с Космосом. При этом Земля не перестала нуждаться в трансляции энергии по вертикали в зависимости от геомагнитных и ионосферных процессов и возмущений в атмосфере… Надо также отметить интенсивное техногенное изменение физико-химических процессов на поверхности. Почвы, гидросфера и атмосфера насыщаются технофильными элементами (в основном металлами), что также дезорганизует природные структуры энергоперетоков и влияет на характер микробиоты в почвенном слое» [1, c. 40-41].

Если наложить на карту контуры пространств, захваченных вненациональной масс-культурой, то они совпадут с территориями наиболее индустриально развитых стран Европы, Америки, Азии, с промышленными городами-мегаполисами, где уничтожение природных ископаемых – свершившийся факт.

В то же время, несмотря на такое триумфальное шествие вненациональной поп-культуры, на Земле остались регионы, успешно сопротивляющиеся экспансии масс-культуры. По карте они совпадают с районами, где разграбление, обескровливание Земли еще не приняло катастрофические масштабы. Здесь самый большой отклик в сердцах молодежи продолжает вызывать народная, музыка, фольклорные танцы, песни, обряды. В сельских, провинциальных районах прибайкальского региона, Горном Алтае, Якутии, Тыве молодежь предпочитает народное пение, национальные танцы и прохладно относится к современным масс-шедеврам. Пока остались на Земле еще и другие не окончательно уничтоженные технопрогрессом места.

Все взаимосвязано. Не случайно повторяются Байкал, Алтай в списке регионов, где народная культура продолжает главенствовать. Не случайно также, что самые неблагополучные в смысле экологии территории Земли показывают противоположную тенденцию.

Несколько лет учёные Западно-Сибирского отделения Международной Славянской академии изучали проблемы защиты от отрицательного воздействия вненациональной музыки на молодёжь. Как показали исследования, достаточно надежным противоядием является народная и классическая музыка. Механизм работы такого противоядия, очевидно, заключается в переадресовке каналов резонансных связей человека с уничтоженных локальных на еще существующие дальние энергетические центры. Такая переадресовка и скорость установления новой связи пока не вписывается в обычные теории, однако даёт удивительный эффект. Вот почему так важно в детстве человеку дать хотя бы минимальный музыкальный ликбез, научить слушать и слышать музыку не только эстрадную, но и народную и классическую.

Сегодня пролегла глубокая грань между настоящим искусством, которое благотворно влияет на человека и подделками, выдающимися под видом искусства, которые отрицательно воздействуют на здоровье и психосферу человека.

Народное искусство, народная музыка интенсивно модернизируются, искажаются, заменяются, фальсифицируются. И это не только в России. Если мы не поймём, что проблемы национальной безопасности напрямую зависит от серьёзного отбора звучащей музыки, то лет через сто в нашем многонациональном государстве, не останется наций, их культуры, внешних и внутренних отличительных черт.

На конференциях нашей академии в докладах учёных постоянно возникает вопрос об искажении русского языка. На мой взгляд, этот вопрос давно уже перестал быть только теоретическим. Искажение слов, подмена, фальсификация понятий являются фактором изменяющим, разрушающим хрупкий баланс социальной обстановки в стране.

Как грибы растут трактовки понятий. Культура, искусство трактуются настолько широко, что часто означают совершенно разные явления. Между тем искусство и бизнес – это далеко не одно и то же. Шоу-бизнес направлен, как и всякий бизнес на зарабатывание денег. На «фабриках звёзд» за несколько дней испекают рабочих, клерков этого бизнеса, которых почему-то называют артистами, даже удостаивают звания «народный артист». А ведь по большому счёту новоиспечённой вокальной «Звезде» и не требуется обладать голосом – всё равно реальными исполнителями остаются микрофоны, усилители, динамики, а также руководящие ими акустики, программисты, звукооператоры. Отключите аппаратуру и сразу прийдёт на ум крылатая фраза из кинофильма «Волга-Волга»: «Чтобы хорошо петь, надо двадцать лет учиться!»

Подмена понятий далеко не безобидное дело. Появляется ощущение, что ради достижения главной ценности сегодняшней жизни – денег, всё дозволено.

В труднейшие девяностые в стране закрылось огромное количество клубов, домов культуры и других профсоюзных учреждений культуры. Это послужило одной из главных причин роста криминализации, появления наркомании, преступности в детской среде. Казалось бы, последние решения и призывы руководства страны говорят о стремлении исправить положение. Однако было бы невероятно смело утверждать, что забота о культуре, о социальном и культурном окружении российского гражданина, стало главной заботой государства.

Забота о культуре не главная, и не вторая, и даже не десятая цель. Если посмотреть принятый бюджет страны на ближайшие годы (вплоть до 2010 г.), то можно увидеть, что расходы на культуру стоят на предпоследнем месте.

Вместе с тем, отрадно, что всё чаще и чаще руководители страны в своих публичных выступлениях обращаются к социальным проблемам. На решение социальных проблем нацелены национальные проекты. Рекламируются усилия по искоренению такого явления как детская беспризорность, часто говорится о выделении грантов на помощь детям-сиротам, о множестве благотворительных фондов, нацеленных на это.

Члены международной славянской академии (секция культуры и искусства) отзываясь на эти призывы, каждый год организовывали много концертов с приглашением воспитанников детских домов, либо с выездом в отдельные детские учреждения. В прошлом году детская академия провела театральный фестиваль, в котором участвовали воспитанники 15 детских домов области. Однако понятно, что при работе с детьми разовые акции не могут принести желаемого результата. Поэтому ЗСО МСА была разработана комплексная программа. Она была представлена в предыдущем сборнике «Казначеевские чтения» [4, С. 240 – 247]. Уже шесть лет наша академия пытается воплотить эти комплексные планы в жизнь и все безрезультатно. Это при том, что проекты получают на словах горячую поддержку в самых высоких кабинетах. Как дело доходит до обеспечения реального исполнения – всё останавливается. Автор даже пришёл к печальному выводу, что сегодняшние благотворители понимают термин «благотворительность» как-то не так, как принято. У Владимира Даля «благотворение – делание добра, помогание бедным, (не относительно к лицу дающего) учреждение заведений, устроенных для призрения дряхлых, увечных, хворых, неимущих или ради попечения о них.» [5, с. 94]. У С.И. Ожигова благотворительность – это «оказание частными лицами материальной помощи бедным из милости» [6, с. 45]. К сожалению, наши многолетние поиски средств на упоминаемый проект для детей-сирот, привели к убеждению, что в ново-русской трактовке под благотворительностью понимается не бескорыстное вкладывание денег в доброе дело, а получение материальной прибыли от любого благотворительно проекта. Плюс к этому получение бесплатной рекламы.

Очевидно, подмена понятий начинается с неверного определения цели существования государства. Сегодня такой целью является прибыль, деньги. Но целью каждого государства, прежде всего, должен быть человек, его здоровье, благополучие.

В заключение приведу еще один печальный свежий пример подмены понятий.

В девяностые годы был нанесен разрушительнейший удар по культурным учреждениям сельских районов страны и в частности Новосибирской области. Опустели тысячи очагов культуры, хоть и были редчайшие исключениея. Есть в Новосибирской области город Искитим – город очень проблемный и по экологии и по социальной обстановке. Именно в этом городе чудом уцелел крупный ДК «Россия». Как удалось уцелеть ему – вопрос отдельный. Благодаря Дворцу целый район города стал достаточно благополучен. В ДК были многочисленные народные и эстрадные танцевальные коллектив, кружки сольного и хорового пения, музыкальные кружки, хоры ветеранов, был уникальный цирковой коллектив. В ДК собирались клубы по интересам, показывались кинофильмы, отмечались все праздники, проводились регулярные смотры, конкурсы, фестивали. Широко известен был даже за пределами области фестиваль «Искитимские звездочки». Каждый год несколько тысяч детей и подростков, работающих граждан, пенсионеров приобщались к прекрасному искусству, чувствовали себя здоровыми, красивыми, умными, благополучными.

Но, в 2007г. этот, один из крупнейших в области ДК, сдали в аренду на 20. И рекламируется это, как улучшение, как забота о благе. Теперь там будет культурно-развлекательный центр, в том числе и кинотеатр, современный, шикарный. Но все понимают, что речь идет о фактическом закрытии. Ведь деньги, отданные за аренду новые хозяева будут стремиться возвратить себе, да ещё с достаточной прибылью.

Да появится еще один элитарный клуб для богатеньких! Но зачем же для появления одного, разрушать другое, может еще более ценное? Сдача в аренду на самом деле фактически означает закрытие ДК минимум на 20 лет.

А в помещениях, где работали десятки кружков, очевидно появятся игровые автоматы, красивые залы рулетки, картёжных игр. Вместо учреждения, который благотворно влиял на криминогенный климат, на этом же месте и в том же здании будут работать развлекательные учреждения, которые по всеобщему признанию эту криминогенную обстановку поощряют, притягивают. Да и законы, которые уже несколько лет пропагандируют решение правительства убрать развлекательные центры в несколько редких резерваций подтверждают, что и чиновникам известна такая печальная закономерность.

Интересная задача для социологов. Хорошо бы ответить на вопросы: Насколько ухудшится криминогенная обстановка в городе Искитиме через год, два, - десять, двадцать? Сколько в результате этих действий окажется искалечено ребячьих душ? Сколько денег будет истрачено на борьбу с новым криминалом, с новой волной наркомании, на содержание или исправление преступников, появившихся из-за отсутствия возможности у ребятишек заняться вокалом, танцем, другим интересным делом? Сколько государство недополучит правопослушных граждан, сколько недополучит инженеров, поэтов, инженеров, квалифицированных рабочих? Насколько эта сумма будет больше тех денег, что получены за аренду и перепрофилировку Дворца Культуры.

Наша академия не занимается политикой. Мы не можем отменить то или иное решение, сделать так, чтобы руководители уважали свое слово. Но показать опасную тенденцию искажения языка и влияние этого на реальную жизнь – наша прямая задача. Следует проанализировать скоропалительные и опасные шаги. И через десять, двадцать, пятьдесят лет возможно государство поймёт, что недовложение в культуру, пренебрежение культурой, экономия денег на культуре является самой страшной ошибкой для безопасности, целостности, жизнеустойчивости любого государства.

 

Литература

1.    Дмитриев А.Н. Огненное пересоздание климата Земли. Общеобразовательный очерк. – Новосибирск-Томск, 2002

2.    Казначеев В.П., Дмитриев А.Н., Мингазов И.Ф, Цивилизация в условиях роста энергоемкости природных процессов Земли. – Новосибирск, 2007. – 419 с.

3.    Ромм В.В., Музыка в свете эфиродоменной теории / Казначеевские чтения. Т I. Новый взгляд на культурную антропологию. Материалы международной научно-практической конференции. – Н-ск.:Изд-во «Архивариус-Н», 2007 – С. 127 – 129.

4.    Казначеевские чтения. Россия и Сибирь: состояние и перспективы социально-экономического развития. – Н-ск.:Изд-во «Архивариус-Н», 2008 .

5.    Даль В. Толковый словарь великорусского языка. – Т. 1. – М., 1978.

6.    Ожигов С.И. Словарь русского языка. – М., 1984.

 

 

Экскурс в историю формирования посылок

к возникновению элементов музыкального мышления

Роменская Т.А., д.искуств., к.ист. н-к. Новосибирск

 

Не вызывает сомнений, что первые звукообразования, приобретшие знаковый смысл, были порождены труднейшими условиями быта выходящего из звериного состояния человека.[1] Можно напомнить, что способы его жизнеобеспечения – охота и собирательство – грозили столкновениями с бичом всего живого того времени тигрольвом, агрессивными от природы быками, шерстистыми носорогами, а поднимающийся в ярости с ужасающим ревом на задние лапы медведь представлял чудовище трехметровой высоты (видно, подобное зрелище столь впечатлило сознание первобытных людей, что их потомки и в ХХ столетии справляли так называемые «медвежьи праздники»). Помимо того, в процессе собирательства сохранялась постоянная опасность нападения вражеских орд (нередко каннибалов). А первые Homo sapiens того времени в подобных условиях оказывались беспомощными: они не имели ни рогов, ни бивней, ни мощных зубов или копыт, из-за несовершенства стопы не могли еще и быстро бегать. Все это ставило их перед жесточайшей необходимостью социализации – в первую очередь голосового осмысленного звукотворчества.

Его возникновению способствовали не только вышеупомянутые стрессовые ситуации, необходимость в сигналах опасности, призыва, сбора и т.п., но и условия досугов гоминид. У них во время отдыха или при отходе ко сну могли проявляться всплески животных инстинктов и так называемый «зоологический индивидуализм», приглушенные в период коллективных действий. Они порождали конфликты внутри стада, являлющиеся следствием соперничества самцов в борьбе за лидерство, сексуальные и другие жизненные преимущества. Но скорее всего, столкновения возникали даже без какого-либо повода. И основание этому можно видеть в следующих обстоятельствах. На протяжении нижнего палеолита стадо уже не могло состоять из единообразных в психофизиологическом отношении особей: природа не штамповала их по одному образцу, единой модели! И в самом деле: у современного человека диапазон индивидуальной изменчивости на уровне 75%, у ископаемых Homo sapiens достигал 50, у австралопитековых 22%. Даже последний параметр вариабельности достаточен, чтобы понять неизбежность различий психофизиологической организации протолюдей – их темпераментов, тонусов и уровня гормональной активности – проявлений того, что ныне называется «психофизиологической несовместимостью». Подобные признаки имеются и в сообществах животных, а типы исполнителей, лидеров, искателей – в современных человеческих коллективах. В стаде всегда могла иметься группа беспокойных индивидов, ощущавших острую необходимость в разрядке накапливающейся энергии и будораживших остальных. Степень напряженности столкновений зависела так же, как и ныне от возраста, пола, природных пульсаций, морозов, жары, ветров, условий труда и т.п. Особенно усугублялось положение несовершенством тормозных реакций неврологической организации гоминид того времени.

Опытные, сильные, как правило умные, вожаки чинили суд и расправу, что происходит и в жизни обезьян. Это должно было создавать стрессовые ситуации, сопровождаемые звуковым реакциями. При том, несомненно, слышались команды лидера, вопли, стоны, плач наказуемых и пострадавших, сочувственные или осуждающие возгласы остальных. Частое их повторение могло закреплять смысл слышимых звукообразований в качестве знака и особенно издаваемых вожаком. Если мир не нарушался, то на первый план очевидно выступали бытовые шумы, возникающие при укачивании матерями детенышей, когда обиженные и больные ныли и плакали, кто-то просил помощи, кому-то требовалось «излияние чувств». В.В. Бунак считал, что «жизненные шумы» гоминид (свойственные и сообществам обезьян, но более разнообразные, дифференцированные и как-то осмысленные) становились источником первобытной речи [1, с.271].

А.А. Семенов, проверявший на собственном опыте возможности обработки камня первобытными приемами, указывал, что сила каждого удара для получения отщепа очень велика и достигает сотен килограммов [2, с. 194], возникающее при том сокращение мышц и активизация дыхания порождают звук. Последний не представлен возгласом типа «а», «ach», «hoh», «uff», «up», как утверждал врач в приводимой К. Бюхером цитате [3, с.26]. Какие-то из них могли со временем приобретать символическое значение процесса труда (!?).

Исключительно богатые и разнообразные посылки к возникновению речи и даже языка имеет подражание, присущее всем примитивам.

Еще в конце XVII столетия Эверт Избрандт Идес, отправленный Петром I в Китай и проехавший всю Сибирь от Тобольска до Нерчинска и Калгана (1692-1695 гг.), в своих путевых дневниках отмечал, что самоеды в танцах «ржут как лошади» или «свистят как молодые птицы» [4, с. 425-426]. В начале XVIII столетия М. Татаринов в одном из отчетов 1714 г. писал о бурятах, «воркующих по-голубиному» или прыгающих «по-гусиному, по-утячьи», «поющих голосами разных птиц» [5]. В 70-х годах XVIII века прославившийся трудом по этнографии И.-Г. Георги был свидетелем передразнивания обскими остяками других людей, зверей и птиц, причем иногда столь удачно и насмешливо, что «удивляться надобно, видя сие в их хижинах» [7, ч.1, с.85-86].

В начале ХХ века В.(У.) Копперс наблюдал у огнеземельцев изображение животного «во всех повадках», включая крик «с поразительной верностью». В их пантомиме. посвященной повадкам птицы карапу, он был поражен заключительным эпизодом, когда участники падали, «оглушая окрестности криком и звуками хлопанья крыльев настолько натуралистически верно, что, закрыв глаза, можно подумать, будто слышишь возню настоящих морских птиц» [14, с.9].

Э.-Б. Тайлор упоминал об «английских детях, забавляющихся подражанием крику животных», а также новозеландцах, воспроизводящих «целым хором визг пилы или рубанка, как и выстрел из ружья» [8, с.68].

В 30-е годы ХХ столетия Д.К. Зеленин видел женщин и девушек Камчатки, становящихся в круг и делающих волнообразные движения руками, плечами и тазом, которые имели необыкновенное сходство с плывущей нерпой [9, с.31].

Стремление к подражанию звукам, возникающим при обсасывании позвонков животных или трубчатых костей птиц, могло служить поводом к возникновению первых флейт, манков и других аэрофонов. Допустима и такая ситуация: задетая после разделки туши животного высушиваемая жила издавала звук, привлекавший внимание особым, малоизвестным ранее тембром, и это понуждало людей пытаться воспроизводить его голосом или в звучании хордофонов.

И, наконец, совершенно особую по значимости и возможностям роль подражание играло в другом, очень важном для будущих судеб музыкального искусства, процессе. Ранние гоминиды, не считая элементарных навыков поведения, привитых им матерями, имели только одного настоящего и строгого учителя. Им была Природа – источник всех их знаний. На заре антропогена в жизнь выходящих из звериного состояния пралюдей стал вторгаться мало привлекавший предшественников мир новых звуков, красок, цвета, запахов, форм – действительность предстала перед ними гораздо более многоликой и тревожащей чем предкам. Правополушарные обитатели раннего и среднего палеолита, склонные к созерцательному мироощущению, обладавшие еще звериным зрением, слухом и развитыми инстинктами, но уже приобретшие стереоскопическое зрение, должны были относиться к окружающему новому космосу явлений и впечатлений с обостренным вниманием и запоминать голоса себе подобных , различать рев слона, пещерного медведя, тигрольва, звук копыт лошадей и быков, вой гиены и ветра, шорохи саванны и крадущихся шагов, как и бесконечное число других подобных звуков. Это было одним из важнейших условий их выживания. Существование за счет охоты требовало не только умения слышать и помнить, но и точного воспроизведения голосов животных и птиц. Типичный в этом смысле пример приводится в работе В.В. Бунака. В ней говорится, что охотники, подражая определенной разновидности воя, способны вызывать волков из берлог, причем «небольшой неточности достаточно, что бы звери совсем не реагировали на звуки» или даже нападали на смельчаков [10, с.249].

На основании всего вышесказанного можно сделать четыре вывода.

Первый: как считают ученые, отличительным признаком подражания предстает то обстоятельство, что объект обозначается звуком, напоминающим именно его. Действительно, звукоподражательных слов множество у всех народов земли.

Например, у англичан это:

Жужжать to buss Шипеть to hiss Греметь to rattle Грохотать to ramble

Скрипеть to creak  Кричать to shout  Свистеть to whistle Звенеть to ring

Трещать, щелкать to crack   Хлестать to whip   Шептать to whisper

у русских:

Булькать   Грохотать   Гудеть   Греметь   Дудеть   Жужжать

Свистеть   Квакать   Ныть   Пищать   Шуршать   Шушукаться

у французов:

Шипеть Siffler    Греметь Gronder    Грохотать Gronder

Скрипеть Craquer    Кричать Crier    Плакать Pleurer

Вопить Hurler    Свистеть Siffler     Звенеть Sonner

Трещать, щелкать Craquer     Шептать chuschoter

у немцев:

Жужжать summen    Шипеть zishen    Греметь donnem

Грохотать poltem    Скрипеть knarren    Кричать schreien

Плакать weinen    Вопить schreien    Свистеть pfeifen

Звенеть klingen    Трещать, щелкать    krauchen schnalzen

Шептать flüstem

В пользу мысли о древности таких слов говорят два главных обстоятельства. Одно: раннее детское словотворчество, характеризующееся созданием звукоподражательных слов (бух, бах, бум, буль-буль и т.п.). Другое: несомненность этого явления подтверждает наличие одних и тех же звукоподражательных слов в различных языках, например: гром, греметь – общеславянское, причем индоевропейского характера; grumins – древнеперсидское; cheremetao – греческое; крик – общеславянское индоевропейского характера; krikseti – латинское; krike – греческое; hrika – немецкое; квакать – общеславянское; kvakin – литовское; quaken – немецкое и т.п.

Второй вывод: как бегло упоминает В.М. Бехтерев, музыкальные области мозга находятся в соседстве со слуховыми и речевыми – лежат «кпереди» от слухового центра отдела первой височной извилины и работают совместно благодаря межкорковым связям» [11, с. 211]. В связи с тем и вопреки мнению А.А. Леонтьева [12, с. 86-87, сноска] за тысячелетия трудовой жизни у человека выработался музыкальный слух, причем такого уровня, что без каких-либо акустических приборов охотники могли изготовлять манки.

Подтверждение тому можно обнаружить и у народов, сохраняющих верность традиционной культуре, не исключено, что тех времен, когда только формировалась речь. В данном случае можно вспомнить и о тональных языках. В них, как известно, изменение высоты или длительности звука определяет смысл сказанного. Ученые находят, что, например, среди вьетнамских студентов не встречается лиц, страдающих тональной «глухотой», она более свойственна европейцам, забывающим обычаи, опыт и особенности речи предков [13, с. 344]. На вьетнамском языке слог «ба», например, повторенный четыре раза в разном интонационном оформлении, становится уже предложением. Такое же внимание высоте интонирования наблюдается и у корейцев, китайцев, тайцев-тибетцев – то есть у народов, сохраняющих верность древней традиционной культуре.

Третий вывод. Гоминиды, обладавшие абсолютным слухом, воспроизводя какие-то звуки природы, инстинктивно не могли мириться с фальшивым звучанием своего еще несовершенного голосового аппарата и , видимо, прилагали немалые усилия для его тренировки и совершенствования в стремлении достигнуть соответствия слышимому. И это стало одним из важнейших условий ускорения процесса становления звукового общения и в конечном счете речи.

Четвертый вывод. Прогрессирующее развитие в нерасторжимом единстве взаимосвязанных начал – орудийной техники и нейрофизиологической организации человека – вело в конце концов к возникновению, возможно даже в нижнем палеолите, каких-то примитивнейших форм речи и элементов музыкального мышления. В пользу этого соображения можно привести косвенное обстоятельство. Первый в истории человечества четко зафиксированный прорыв творческого гения приходился на эпоху верхнего палеолита, когда создавались многочисленные и высокохудожественные образцы пещерного искусства, пластики малых форм и музыкальных инструментов.

Как подсказывает логика исторического развития, такой взлет творческих сил первобытных людей не мог возникнуть «на пустом месте», без этапа предварительного становления. По этому поводу весьма удачно высказался А.Д. Столяр: «За генетическое начало принимается то, что им заведомо не было, – уже «готовое» верхнепалеолитическое искусство» и, развивая далее эту мысль, писал: «подчеркивая своеобразную зрелость раннеориньякских памятников, можно сказать, что мы имеем «дитя без матери», не зная ни рода его, ни племени <…>» [14, с.91].

Хотя тогда еще не могло быть ни скульптуры, ни барельефа, ни живописи, как и музыки, поскольку прачеловек еще не обладал необходимой для художественного творчества степенью духовного, умственного и эмоционального развития. Скорее всего его общение ограничивалось возгласами многократного смысла. Например, знак опасности мог означать и приближение зверя, и враждебных гоминид, природный катаклизм и др. т.п.

Становление речи не могло проистекать без соответствующей физиологической и психологической готовности Homo к ее овладению. Этому важнейшему условию проблемы будет посвящена следующая публикация автора.

Литература

1.       Бунак В.В. Происхождение речи по данным антропологии / Сб. Происхождение человека и древнее расселение человечества. – М., 1951.

2.       Кочеткова В.И. Палеоантропология. – М., 1973.

3.       Бюхер К. Работа и ритм. – М., 1923.

4.       Путешествие Избраннедеса посланником в Китай в 1692 г. // Древняя российская вивлиофика. – 1789. – Ч. 8-9.

5.       ЦГАДА, ф. Госархива, XXIV, д. 70, б/д, л. 26-27 об.

6.       Георги И._Г. Описание обитающих в российском государстве народн<…>. – СПб, 1776-1777.

7.       Грубер Р.И. История музыкальной культуры. – Т.1, ч.1 – М.-Л., 1941.

8.       Тайлор Э.-Б. Первобытная культура. – М., 1989.

9.       Зеленин Д.К. Народы Крайнего Севера после Великой Октябрьской социалистической революции // Советская этнография. – Вып. 1, 1938.

10.    Бунак В.В, Указ соч.

11.    Бехтерев В.М. Мозг и его деятельность. – М.-Л., 1928.

12.    Леонтьев А.А. Возникновение и первоначальное развитие языка. – М., 1963.

13.    Леви Ю. Предмузыка (Жизнь и звук) // Пути в незнаемое. – М.: СПб, 1969.

14.    Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. – М.: Искусство, 1985.

 

 

Национальные композиторские школы

сибирского региона: периодизация и жанры

Пыльнева Л.В., к.иск. доц. НГК, Новосибирск

 

Три профессиональные композиторские школы – Бурятская, Тувинская и Якутская, - представляют солидный пласт музыкальной культуры Сибири. Интенсивно развиваясь на протяжении 20 века, они стали одной из составляющих отечественного искусства и, одновременно, весомым фактором в культурном многообразии региона. Каждая из названных культур обладает самостоятельными, индивидуальными чертами, однако общность пройденного пути позволяет рассматривать их в рамках единых процессов.

В исследовательской традиции преобладает обращение к локальным вопросам искусства сибирских республик, и целостного анализа процессов, протекающих в музыкальном творчестве – нет.

Периодизация трех ведущих сибирских национальных профессиональных музыкальных культур уже была предложена исследователями. Так, говоря о развитии творчества композиторов Бурятии, О.И.Куницын [5] выделяет пять этапов. При этом избранные критерии весьма показательны: с одной стороны - это степень самостоятельности творчества национальных авторов, с другой – фактор вовлеченности в общероссийскую культуру. Налицо кажущееся противоречие между двумя векторами, однако, при более глубоком рассмотрении просматривается их диалектическое единство, их соподчиненность и взаимозависимость: синхронизация процессов, протекающих в национальных школах периода становления и в культуре-прототипе происходит постепенно и проходит несколько стадий. Выявление этих шагов становится принципиальным для понимания специфики развития как национальных культур, так и культурного целого.

В названной О.И.Куницыным периодизации I этап длится с середины 30-х гг. до октября 1940 г., т.е. до первой декады Бурят-монгольского искусства в Москве; II этап охватывает послевоенные годы до ноября 1959 г., то есть до второй декады бурятского искусства; III этап – это 60-е гг., характеризующиеся наиболее успешной и самостоятельной работой композиторов-бурят по сравнению с предыдущими периодами; IV этап – 70-80-е гг., ознаменовавшиеся появлением новых имен бурятских композиторов; V этап – с начало 90-х - современный этап.

Автор работы по истории профессиональной музыкальной культуры Якутии Н.И.Головнева [1] предлагает общекультурную периодизацию, принимая во внимание становление исполнительской и композиторской школ и музыкального образования. Таким образом выстраивается линия, состоящая из трех этапов: 1. Музыкальная культура Якутии с 1920 по 1936 год; 2. Музыкальная культура Якутии в период с 1936 по 1955 год; 3. Музыкальная культура Якутии в период с 1955 по 1985 год. Аналогично построена периодизация тувинской культуры, представленная Г.А.Осипенко [8]. В основу положены стадии развития всех сфер профессионального музыкального искусства: I этап – 20-е – середина 40-х гг; II этап – середина 40-х (с момента вхождения Тувы в состав Советского Союза) – до второй половины 50-х гг; III этап – со второй половины 50-х (становление национального профессионального композиторского творчества) – до конца 70-х гг; IV этап – с начала 80-х гг.

Иную периодизацию предлагает И. Цыбыкова-Данзын [12, с.9-10] на основании формирования жанров тувинской фортепианной музыки. Так, по мнению автора, I этап – 1940-е годы – «время работы русских композиторов над произведениями, основанными на тувинском фольклоре»; II этап -1950-е – 60-е гг. – «период, когда в музыкальную жизнь республики вошли профессиональные тувинские композиторы»; III этап – с 1970-х – «время второго поколения тувинских профессиональных композиторов, которое характеризуется созданием сочинений, значительных не только с точки зрения национального музыкального искусства».

Как видно, предложенные периоды не совпадают хронологически и не подчиняются единым критериям. К первому, подготовительному этапу возможно отнести 20-е – первую половину 30-х гг., время зарождения предпосылок музыкального творчества на территории сибирских республик и появления отдельных опусов приезжих и коренных композиторов.

Ко второму периоду - конец 30-х – начало 50-х годов, охватывающие начало развертывания творчества в республиках и характеризующиеся преобладанием сочинений российских композиторов или работ, созданных в соавторстве. Это этап освоения ведущих жанров профессионального искусства, период ученичества первого поколения национальных музыкантов и их первых самостоятельных попыток создания сочинений на основе национального фольклора. Ведущим является стремление подчеркуть индивидуально-национальное. В области тематики преобладают историко-героическая, легендарно-эпическая. На данном этапе появляются опусы, значимые не только для локального региона, но и в контексте общего развития культуры.

К третьему периоду принадлежат конец 50-х – 70-е годы, отличающиеся большей самостоятельностью национальных авторов. В это время преобладают уже не соавторские работы, а индивидуальные сочинения представителей коренных культур. Появляются композиторы второго поколения, намечается преемственность традиций. Фактически сложилась полная жанровая картина и происходит ее обогащение путем синтеза жанров российского музыкального искусства с коренными традиционными. Это также новая стадия «врастания» в контекст отечественного искусства, знаменующаяся тем, что национально-индивидуальное принимает более опосредованный характер, органично сплетаясь с общим. Происходит своего рода смена самоидентефикации, постепенный отход от эпического метода мышления, преобладавшего на ранних стадиях, что позволяет перейти к динамизации форм, к новым жанрам.

Очередную ступень представляет период с 80-х годов до настоящего времени, когда протекавшие в музыкальном искусстве интеграционные процессы приводят к тому, что национальные сибирские культуры фактически становятся частью общей. Это время появления третьего поколения композиторов, в чьем творчестве помимо национального начала, которое довлело на предыдущих стадиях, начинают превалировать общероссийские тенденции: поворот к сфере духовности, многоуровневый синтез, охватывающий как интонационные особенности музыкального языка, так и специфику жанровых решений, поиск и вовлечение все более глубоких пластов культуры в сферу профессионального композиторского творчества.

Жанровая картина менялась от этапа к этапу и ее развитие непосредственно связано с эволюцией художественного мышления. Так, на первой стадии создавались отдельные сочинения, в основу которых были положены национальные фольклорные источники. Преобладали песни, инструментальные пьесы и музыка к спектаклям.

Второй этап ознаменовался явлением целый пласта сочинений для музыкального театра. В том числе музыкальные драмы «Баир» (1938) Б. Ямпилова-П.Берлинского, «Эржэн» (1940) В.Морошкина[2], оперы «Энхэ-булат-батор» (1940) М.Фролова[3], «Нюргун Боотур» (1947) и «Сыгый Кырынаастыыр» (1946), балеты «Алый платочек» (1949), «Полевой цветок» (1947) М.Жиркова – Г.Литинского, первый акт оперы «Чечен и Белекмаа» Р.Мироновича. Не все опусы равнозначны. Наиболее удачными следует признать оперу-олонхо «Нюргун...»[4], созданную в соавторстве якутским композитором М.Жирковым и Г.Литинским и «Энхэ…» М.Фролова, которая надолго вошла в репертуар спектаклей Бурятского театра оперы и балета. Названные сочинения являются яркими репрезентантами национального начала.

В рамках второго периода появились и первые оркестровые опусы – программные сочинения сюитного типа. Таковы коллективная сюита (1940) Д.Аюшеева-Ж.Батуева-Б.Ямпилова, Симфония (1943) Д.Аюшеева, многочисленные опусы для оркестра бурятских народных инструментов. Вклад в область сибирского симфонического творчества также внесен композиторами, приглашенными в Якутию, - например, написаны симфониетта в 3-х частях и оркестровая сюита «Из якутских легенд» написана Н.Пейко, «Сюита на якутские темы» для симфонического оркестра - Г.Гамбургом.

В это же время в деятельности художников, работающих в республике Тува, преобладали камерные опусы, что во многом обусловлено состоянием исполнительской инфраструктуры и преимущественным творчеством композиторов русской школы[5]. Первые попытки освоения камерных жанров характерны и для коренных сибирских авторов- представителей названных культур, но данная область творчества не составила большого пласта. Фактически это скромный список - струнный квартет (1944) и прелюдии для фортепиано (1936-39) Д.Аюшеева, «Поэма-рондо» для скрипки и фортепиано (1949) Ж.Батуева, «Лирическая баллада» (1957) Г.Дадуева, Поэма для скрипки и фортепиано (1952) Б.Ямпилова. Опора на фольклор включает в данном случае не только интонационную специфику, но эффекты звукоподражания. Некоторые камерно-инструментальные опусы воспроизводят специфику звукоизвлечения, характерную для национальных инструментов, также использованы возможности вовлечения оригинального инструментария в область профессионального музыкального искусства.

Бурятскими и якутскими авторами интенсивно создаются оперы и балеты, сочинения в жанре музыкальной комедии. Безусловно, жанры трансформируются в результате эволюции в сфере менталитета и в зависимости от контекста общего развертывания музыкального искусства. Появляются опера-балет «Саган-хатан» (1971, неоконч.) Д.Аюшеева, моноопера «Скандал в прицепном вагоне» (1980) В.Усовича, рок-оперы «Медея» (1982) и «Тугая тетива Зээр-Далая» (1979) того же автора, развивается линия «лирико-психологической» драмы – «Прозрение» (1967) Б.Ямпилова, героико-эпическое направление - «Колыбельная песня» (1985) З.Степанова. Осваиваются новые формы балета - миниатюры, танцевальные дивертисменты, представляющие творческую лабораторию для поиска новаций в области хореографии[6].

Театральная сфера не реализована в полной мере лишь в Туве. Фактически, кроме оперы «Чечен и Белекмаа» (1958-1965) Р.Кенденбиля и нескольких музыкальных комедий[7] сочинения для театра в тувинской практике не появлялись вплоть до последнего времени. В регионе преобладает инструментальная музыка, получившая достаточно серьезное развитие. Это симфонические поэмы А.Чыргал-оола, Р.Кенденбиля, Вл.Тока, Х.Кара-Дамбы, в которых прослеживается последовательное преодоление статического метода мышления и намечается путь к органичному сплаву национального с традициями русской и европейской музыкальной культур. К заметным явлениям 60-х – 70-х гг. можно отнести и фортепианную музыку тувинцев. Это ряд сочинений крупных форм – Фортепианный триптих и Сюита (1976) Х.К-Дамба, Поэма для фортепиано и симфонического оркестра (1971) Вл.Тока, «Лирическая соната (1981) А.Чыргал-оола, концерт «Улан-Цецек»[8] («Красный цветок», 1963) Вл.Тока.

Бурятские и якутские авторы в области инструментальной музыки большее внимание уделяют сюитам и увертюрам. Данное направление развивается на протяжении нескольких этапов, - начиная с таких сочинений как «Колхозная сюита» (1949) Ж.Батуева и «Цветущий край» (1953) Б.Ямпилова до симфонических зарисовок «Первопроходцы» (1975) Б.Ямпилова, «Героической симфонии» (1975) Ю.Ирдынеева и «Ритуального танца шамана» (1976) З.Степанова. В целом, в произведениях преобладают принципы жанрово-эпического симфонизма, программность, картинность, созерцательность. Основу составляют, как правило, песенно-танцевальные жанры, а часть опусов носит прикладной характер. Новое качество можно наблюдать в сочинениях третьего периода, в которых найдены обобщенные принципы передачи национального колорита. Так, по мнению О.Куницына Ю.Ирдынеев «перенес на почву бурятского пентатонического мелоса традиционную концепцию классического симфонизма» [7, с.119]. Это знаменует динамизацию мышления, переакцентировку с метода констатаций на метод преобразования. Об эволюции в области менталитета свидетельствует и смена жанровых ориентиров в 70-е – 80-е гг., в частности, интенсификация камерного творчества[9], до этого находившегося на периферии.

Особо надо говорить о хоровой культуре, которая являлась в известной степени чуждой для трех рассматриваемых традиционных культур. Однако хоровое творчество сибиряков отличается рядом достижений, появившихся в рамках третьего – четвертого периодов развития: оратории «Огни седого Вилюя» (1971) Н.Берестова и «Северная легенда» (1976) Г.Комракова, кантаты «Встреча с Ойунским» (1976) З.Степанова, «Сказание о хомусе» (1987) Н.Берестова. Эти сочинения по сути знаменуют зарождение системы хоровых жанров в искусстве Якутии, в них отражены характерная для названного периода тематика и круг образов, свойственные российскому музыкальному искусству. Несколько хоровых опусов принадлежит тувинцам: например, кантата «Год 44-й» (1984) и оратория «Воинская слава» (1975) А.Чыргал-оола – важные шаги на пути к становлению жанров в республике. Одним из непревзойденных сочинений в творчестве бурятских композиторов стала оратория «Гудящие сосны» (1965) Б.Ямпилова. Если большинство кантат того периода представляли сольно-хоровые сюиты, то произведение Б.Ямпилова – стилистически и драматургически цельное национальное сочинение, в котором в аллегорической форме решается проблема смысла человеческой жизни и преемственности поколений. Линия хорового творчества бурятских композиторов получила развитие в рамках следующего этапа: это ода Тамчинскому дацану «Тамчын дасанай магтаал» (1994) Б.Дондокова, «Бурятские духовные песнопения»[10] (1989-1998) и «Мирские молитвы»[11] (1996) Ю.Ирдынеева. В них прослеживаются отличительные черты 90-х гг. – поворот к сочинениям духовной направленности и вовлечение в обиход профессионального искусства все более глубинных пластов фольклора, свойственные отечественному музыкальному искусству этого времени.

Завершая обзор, надо отметить, что общность тенденций реализована в культурах трех сибирских республик с учетом специфики каждой из них. В целом логика движения повторяет развитие жанровой картины в отечественном искусстве, однако система жанров складывается с учетом национальных приоритетов. Развитая традиция инструментального творчества в Туве породила преобладание инструментальной музыки в республике, тогда как ритуальные и фольклорные жанры, связанные с театральным началом в Якутии и Бурятии стали предпосылкой к развитию оперы и балета в профессиональных композиторских школах. Наметившиеся тенденции последних десятилетий говорят о том, что жанры профессионального искусства в Бурятии, Якутии и Туве стали живой развивающейся традицией в творчестве национальных композиторов.

Литература

1.       Головнева Н.И. Становление якутской профессиональной музыкальной культуры (1920 – 1985). – Новосибирск, 1994. – 384 с.

2.       Колпецкая О.Ю. Бурятский балет 1950-х – первой половины 1970-х годов (к проблеме становления жанра). – Новосибирск, 2003. – 26 с.

3.       Куницын О.И. Бау Ямпилов. – М., 1977. – 133 с.

4.       Куницын О.И. Выразительные средства бурятской профессиональной музыки. – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ВСГАКИ, 1999. – 142 с.

5.       Куницын О.И. Жигжит Батуев. – Улан-Удэ, 1995. – 114 с.

6.       Куницын О.И. Дандар Аюшеев. – Улан-Удэ, 2006. – 167 с.

7.       Куницын О.И. Музыка советской Бурятии. – М., 1990. – 216 с.

8.       Николаева Н. Эпос Олонхо и Якутская опера. – Якутск, 1993. – 188 с.

9.       Осипенко Г.А. Формирование тувинской симфонической музыки: Автореф. дисс.на соиск.уч.ст.канд.иск. – М., 1985. – 21 с.

10.    Осипенко Г.А. Процессы формирования профессиональной музыкальной культуры в тувинской народной республике (1921-1944). – Рукопись. – 34 с.

11.    Полякова О. «Бурятские духовные песнопения Ю.Ирдынеева» // Образование и культура XXI века. - Т.2. – Улан-Удэ, 2000. - С.53-61.

12.    Цыбикова-Данзын И.А. Формирование тувинской фортепианной музыки (II пол.ХХ века): автореф.дисс.на соиск.уч.ст.канд.иск. – Улан-Удэ, 2004. – 24 с.

Эмоционально-смысловые преференции в процессе

музыкально-педагогического взаимодействия

Фёдорова К.Н., к.п.н., НГПУ г. Новосибирск.

 

Понимая жизнетворчество как процесс естественного развития личности, практику, не выработавшую алгоритма и представленную многообразием других практик, в том числе, художественной, возможно вести речь о расширении жизненных отношений в процессе художественного воспитания, определяя последнее как динамику ценностей и смыслов, актуализирующих человеческое качество в процессе педагогического взаимодействия [3]. Фиксируя внимание на опасной тенденции понимания смысла человеческой жизни как полной самоотдаче социуму, при которой ограничены (либо невозможны) процессы развития внутренней жизни человека, т.е., индивидуальности, которая характеризуется, прежде всего, образом жизни (отношением к своим способностям и притязаниям, режиму интеллектуальных отдач, свободному времени, здоровью и т.д.), О.С.Газман ведет речь о том, что самореализация человека связана не только с профессиональной и даже гражданской составляющими, а с достаточной непротиворечивостью развития субъектности человека [1].

Особое место в этом сложном и многомерном процессе принадлежит познанию мира через художественные формы, дающее уникальную возможность использовать в качестве источника информации образы, ценностные представления, многообразие человеческих отношений и состояний. К мышлению на основе художественной образности «пора начать относиться не как к чему-то естественному для художников, писателей …, а как к необходимому инструменту познания и практического действия в любой области» [2].

Воспитание в процессе обучения музыкальному искусству, спецификой которого в известной степени является отражение бесконечного разнообразия эмоциональных проявлений, обусловливающих духовную пластику музыкального стиля, согласно взглядам Б.Асафьва, Л.Гаккеля, М.Смирнова и др., соотносится:

-   с выявлением, переживанием и осмыслением в художественных образах диалектики человеческих стремлений;

-   с осознанием важнейшей проблемы любого творческого процесса – проблемы художественной самостоятельности.

Уточним, что речь не идет о прямолинейном сопоставлении звуковых категорий и эмоциональных событий, либо о выведении особенностей психических процессов, а лишь о том, что за основу творческого освоения музыки взят не формально-структурный, технократический, а образно-смысловой критерий, опирающийся на общие закономерности эмоционально-смыслового развития музыкальной культуры.

В силу «скрытой» специфики самой музыки, она существенно определяет уровень освоения учащимися предметного содержания знаний и раскрытия природы человеческой выразительности. Оставляя за скобками педагогический профессионализм в части специальных способностей и знаний (музыкально-исполнительских, музыковедческих, искусствоведческих), подчеркнем, что действенной и действительной любовью к искусству, уважением и преданностью педагогическому ремеслу во многом определяется этическая мера общения, его гуманистическая направленность. Говоря о последних, мы имеем в виду, что в реальной практике сегодняшнего дня зачастую нарушен основополагающий синтез предмета и профессии, преобладает изолированность рассмотрения методических вопросов от общепедагогических проблем, педагогическая активность зависит не от профессионально-педагогической направленности, а, преимущественно, от интереса к узко специальным знаниям, моторно-двигательным умениям и навыкам и от того успеха, который достигается именно в этой области. Неспособность большинства учащихся соответствовать уровню методических умений педагогов, преобладание консервативно-охранительных начал, и, соответственно, информативно-контролирующего, эмоционально-обезличенного характера общения всех участников учебно-воспитательного процесса, породили глубокое противоречие между процессом художественного развития личности и функциональным подходом к ее формированию. Богатство разновидностей экспрессивных и импрессивных методов, позволяющих сочетать логические и интуитивные процедуры, определяет и более широкое использование приемов, стимулирующих развитие эмоциональной памяти, интуиции, воображения, сочетания различных видов восприятия и внимания, широко представленных в художественной практике и имеющих своей целью проявление предметных осознанных побуждений к самоизменению, саморегуляции, саморазвитию, возможных в условиях гибкого педагогического обеспечения эмоционально-образного аспекта взаимодействия.

Педагогическое общение как атрибутивное качество профессионализма творческого педагога не ограничивается рационально-логической составляющей, реализующей преимущественно модель культуры, ориентированную на сообщение готовых сведений, о которой размышлял Ю.М.Лотман, фиксируя внимание на том, что «оборотной стороной этого типа культуры является резкое разделение … на передающих и принимающих, возникновение психологической установки на получение истины в качестве готового сообщения о чужом умственном усилии, рост … пассивности тех, кто находится в позиции получателей сообщения. Тенденция к умственному потребительству составляет опасную сторону культуры» [4]. Эмоционально-духовная составляющая педагогического общения опосредована ансамблем отношений, включающим опыт жизни и опыт искусства, при этом высвечивая сущность дидактической культуры - соавторство учителя и учащихся, готовность к взаимопомощи, направленность на диалогическое взаимодействие. Рассматривая диалог в философско-педагогическом контексте, И.А.Колесникова отмечает, что «взаимодействие на уровне диалога предполагает наличие специфического межсубъектного пространства, в котором пересекаются индивидуальные смыслы и ценности. Оно не возникает само по себе, оно формируется» [3]. С формирования смыслопорождающей атмосферы в процессе общения берет начало воплощение идеи гуманизации, обращенной к духовному миру человека, опыту его индивидуальных переживаний, в том числе, переживания феноменов искусства. Рассматривая искусство как познание (а истинное познание, по А.Швейцеру, есть переживание мира), но специфическое, протекающее изначально на уровне интуитивной и эмоциональной отзывчивости, подчеркнем, что порождение образов, ассоциативных связей, детерминировано как внутренним опытом человека, так и уровнем развитости рефлексивно-проективных способностей. Эмоционально-духовная составляющая в педагогическом общении связана не только с уровнем развитости образного мышления, эмоциональной памятью, фантазией, интуицией и т.д., а всегда содержит эмоционально-личностную оценку, отношение к явлениям окружающей жизни.

Совместное жизнетворчество как проживание в учебно-воспитательном процессе отрезков интенсивной творческой жизни в единстве художественного познания, эмоционального подъема и опыта самовыражения, развитие способности к достраиванию ассоциативно-образных рядов, аналогиям с эмоционально-духовными событиями внутренней жизни направлено на становление ценностно-смысловой сферы участников педагогического взаимодействия и определяет глубинное понимание сути искусства как метафоры мыслимого и чувствуемого.

Литература

1.   Газман, О.С. Воспитание: цели, средства, перспективы / О.С.Газман // Новое педагогическое мышление. – М., 1989. – С.224-233.

2.   Зинченко, В.П. Культура и техника / В.П.Зинченко // Красная книга культуры. - М.: Искусство, 1989.– С. 55-69.

3.   Колесникова, И.А. Педагогическая реальность: опыт межпарадигмальной рефлексии. Курс лекций по философии педагогики / И.А.Колесникова.- СПб.: «Детство-пресс», 2001. - 288 с.

4.   Лотман, Ю.М. Семиосфера / Ю.М.Лотман. – С.- Петербург: «Искусство-СПБ», 2001. – 704 с.

 

 

Просветитель Сибири

Мурыгин Г.И., профессор МСА, Новосибирск.

 

Впервые о Петре Ивановиче Макушине (1844–1926) услышал от отца. «Вот смотри», – говорил папа, – вот книга Л.Н. Толстого «Воскресение». Этот роман закончен в декабре 1899 года. А уже на следующий год в Томске Макушин издал «Воскресение» отдельной книгой».

П.И. Макушин общепризнанный Пионер просвещения Сибири. Он родился в Пермской губернии в семье причетника сельской церкви. После окончания духовной семинарии и Петербургской Академии юноша стал миссионером на Алтае. Позже, поняв, что нужно заняться делом просвещения молодежи, он переехал в Томск и устроился смотрителем духовного училища.

В 1870 году П.И. Макушин открыл 1-ю в губернском центре публичную библиотеку с читальным залом. Она у томичей пользовалась большой популярностью. Нужно было пополнять библиотеку новыми книгами, но как это сделать? Петр Иванович сам решил заняться книготорговлей.

13 ноября 1872 года он написал Прошение Томскому губернатору: «Покорнейше прошу Ваше Превосходительство разрешить мне открыть книжную торговлю под фирмою «Сибирский книжный магазин в г. Томске» К сему подписуюсь – смотритель Томского духовного училища Петр Макушин»[1, c. 15].

Купец В. Михайлов выдал Макушину 5 тысяч рублей при условии выплаты ему половину последующей прибыли от книготорговли. С этими деньгами Петр Иванович отправился в столицу. Позже он записывал: «Ознакомление с московскими книгоиздателями было холодным душем для моих радужных расчетов и планов. Солидные торговцы к моей мысли устроить в Сибири книжный магазин отнеслись с крайним недоверием, считая такое дело необдуманной затеей… Нашлись, впрочем, и такие люди, которые приветствовали мое начинание. Я был проникнут и жил мечтой – приблизить книгу к Сибири и наводнить Сибирь книгами» [2].

Затем Петр Иванович задумал основать «Общество попечения о начальном образовании». Со своими предложениями Макушин обратился к томичам. Купцы выделили ему 15 тысяч рублей. Выстроили здание. Под лозунгом «Ни одного неграмотного» общество стало функционировать. Оно сыграло большую роль в воспитании гражданской солидарности и объединения всей общественности губернского центра. В зрительном зале общества устраивались Макушиным и его соратниками спектакли, елки во время рождественских праздников, лекции. Со временем Томское Общество попечения о начальном образовании открыло 2 бесплатные библиотеки. По примеру губернского Центра такие же общества стали создаваться в соседнем Барнауле и других городах Сибири [3, c.247].

Петр Иванович пытался издавать газеты. Когда власти в 1888 году закрыли его «Сибирскую газету», то он стал издавать другую – «Сибирскую жизнь». Неплохо шла и книжная торговля. Филиалы магазина П.И. Макушина открылись в Иркутске и других городах Сибири. Петр Иванович способствовал просвещению сибиряков, но не забывал и об увеличении собственного капитала. Его авторитет в Сибири увеличивался. В 1898 году Макушин перебазировал свой магазин из арендованного здания в специальный, построенный для книготорговли дом. Он сохранился и до наших дней.

Отмечая заслуги Петра Ивановича, общественность Томска выдвинула идею построить «Дом Науки имени Макушина». Архитектор А.Д. Крячков подготовил проект «Народного Университета имени П.И. Макушина». Деньги на его строительство вносили не только томичи, но и жители всей Сибири. Сам потомственный Почетный гражданин Томска Макушин пожертвовал аж 100 тысяч рублей. К 1914 году Дом Науки был построен. И сейчас это здание цело! В нем – Дом культуры производственного объединения «Сибкабель».

Нельзя не упомянуть и еще об одной сфере деятельности Макушина. Он приобрел типографию и стал издавать почтовые открытки с видами Томска и других городов Сибири. На них стояло: «Издание книжного магазина П.И. Макушина». Сейчас все краеведы и коллекционеры говорят: «Даже если бы Макушин издавал только одни открытки, то его имя в веках должно произноситься с благоговением!»

У Петра Ивановича росла дочь Лиза. С малых лет она помогала отцу во всех делах. На одной из подаренных дочери книг отец написал: «Всегда с любовью разделявшей мои труды во всех моих просветительских начинаниях… с заветом: и в будущем шествовать тою же стезею».

И Елизавета Петровна выполнила этот завет: прожив более 90 лет, она 40 лет отдала Научной библиотеке Томского Университета.

После революции Макушин передал все дело народной власти, продолжая заниматься книготорговлей простым работником             прилавка.

Несколько лет он был заместителем Председателя Краевого отдела общества «Долой неграмотность». Последние годы Петр Иванович жил в Новосибирске, работая в краевом книжном издательстве. Ему удалось выпустить свои брошюры: «К 50‑летию книготорговли в Сибири» и «Газетно‑издательская деятельность во время царизма». Они сейчас библиографическая редкость.

В девяностых годах прошлого века в Новосибирске издавалась газета «Деловая Сибирь». Там был раздел «Из истории сибирского предпринимательства». По просьбе редакции автор этих строк давал свои материалы. Опубликовано много: о пароходовладельцах Фуксмане, Мельниковой, Федулове, Эдельштейне, каменском купце Винокурове, Дягилевых, золотодобытчиках Асташевых, красноярце Г.В. Юдине… Когда предложил написать о П.И. Макушине, то в редакции обрадовались.

В октябре 1995 года в № 33-34 «Деловая Сибирь» дала мою публикацию «Просветитель Сибири» – 129 строк с моим графическим портретом Петра Ивановича и двумя репродукциями: 1) Томск. Дом Науки им. Макушина и 2) Иркутск. Книжный магазин                          П.И. Макушина.

Литература

1.    Суздальский В. «И наводнил Сибирь книгами» // Сибирская старина. 1993. № 3.

2.    Макушин П.И. К 50-летию книготорговли в Сибири. – Ново‑Николаевск, 1923.

3.    Сибирь, ее современное состояние и нужды. – Санкт-Петербург, 1908.

 

 

Жанрово-стилевая модификация спектаклей

западноевропейского хореографического театра ХХ ст.

 

ЖАНРОВО-СТИЛЬОВА МОДИФІКАЦІЯ ВИСТАВ ЗАХІДНО-ЄВРОПЕЙСЬКОГО ХОРЕОГРАФІЧНОГО ТЕАТРУ ХХ ст.

Чепалов А.И., к. иск., докторант. Харьков. Украина.

 

Новые формы пластического мышления являлись ключевыми в искусстве ХХ в., которое отличалось чувственностью и одновременно тяготело к визуализации всех форм и жанров. В докладе рассмотрены проблемы развития современного танца (modern и contemporary) в Западной Европе ХХ ст. с точки зрения культурологии, а также хореологии (науки о танце).

Автор прослеживает эволюцию новых образцов хореографического зрелища, связанных с темами и образами изобразительного искусства — от “Русских сезонов” до видеоинсталляций авангардистов Западной Европы на рубеже ХХІ ст. Выявлен генезис “театра танца” и пути его развития на примерах хореографических опытов балетмейстеров Германии, Франции и Швеции, а также особенности северноевропейского танца “модерн”. Оригинальные новации здесь стали возможными после утверждения новой философии танца — последняя возникла как реакция на невозможность создания актуальной по смыслу хореографии в рамках устаревших жанрово-стилевых форм.

 

Нова школа акторської виразності сприяла виникненню нових уявлень про людину і людське тіло. Ф. Дельсарт, з його розумінням мистецтва, як процесу знаходження знаку, відповідного сутності речей та явищ, був передвісником семіотики. Ж. Жак-Далькроз – винахідником системи “виразного руху” (сольфеджіо для тіла), яка абсолютизувала ритм і стала визначальною у пошуках нової генерації балетмейстерів та режисерів. Р. Штейнер шукав у мистецтві руху не “суб’єктивні емоційні віддзеркалення”, а закономірності, які б пов’язували музичну та поетичну мову з їх зоровими еквівалентами. Нарешті ідеолог сінестезії Ж. Д’Удін стверджував, що рух індукційно може викликати у людини емоцію, яка його народила (і навпаки).

Для Дункан у всіх досвідах важливим було емоційне джерело, яке вона знаходила насамперед у музиці, спеціально для танцю не призначеної. Стихійність та інтуїтивність її обдарування, яку М. Бежар визначав як коливання “між аматорством та геніальністю”, були утіленням світовідчуття спрямованої до гармонії епохи модерну. Проте у 1910-ті роки “природність” Дункан почала сприйматися як умовна та манірна і поступилася місцем більш сучасним системам урбаністичного, ритмопластичного і спортивно-тренувального походження.

Загальні тенденції розвитку танцювального мистецтва в Західній Європі ХХ ст., де класичний танець почасти зберігався у “резервації” та відбив стильові видозміни у творчості С. Лифаря, Л. Мясіна та Дж. Баланчіна. у вигляді неокласичних опусів. Одвічне тяжіння балетного мистецтва до оповідальності на практиці урівноважувалося симфонізацією танцю, коли змістовність хореографічного тексту народжувалася з музичної, а не сценарної драматургії. Драматизація танцю спричинила появу такого феномену як драмбалет, де панувала вербальна основа драматургії та її розгорнута наративність, що призвело до переваги пантоміми над танцем, не спроможним пояснити сюжет.

Перші зразки балетного авангарду з “Весни священної” І. Стравінського з часу прем’єри 1913 року. Перша постановка балету В. Ніжинським була спростуванням академічних норм танцювального мистецтва, аналогічно композиторським досвідам (І.Стравінський, А. Шенберг), творчості митців-футуристів та кубістів (П.Пікасо, В. Кандинський) представників гуманітарних наук, що переглядали світоглядні основи. Подальші трактування балету “Весна священна” можна умовно розподілити на ті, що відбивали його сакральний зміст (М. Вігман, М. Бежар) або переводили його у річище соціальне (А.Прельжокаж, М. Ек). Низку хореографічних прочитань другої половини ХХ століття (П.Бауш, Ж.Надж, Дж. Ноймайєр) не можна віднести цілком до того чи іншого ряду у зв’язку із багатозначущістю трактування та корективами постмодерністської естетики.

Першим зразком авангарду у балеті, котрий виник як антитеза “буржуазному” мистецтву та відмова від романтизму й імпресіонізму був “Парад” (1917) у співавторстві Ж. Кокто, Е. Саті, П. Пікасо та Л. М’ясіна. В ньому також використовувалися деякі елементи сучасного авторам шоу-бізнесу, наявно демонструвалася еклектика, іронічний погляд на речі, вільне використання відомих мистецьких тем та образів, грайливість у формотворчості.

Класичні та неокласичні опуси балетмейстера і виконавця українського походження С. Лифаря, безпосереднього спадкоємця і продовжувача традицій “Російського балету Дягілєва” у Франції панували в період між двома світовими війнами. Лифар, з огляду на концепцію античної краси, запропонував власну модель хореографічного театру, замінюючи старі міфологеми на нові під впливом законодавців інтелектуального модерну Ж. Кокто і П. Валері.

У пошуках власного стилю Лифар робив маніпуляції з класичним танцем, охоче використовуючи mouvements distordus (викручені рухи), які не завжди обґрунтовано відносив до неокласики, а також занадто прямолінійно уподібнював мову словесну хореографічній (“Федра”). У цьому та деяких інших балетах раціональність побудови заважала щирому висловленню емоцій.

   У еволюції творчості Лифаря-балетмейстера та виконавця спостерігаються також неоромантичні тенденції, помітні у балетах “Лицар та дівчина”, “Фантастичне весілля”, “Наутеос” та ін.. Хоча творчість Лифаря сприяла підвищенню авторитету і самоцінності хореографічного мистецтва, після закінчення ІІ світової війни вона вже сприймалася як застаріла.

Творче життя митців М. Бежара, Р. Петі споріднене (разом з П. Лакотом) навчанню академічному танцю у педагогів петербурзької школи хореографії. Але на відміну від Лакота, котрий присвятив життя реконструкції старих балетів (“Сільфіда”, “Дочка фараона”, “Ундіна” тощо), Бежар і Петі використовували класику тільки як відправну точку у створенні власних хореографічних опусів. У створенні нової лексики Петі трансформує класичний текст та рухи екзерсису за рахунок загострення пластики, часом ексцентричних витівок, зокрема рухомості плеч, стегон, шиї. У балетах “Вовк”, “Собор Паризької Богоматері”, “Пікова дама” він досягає виразності у миттєвому переході від внутрішнього стану до зовнішнього вигляду персонажу, не користуючись прийомами «двійництва», які дуже полюбляв Бежар.

Протягом 1950-х років Петі ставив переважно вистави розважальні, комерційні. У цей час він співпрацював також з режисерами голівудських кіновидовищ, але ще у більшій мірі залежав від можливостей та примх власної жінки, балерини-співачки. Тому хореографічні коди більш пізніх вистав—“Летюча миша”, “Блакитний ангел” теж пов’язані з кабаретною стихією, яка, на думку Петі може бути захоплюючою і принадною, а також жорстокою і розпусною.

Шляхи досягнення демократичності, загальнодоступності видовища з позицій антибуржуазності у Бежара та Петі часом збігалися, часом розходилися. Танець Бежара набував сучасної експресії, хоча стилістично був звернений до стародавнього обряду у новітніх лексичних формах. Ставлення до функцій танцю у виставах Бежара змінювалося протилежно тенденціям Петі, тобто від оповідальності до видовищності — “мінімум пояснень, мінімум фабули, максимум почуттів”. У сучасному мистецтві, на думку Бежара, звичайний сюжет мав поступитися місцем новому сюжетові — пануючій у творі присутності самого митця”. Його стиль вирізняла також “естетика шоку”, побудована на контрастах, несподіваних сполученнях елементів “гарячої” культури.

Прагнучи досягти танцювальних універсалій, тобто створення “абсолютного” танцю, Бежар звертався до різних релігій світу, як ідейних та моральних джерел хореографічних текстів. У “Бакті” він досягав вдалого синтезу академічної європейської хореографії та класичного танцю Сходу, у “Геліогабал” включав африканський фольклор, у “Кабукі”, “М”, “Курозука”— японський.

Отже, якщо Петі більше тяжіє до оповідальності та розважальності, Бежар волів створити “авторський” хореографічний театр, де можливе використання широкого спектру виражальних засобів та залучення хореографічних універсалій, запозичених з культур усього світу.

Молоді митці перебували вже на значній історичній відстані від дягілєвського доробку, який істотного впливу на їх формування здійснити не міг. Представників нової генерації більш вражали здобутки американських постмодерністів, які пропонували переглянути поняття танцю як такого. Так, під впливом новацій американця М. Кенінгхема (який, своєї черги, відійшов від традицій М. Грем) опинилися його французькі учні або послідовники А. Прельжокаж, К. Сапорта, Д. Багуе, М. Моньє та ін.. Однак прийоми американських постмодерністів та мінімалістів деякі з них (Багуе) змогли поєднати з традиціями французької сценічної культури (театр Жана-Луї Барро, пантоміма Марселя Марсо). Деякі (Ж. Надж, М. Моньє) відмовились не тільки від танцювальних рухів певної стилістики (класика, модерн, тощо), а й від визначення власної праці як творчості, бо не вважають рухи у своїх постановках штучно (мистецьки) виробленими. Саме тому вони уникають і поняття “репертуар”, як чогось для них застиглого та остаточно визначеного, а танець розуміють як значеннєво-образне повідомлення.

Вже у перших постановках А. Прельжокаж формував концепцію майбутнього спектаклю з явищ, характерних для оточуючого середовища, проте насамперед його цікавило не відображення реального світу, а вічні теми, які проходять крізь час.Це призвело його до створення наприкінці 1980-х – на початку 1990-х років таких значних опусів як “Триптих на честь Російського балету Сергія Дягілєва” (1989-1993) та “Ромео і Джульєтта” з музикою С. Прокоф’єва (1990, друга редакція 1996). Доробок “Російських сезонів”, за словами Прельжокажа, нагадує нам про те, що будь який твір, перш ніж стати класикою, був спочатку чимось сучасним, безпосереднім та живим”.

Завдяки такій позиції, Прельжокаж коливається між постмодерністським типом мислення та принципами побудови традиційної балетної вистави. Відповідно і його танцювальна техніка (тобто її кінетичні засади) “затрималися” у епосі класичного модерну (Хосе Лімон, Дж. Робінс).

Хореографічні “ієрогліфи” М. Моньє, танцювальні ікебани Д. Ларйо та спроби останнього перевести у танець вірші Бодлера, свідчать про те, що у французькому відгалуженні танцювального постмодернізму використовуються традиції евритмії німецького антропософа та теоретика “зорового” мистецтва Р. Штейнера. Р. Шопіно прагне опановувати філософію танцю через спробу “розмовляти тілом”, називаючи таке мистецтво “еквілібристикою почуттів”.

З найбільш відомих постановок М. Марін вирізняються “Попелюшка” на музику С. Прокоф’єва (почасти у обробці на електронному синтезаторі Дж. Шварца), “Коппелія” Л. Деліба (1993) та “Країна дебелих” на музику Й. Баха (1988). Цей своєрідний триптих відбиває філософію розуміння краси хореографом у сучасному житті та мистецтві: “Якщо світ був би красивим, я б створювала красиві твори, подібні до пануючої в ньому гармонії. Шкода, але я, як людина, не можу абстрагуватись від реальності, котра мене оточує”.

Як і більшість прихильників сучасного танцю, К. Сапорта починала із заперечення канонів класичної хореографії. Проте вона не все приймає і у американському модерному стилі, зокрема ідею про те, що танець має бути природним рухом тіла. Насправді, вважає Сапорта, “починаючи з того моменту, як людина стала танцювати для публіки (або для Бога), її жести втратили природність. Рухи, наполягає вона, таке ж складне явище, як думка, і також вимагають інтелектуальних зусиль”.

Сапорта теж вважає танець мистецтвом візуальних концепцій, “живописом у русі”. Її хореографічні композиції підтверджують те, що постмодерністський танець стає мистецтвом візуальних концепцій, не схожих на використання образотворчих мотивів у виставах “Російського балету Дягілєва”.

 


Оправдание позы и жеста

 

Оправдаване на позата и жеста

Петров П.М., профессор МСА,

ЮЗУ «Неофит Рилски»,

Благоевград, Болгария

 

Опираясь на достижения русской хореографической школы, автор рассматривает схожесть и различия подхода к преподаванию народно-сценического танца в балканских странах. Фрагмент доклада является частью большой работы П.М. Петрова по сравнению евроазиатских народных танцев.

Карло Блазис в своята книга “Manuel komplet de la danse”, издадена в 1830 г., разделя жестовете на “…естественни и изкуственни. Първите са заложени в нас от природата и са външна изява на това което става в нас. Вторите са създадени от изкуството и те чрез подражание рисуват независими от нас предмети. Това са символични жестове” [1]. Позата и жеста чес то се окачествят, като втори орган на речта [2]. Говорейки за тях в танцовия спектакъл, руската балерина и балетен педагог Галина Уланова казва: “…Когато ги изпълнявам аз се старая да ги “видя” през призмата на образа, с който живея в определения спектакъл, което в крайна сметка спомага за създаването на необходимия пластичен образ” [3].

На сцената при всяка заемана поза или положение на тялото съществуват три момента:

А) Изминатото напрежение, което е неизбежно при всяка нова поза и е резултат от вълнението пред публиката.

Б) Механичното освобождаване от излишното напрежение с помоща на контрола.

В) Обосноваване или оправдаване на позата

Преди да започнат упражненията, спомагащи за оправдаване на позата и жеста, педагогът трябва да постави пред изпълнителите 5 въпроса на които те трябва да си отговорят и по този начин да защитят заеманата поза или извършения жест:

           1. Кой съм аз?

           2. Какво правя?

           3. Къде го правя?

           4. Как го правя?

           5. Защо го правя?

Задачата на тези упражнения се състои в това, извършваното с помоща на жеста действие да се зарежда отвътре, позата или жестът да бъдат изразителни, истински и завършени, обосновани от вътрешна мотивация. Ето и няколко упражнения предложени от системата на Станиславски [2] :

                   А. За оправдаване на позата:

- По даден сигнал от педагога изпълнителят заема някаква поза, а присъстващите на урока трябва да кажат какво са “видяли” чрез нея.

- Да се изпълни някакво действие от един изпълнител, а останалите да го разгадаят

- Преодоляване на несъществуващо препятствие като заобикаляне на маса, прескачане на въже и др.

Б. За оправдаване на жеста:

- С протегната напред ръка да се покаже “спри” или “ела”

- Да се оправдае професионален жест – диригент, касиер, сервитьор и др.

- Да се опишат характерни жестове на животни – заек, мечка, лисица и др.

Освен практикуваните и в танцовия театър методи на Станиславски при отрепетирването на танцовия етюд студентът-репетитор, подтикван от своя педагог трябва да обърне внимание и върху танцовата специфика. Тя също се подчинява на определени изисквания:

- Да изясни с артистите идеята на своето произведение

- Да им обърне внимание върху най-важните според него танцови комбинации, които най-пълно характеризират съответния герой и да изисква от изпълнителите да акцентират вниманието си върху тях - така и публиката ще ги забележи.

- Да потърси с артистите мотивация за постъпката на героите и как тя се изразява като психически отзвук в мимика, жестове и танц.

- Да потърси националната окраска на героя в изпълняваните танцови комбинации, поглед, походка жест.

- Да открие националния характер на танцовия етюд като емоционалност, маниер на изпълнение, сценично поведение.

Тези задачи на студента-репетитор обуславят в голяма степен успеха на създадения от него танцов етюд и затова е особено важно присъствието на педагога в процеса на отрепе-тирване – неговите забележки и корекции.

В тази посока предлагаме три от най-различаващите се помежду си народно-сценични танци

           - руски

           - унгарски

           - испански

В тях сме потърсили отличията на ниво емоционалност, танцова техника и взаимоотношения с партньора, обусловени от методиката на тяхното преподаване, изискванията в екзерсиса и композирането на танцов етюд.

Литература

1.  БАЛЕТ, Энциклопедия, под редакцией Ю. Григоровича. – М.,1981

2.  Станиславски, К., Работа на актьора над себе си, Соф., 1950

3.  Смирнов, Иг., Работа балетмейстера над хореографическим произведением, М., 1979

 

 

Болгарские фортепьянные миниатюры в европейской

клавирной музыке

 

Българските клавирни миниатюри със свое място в европейската музика за пиано

Красимира Георгиева Филева-Русева,

д. пс. н., Академия музыкальных,

танцевальных и изобразительных искусств,

Пловдив (Болгария).

 

Создавая, развивая и обогащая традиции болгарской композиторской школы, родные тоновые творци опираются на разнообразием интонаций и оригинальностью метроритмов в народной музыке. Несмотря на его бесспорные достижения, по различным причинам болгарское професиональное музыкалное творчество остается в большой степени незнакомо европейской публике. Настоящая статья – опыт привлечь внимание международного форума к многообразию артистических натюреллов, естетических смотрений и творческих идей болгарских композиторов нескольких поколений. Я выбрала клавирные миниатюры, так как они, представляя ясную картину многоликостью нашей авторской музыки и содержая все направления ее развития, из-за своего лаконического языка „говорят” более доступными и понятными символами и могут быть легче опознанными иностранного исполнителя, исследователя и слушателя.

Изграждайки, развивайки и обогатявайки традициите на българската композиторска школа, родните тонови творци се опират върху разнообразието от интонации и оригиналността на метроритмите в народната музика. Въпреки свои безспорни достижения, поради различни причини българското професионално музикално творчество остава в голяма степен непознато за европейската публика. С настоящата статия правя опит да привлека вниманието на международния форум към многообразието от артистични натюрели, естетически виждания и творчески идеи на български композитори от няколко генерации.

Тематика на циклите. На циклите от миниатюри за пиано от български автори не е присъщо обединяването на танци от един тип, което е типично например за клавирни цикли на Шопен. За българското виждане за цикъл от пиеси е характерно повече пъстрото, разнообразно, калейдоскопично съдържание. Дори антологиите, които представят панорама на използваните в народната ни музика метруми, включват пиеси, чийто прототип са както вокални, така и инструментални фолклорни мелодии. Изключение от това правят някои цикли от багатели и прелюдии.

а) звукоподражателни и звукоизобразителни цикли – такъв е цикълът от детски пиеси „За животните” от Николай Стойков. Кратките пиеси са създадени по приказката „Бременските музиканти”. В поредицата клавирни миниатюри забавно и увлекателно са представени веселите герои, а за малкия изпълнител и слушател е повдигната завесата пред огромните възможности на музиката да изобразява.

„Бабина приказка” от Парашкев Хаджиев ни среща с познати на децата ии обичани от тях герои. Малките пиеси са написани забавно и атрактивно и допринасят за усвояване на някои начални инструментални умения.

Особено богата галерия от звукови образи, създадени с много фантазия представлява „Младежки албум” от Васил Казанджиев. Албумът съдържа както леки и забавни звукоподражателни детски пиеси от типа на „Кучето Джаф”, така и мащабни звукови картини.           

Цикълът „Детски птици” от Константин Илиев ни запознава с весели истории за симпатични герои, забавно и сладкодумно разказани от големия български композитор. За да могат да чуят гласа на кукувичката, трелите на славея, да „видят” подскачащото врабче, малките пианисти трябва да усвоят сериозни знания за ритмика, умения за разнообразна акцентуация, за разпределяне на един и същ глас между двете ръце без да се усети преминаването на гамовидното последование от едната ръка в другата, отчетливост и лекота при изпълнение на тремоло, арпежи, бързи повторения на един тон.

б) Антологии  - Трите цикъла – „Пролетни приумици”, Метроритмични картини и студии”, „От 1 до 15” от видния композитор Любомир Пипков представляват, както авторът сам ги определя, „Менделеева таблица на метроритмите” [4] използвани в българската народна музика и усвоени от професионалните ни тонови творци. Целта на създаване на циклите, както споделя Пипков, е „да бъдат обхванати, подчинени на съзнанието посредством музикални образи и превърнати в художествено изразно средство и най-малките частици от времетраенето” (пак там). Някои от пиесите използват като основа народни песни. В „Пролетни приумици” такива са: „Ръченица”, Две ритмични вариации”, „Вместо сбогом”. В „Светло и тъмно” са съпоставени двете най-използвани разновидности на размер 13/8, срещани в българския музикален фолклор, а в „Интермецо” авторът е съумял да представи всички варианти на размер 9/8 неравноделен, които могат да се получат при комбинирането на три двувременни и един тривременен дял. В „Бурлеска” са съчетани 15-временен метрум с три тривременни дяла и 15-временен метрум с един тривременен дял в края. Оригинален „тест” за усвоените метруми представлява последната пиеса – „Ритми”, където се редуват 9/16, 5/16 и 11/16. Подобна идея – да представи метроритмичното богатство на българския музикален фолклор си поставя и известният изследовател на фолклора Николай Кауфман с цикъла „Антология на българските метроритми за пиано”.

в) Обръщане към характерните черти на по-стар стил – Цикълът „Класично и романтично” от класика на българската музика Панчо Владигеров е създаден с идеята за реверанс към традициите в жанрове, характерни за предните векове. Както в сюитите, в цикъла се редуват бързи и бавни пиеси, дори повечето творби носят имена на старинни танци, с характер и ритмични групи, присъщи на съответния танц. При подреждането на пиесите обаче не е спазена последователността на жанровете, типична за старинната сюита. Интонационният език и метроритмичната организация дори и в нетанцувалните творби е силно повлиян от западноевропейската музикална традиция и, според идеята на композитора, не съдържа присъщи на българския музикален фолклор мелодични ходове и метруми, каквито са широко прилагани в другите творби на П. Владигеров (нито една от пиесите например не е изградена в неравноделен размер). Красивите, богати, експресивни мелодии, оригиналният подход към фактурата – колоритна хармония, но и богато мелодизиране на баса и вътрешните гласове, разнообразните щрихи, предписаната от автора изразителна акцентуация, стриктното прилагане на която придава релеф на фразите, правят цикъла от пиеси обичан и изпълняван с удоволствие от няколко поколения пианисти.

г) Насочени към овладяване на клавирноизпълнителски умения. Сред многобройните цикли и сборници, създадени с такава цел, са „Албум” от Веселин Стоянов, „15 малки прелюдии” от Парашкев Хаджиев, „Дивертиментни миниатюри за пиано” от Иван Димов, цитираните по-горе цикли от звукоподражателни и зввукоизобразителни пиеси и др.

В инструктивния по своята насоченост цикъл – „Албум пиеси за пиано за деца и юноши”, композиторът и педагог Веселин Стоянов подрежда пиесите „по трудност” – според сложността на инструменталните проблеми, които се изучават с тях. С ефектни и приятни пиеси като „Етюд”, „Весело пътуване”, „Токата”, „Гъдуларче” младите пианисти усвояват токатна техника, кръстосване на ръцете, изпълнения на токатни епизоди при различна динамика. Красивите кантилени като „Приспивна песен”, „Тъга за село”, „Песен за Балкана” подпомагат овладяването на напевно legato, изтъкване на мелодията пред акомпанимента, изпълнение на повече от един глас с една ръка. Всичко това се изучава с мелодии, съдържащи типични за българската народна музика интонации и ритмични групи. Веселите танци като „Ситно хоро”, „Хоро”, „Пайдушко”, „Ръченица”, подпомагат усвояване на щрих staccato, акцентуация, а последните две – и характерни за националния музикален фолклор неравноделни метруми. Изучаването на „Весела игра” допринася за усвояване „като на шега” на свързването в legato на двойки тонове, при което първият тон от групата е акцентиран.

Композиционни похвати

а) Цитиране на народна песен. Този подход е използван в Багатела N 3 из „5 багатели за пиано” от Асен Диамандиев, „Пролетни приумици” от Любомир Пипков, „Господско хоро” из „Песни и танци оп. 25” от Панчо Владигеров.

б) колаж – Цикълът „5 багатели за пиано” от Асен Диамандиев привлича вниманието на изпълнителите със свежестта и непосредствеността в характера на пиесите, с разнообразието от музикални типажи, с лаконичността на образите. Мелодиите са изградени предимно в постепенно движение, с малък диапазон. Често мотиви, следващи един след друг в един и същ глас, имат различна ладова окраска, различна ритмична организация, различен характер. Нерядко отделните мотиви и фрази са разграничени една от друга с големи скокове, с резки смени в регистъра едновременно във всички гласове, което ясно може да се проследи в петата пиеса. Това придава на музикалното изложение известна пъстрота. Нещо повече – резките и ярки регистрови граници между фразите, съчетани с различия между съставляващите ги звукореди и ясни отлики в ритмическата организация на отделните фрази създават впечатление за различен „цвят”, различна плътност, различен характер на „тъканта”, за отчетлива нехомогенност на музикалните елементи. Всичко това довежда до мисълта, че търсеният от автора принцип в изграждането на отделната пиеса е колажността от монтажен тип.

в) вплитане на интонации и ритмични групи, както и използване на метруми характерни за българското народно музикално творчество. Такъв подход е присъщ на композитори като Панчо Владигеров, Любомир Пипков, Димитър Ненов, Марин Големинов, Веселин Стоянов, поколението тонови творци-класици, изградили националния стил и постигнали националното звучене на българската авторска музика.

г) съвременни похвати и начини на организация на музикалната тъкан. В тази група попадат много произведения, някои от които вече са разгледани. Елементи на битонално мислене и алеаторика се срещат в „Младежки албум” от Васил Казанджиев.

„24 багатели за пиано” от Иван Спасов са написани на съвременен изразен език с перфектно овладяни от автора композиционни техники от ХХ век. В багателите се срещат теми изградени на принципа на додекафонията. Музикалните образи са предадени толкова лаконично, съдържанието е толкова сбито, че всеки интонационен ход, а понякога дори отделен тон или съзвучие носи определен смисъл и има своя емоционална окраска. Спасов ги нарича „микроелементи” [2, с. 67]. За вертикала е характерна дисонантната звучност. Единственият акорд (съзвучие, чиито съставляващи тонове са, или могат да бъдат подредени по терци) – минорен квинтакорд върху cis се появява само два пъти в целия цикъл – в смисловата кулминация на Багатела N 19 и като завършващ последната пиеса, което означава, че е финален и по отношение на цялата поредица. Това откроява консонантното съзвучие и му придава особена тежест. В своите книги Спасов подчертава, че смята cis moll за „тоналността на Иисус” [1, с. 189]. Багателите са създадени в последния творчески период на композитора, белязан от трагично за него събитие, което неизбежно се отразява и върху характера на музиката. Дълбоко и трайно въздействащите пиеси са наситени със скръб, гняв и болка. В края на цикъла cis moll-ният акорд внушава умиротворение, вяра.

д) съчетаване на някои отличителни черти на нашата народна музикална традиция с джазови елементи. В „Осем джаз пиеси” световно известният български джаз пианист и композитор Милчо Левиев по особено ефектен и забавен начин представя разнообразни музикални характери. В бляскавото шоу, което неминуемо настъпва при изпълнението на тези творби, авторът е намерил начин да запознае световната музикална аудитория и с оригиналните български неравноделни метруми. Такова причудливо съчетание на хармонични последования, типични за джаза, с български интонационни ходове и неравноделни размери се среща в „Блус в 9”, „Блус в 10”, „Блус в 12”. В последната пиеса, финал на цикъла, композиторът съчетава едновременно 12/8 неравноделен с 12/8 равноделен размер, което на пръв поглед усложнява, но в действителност подпомага осъзнаването на неравноделната пулсация и придава своеобразен чар на творбата.

В миниатюрата с пестеливи средства и лаконичен език е обрисуван завършен музкален образ. Малката пиеса, макар и в много сбит вид, носи характерните черти на творческия почерк на своя автор, отпечатъка на неговите естетически критерии, мироглед, белезите на стиловото направление, към което той принадлежи, спецификата на неговото време, особеностите на националната музикална култура.

Литература

1. Ангелов, А. Иван Спасов – 60 стъпки по пътя към храма. Пловдив, 1994, с. 189

2. Димов, Венцислав. За музикалния колаж като подход в World Music. Българско музикознание, кн. 2/2001, с. 138 – 147

3. Петрова, Ангелина. Полифонията в алеаторно-сонорните методи на В. Казанджиев, Ив. Спасов и Г. Минчев В: Българско музикознание, 1995, N1, с. 62 - 72

4. Пипков, Л. Предговор към българското издание на „Пролетни приумици”. София, 1973

 

 

Влияние клубного спорта на социализацию студентов

О.В. Габидулин, НГУЭУ. Новосибирск.

 

В настоящее время во всех странах при организации спортивной работы со студентами важное значение придается деятельности спортклубов как одного из видов достижения социализации             учащихся.

Спортклуб - прекрасная школа общения друг с другом, жизни в обществе с соблюдением принципов демократии, коллективной и личной ответственности. Клубная форма объединения учащихся позволяет дифференцированно учитывать интересы и потребности занимающихся спортом, вести консультационную работу среди них, осуществлять организационную, педагогическую, а также финансовую деятельность.

ВУЗовский клубный спорт является важной составляющей социализации студентов, средством приобщения их к здоровому образу жизни. По мнению Г.В. Осипова, социализация личности - «процесс интеграции индивида в общество, в различные типы социальных групп и социальных структур, в различные действия социальных норм и ценностей, на основе которых формируются социальнозначимые черты личности» [10, с. 329].

Ее сущностный смысл раскрывается на пересечении таких процессов, как адаптация, интеграция, саморазвитие и самореализация. Диалектическое их единство обеспечивает оптимальное развитие личности на протяжении всей жизни человека во взаимодействии с окружающей средой.

В процессе социализации широко участвуют государственные институты (образование, культура, информация, армия, правоохранительные органы) и институты гражданского общества, ряд которых связан, прежде всего, с социализацией мо­лодежи (образование, армия, молодежные и детские организации).

Существующие общественные отношения представлены совокупностью социальных институтов (правоохранительные, образовательные, научные, хозяйственно-экономические и другие учреждения), выполняющих функции воспроизводства, совершенствования данных отношений и их передачи новым поколениям.

Авторитарно-либеральная модель социализации молодежи в России, которую представляет Д.Д. Невирко, основывается на принципах интереса и подчинения, включает фазы интериоризации и адаптации, осуществляет социализацию в формах обучения, самообучения, воспитания и самовоспитания. Существуют три группы механизмов социализации личности: познавательные (подражание, идентификация, восприятие, интуиция, рационализация), адаптации (регрессия, изоляция, подавление, вытеснение, проекция, интроекция, сублимация), интеграции (престиж, авторитет, популярность, имидж, референтная группа).

Общество необратимо деградирует, что свидетельствует о контрпродуктивности современной системы социализации, полностью лишенной ряда ненормативных регуляторов (ценностных, информационных, директивных) и нормативных (моральных, обычных). Под влиянием этих и других факторов происходит негативная трансформация личностных жизненных стратегий современной молодежи.

Важно сменить либерально-авторитарную систему социализации, которая нацелена на подготовку легко манипулируемых, политически индифферентных людей, движимых простейшими биологическими потребностями, демократической. В формировании его личности и общественного мнения масс наиболее применимы приемы массовой культуры. Одной из таких культур является физическая.

В ВУЗах физическая культура представлена как учебная дисциплина и важнейший базовый компонент формирования общей культуры молодежи. Она способствует гармонизации телесно-духовного единства, обеспечивает формирование таких цен­ностей, как здоровье, физическое и психическое благополучие, физическое совер­шенство. Понимание студентом физической культуры как ценности может стать действенным фактором формирования прогрессивных тенденций в развитии обще­ственного мнения и потребностей в освоении ее ценностей как вида культуры буду­щего специалиста. Важно отметить, что 70,7% студентов хотят улучшить состояние своего здоровья имен­но с помощью физической культуры и спорта.

Физическая культура, организуемая клубом, является одним из направлений воспитания – управляемой социализации в организованной форме. В содержании умственного воспитания в процессе физического воспи­тания можно различить две стороны: образовательную и воспитательную.

Эстетическое воспитание призвано формировать у людей предельно широкие эстетические потребности. Взаимосвязь физического воспитания с эстетическим заключается в том, что, с одной стороны, физическое воспитание расширяет сферу эстетического воздействия на человека, с другой — эстетическое воспитание повышает эффективность физического за счет внесения в него положительного эмоционального момента и дополнительных привлекательных стимулов к занятиям физическими упражнениями.

Взаимосвязь физического и трудового воспитания выражается в том, что физическое воспитание оказывает непосредственное содействие трудовому, повышая трудоспособность людей, а трудовое воспитание, в свою очередь, придает физическому воспитанию конкретную направленность на подготовку людей к жизни и труду.

Занятия различными видами спорта представляют широкие возможности для воспитания положительных черт личности. Эти занятия носят коллективный характер. Они эмоциональны, позволяют формировать наряду с физическими и психические качества. Однако воспитательные возможности занятий различны­ми физическими упражнениями, видами спорта неодинаковы, что должен учитывать преподаватель (тренер). Они обусловлены особым содержанием и условиями выполнения конкретных уп­ражнений.

Необходимой и главной предпосылкой сохранения здоровья является здоровый образ жизни как некая эталонная модель, система общих условий, предписаний, мероприятий, совокупность подобного, но не тождественного, продукт коллективного творчества. Здоровый стиль жизни предполагает, во-первых, такую систему индивидуальных потребностей, которая благоприятствует развитию данной личности, и, во-вторых, оптимальные способы реализации этих потребностей.

Профессиональное здоровье характеризует функциональное состояние человека по физическим и психическим показателям с целью оценки его способности к определенной профессиональной деятельности, а также устойчивость к неблагоприятным факторам, сопровождающим эту деятельность.

Главным показателем профессионального здоровья является работоспособность человека. Профессиональная работоспособность определяется тремя группами показателей: физический статус, психологический статус и социальные факторы.

Важным направлением в решении проблемы профессионального долголетия являются воспитание и поддержание мотивации к избранной деятельности.

Результаты анализа состояния и тенденций развития клубного спорта вносят вклад в развитие современной социологии управления.

Вузовский клубный спорт является важной составляющей социального механизма социализации студентов и средством приобщения их к здоровому образу жизни.

Практическая значимость клубного спорта выражается в разработке рекомендаций по повышению эффективности занятиями клубным спортом и оздоровительной деятельностью в ВУЗах страны. Его система и технология могут способствовать совершенствованию деятельности органов физической культуры и спорта в сфере управления клубным спортом студенческой молодежи.

Литература

1.     Визитей Н.Н. Курс лекций по социологии спорта. Учебное пособие. М, 2006 .

2.     Виноградов П.А. Физическая культура и здоровый образ жизни. Проблемы и перспективы массовой спортивной индивидуализации. М., 1991.

3.     Ильинич В.И. Физическая культура студента. М, 2007 .

4.     Лубышева Л.И. Социология физической культуры и спорта. М, 2004 .

5.     Лубышева Л.И. Социальная роль спорта в развитии общества и социализации личности // Теория и практика физической культуры. Научно-теоретический журнал. – 2001. – № 4.

6.     Паначев В.Д. Социально-управленческие аспекты взаимодействия спорта и личности. Пермь, 2004.

7.     Паначев В.Д. Социально-управленческие проблемы взаимодействия спорта и личности. Пермь, 2004.

8.     Паначев В.Д. Спорт и личность: проблемы социального управления // Социс. – 2005. – № 11.

9.     Паначев В.Д. Влияние физической культуры и спорта на саморазвитие личности студента. Пермь, 1999.

10.  Осипов Г.В.. Социология и социальное мифотворчество. Учебное пособие. М.,2002г.

11.  Столяров В.И., Кудрявцева Н.В. Новые формы клубной спортивной работы с детьми и молодёжью // Научно методический журнал.-1998г. - №2.

 

 

Представления восточных славян Западной Сибири

о природных явлениях в конце XIX - начале ХХ в.в.

Е.Ф. Фурсова, д.и.н., чл.-корр, МСА.

 

В этнографической науке все большее значение приобретают методы, свойственные цивилизационному подходу, заключающиеся в познании мирового культурно-исторического процесса через человека, через проникновение в повседневные условия его существования. Они делают возможным воссоздать картины мира той или иной эпохи – с ее категориями времени, пространства, образами природы, какими они существовали для людей того времени. Чрезвычайно интересны в этом плане исследования народных астрономических, орнитологических, метеорологических и прочих знаний, представлений об окружавшем крестьянин мире природы. В связи с тем, что в этнографии к настоящему времени не собрано достаточного количества данных по народному природознанию, особую значимость приобретают полевые этнографические материалы, позволяющие реконструировать отдельные стороны традиционного мировоззрения сибирских крестьян. Именно выходцы из различных губерний России, Украины являлись хранителями народных славянских знаний и представлений об объектах окружающей природы, небесных явлениях, что, наряду с традиционными системами жизнеобеспечения (строительство, питание, одежда и пр.), помогало им адаптироваться на новых сибирских землях.

Небесные тела, явления. Как и в Европейской России, повседневная жизнь заставляла крестьян вести астрономические наблюдения, поскольку в своей практике земледельцы непрерывно сталкивались с годичным и суточным движением солнца и луны, звезд, солнечными затмениями, другими небесными телами и явлениями. Обычно современные информаторы говорят о том, что ни они, ни их родители специально не задумывались над вопросами, как были созданы Солнце, Луна и прочие небесные тела, видя в этом божественное начало. Подобные объяснения во многом обязаны догматике христианского вероучения о божественном создании всего сущего.

Еще в XIX – первой трети XX вв. весь режим жизни крестьян строился в зависимости от положения солнца на небосводе. Утром вставали с восходом и, выгнав скот, принимались за хозяйственные работы. Обеденные часы определялись по самой “короткой тени”, для чего люди становились спиной к солнцу и, заметив место ступней ног, отмеряли длину тени шагами. Если случалось длина в шаг или немногим более, то, считалось, пора садиться обедать. Время окончания работ определяли также тенью: если расстояние до конца тени четыре шага – пора домой. С заходом солнца заканчивали работы в полях, огородах и возвращались домой для отдыха и сна. В соответствии с сезонностью земледельческих работ, летом приходилось подниматься гораздо раньше, чем зимой.

Связь с суточным и годичным движением Солнца выражалась в представлениях, верованиях и обычаях. Особенно много запретов приходилось на время заката. Так, в украинских семьях Кулунды до захода Солнца боялись ложиться спать, возможно, по причине активности “нехороших духов” и, как следствие, “нехорошего сна”. Эти запреты касались даже детей, которым не разрешали спать, несмотря на их желания и просьбы. Кроме того, существовали запреты на вынос из дома чего-либо, в том числе мусора, после захода солнца. Крайне опасным считалось выливать в это время на улицу воду после купания ребенка, что могло привести к его болезни и даже смерти. Женщины избегали стирать и полоскать в водоемах белье, одежду, которые после этого будто бы становились «нечистыми».

В календаре было несколько дат, по которым солнце особым образом являло себя и с которыми связывались прогнозы сельскохозяйственного года: на Пасху, Вознесение, Петров день, Ивана Купало светило «играло». Вместе с тем, российские переселенцы были осведомлены о возможности такого космического явления, как затмение солнца. Вот как вспоминает одна из наших информаторов, потомок переселенцев из Полтавской губернии (Хорольского у.), про свои впечатления о солнечном затмении, произошедшем, примерно в 1925-1926 гг. Когда В.Н. Свириденко было девять лет и ее семье пришла очередь пасти общественное стадо коров, то родители послали ее в степь: “...через какое-то время коровы стали мычать, в кучу сбиваться... Птицы кричат...Становилось темнее и темнее. Я плачу, ничё не пойму...Бегаю и не знаю чё делать: и убегать домой хочу и бросить коров боюсь. Прибегает отец, говорит: ”Испугалась, Вера?” Я: ”Испугалась!” Он: ”Посмотри, это затмение солнца”. Он накоптил на свечке стеклышко. Было совсем темно, только лучики-искорки видать...”. Какого-то дурного знака в явлении солнечного затмения украинские поселенцы в то время не видели. Теперь, по прошествии многих лет, они считают, что это событие оказалось все же предвестником раскулачивания, насильственной коллективизации и других драматичных событий. Чрезвычайно плохим знамением считалось появление пятен, вспышек на ночном небосклоне. Так, перед Великой Отечественной войной многие селяне Кулунды ночами видели на ясном небе сверкание полярного сияния (“столбик светящийся”). Пожилые люди в то время истолковали это необычное свечение как божественное предупреждение народу об опасности, что вскоре, по их мнению, и подтвердилось.

 Довольно много поверий было связано с луной и месяцем. Растущая луна называлась “молодиком”, убывающая - “стариком”. В пятнах на Луне многие “видели” ужасную картину братоубийства. Призывая присмотреться к Луне, селяне, сегодня, как и много веков назад, видят как “брат брата поднял на вилах”. Некоторые хозяйственные занятия, например, высадка многих огородных растений, квашение капусты («на молодик»), заготовка леса для строительства дома («на старик»), приурочивались к фазам изменения луны. Более того, многие целительные приемы были также связаны с представлениями о фазах Луны и их влиянии на результат лечения. Это касалось, прежде всего, детей. Так, на старый месяц народная медицина категорически запрещалось их лечить (младенческую, куриную слепоту и пр.), но рекомендовала удалять больные зубы. Некоторые хозяйственные занятия также приурочивались к фазам изменения луны.

Довольно неплохо переселенцы-украинцы ориентировались по звездам. Многие наши пожилые информаторы от своих родителей знают Волосажар (Плеяды) или Висожар. По этому небесному скоплению звезд ориентировались во времени ночами: “Взошел Волосожар” означало наступление полночи, как “Зашел”, т.е. опустился, то, считали, близился рассвет. «Волосожар – сэмь звезд в кучи. Полночи тут, полночи там», - делилась своми знаниями Е.С. Павленко (Томченко). Во многих семьях Ординской волости знали «Кичиги», по которым определяли ночное время. Кичигами называли три звезды, спускавшиеся по небосводу в течение ночи: «Прядем, вечеруем с девушками. Кто-то: «Девчонки, пора спать, Кичиги закатаются!». Кичиги идут и за ними сразу кучка звезд – Утичье гнездо». Созвездие Утичье гнездо, по сообщению информаторов, не привлекалось в бытовых целях, о нем лишь знали как о небесном явлении.

Родители современных украинских информаторов 1910-1920-х г.р. знали Утреннюю и Вечернюю звезды. Утренняя звезда горела на востоке и, по представлениям крестьян, выделялась особенно красиво горящим светом. Вечером загоралась другая, Вечерняя, звезда, которая также выглядела “красивой, красноватой”.

Созвездия Большой и Малой Медведиц у украинцев известны как “Ковши”, по которым находили и Полярную звезду. Вспоминают, как деды рассказывали, что будто бы “с вечера вода льется из ковша, а к утру через ручку”. В настоящее время многие селяне также верят, что это именно так.

Млечный путь старики называли “Святой дорогой”. Сегодня объяснить это название не может никто, лишь указывают на постоянное положение на небосводе и сходство с дорогой, путем (“Видать, что дорога, видать и сегодня и завтра и каждый день”). Крестьяне считали, что в отличие от других звезд Святая дорога расположена где-то “далеко-далеко”. Вообще же по ясности видимых звезд прогнозировали погоду: если звезд было много и четко просматривались дальние, в их числе Святая дорога, то, считалось, грядет изменение погодных условий.

Особо сильных, порывистых ветров с пылью, называвшихся “вихрами”, крестьяне опасались, причем не столько по причине разрушительного воздействия, сколько из-за их особой “греховности”. По мнению украинцев Кулунды, в вихре сосредотачивалась злая сила, чей-то “грех”, что могло нанести вред попавшему в него человеку (“Что-то кому-то сделается. Попадешь в вихорь - будет младенческая бить”). Происхождение вихрей, таким образом, приписывалось нечистой силе, поскольку, по сообщениям, если бросить в середину нож, то польется кровь будто бы израненного черта (В. Н. Свириденко, Краснозерский р-н НСО).

До настоящего времени нередко можно услышать рассказы о действиях сильных ветров в отношении людей, причем, нередко особо служивших Богу и христианским святым. Так, в Маслянинском районе НСО из поколения в поколение передают историю о сильном вихре, который подхватил и унес на небо одного набожного старичка, когда тот молился Михаилу Архангелу. В результате этого события, тот, будто бы живым, оказался на небе. Возвратившись, рассказывал многим людям об увиденном им небесном царстве.

Страх наводил гром, услышав который люди и раньше, и теперь, осенялись крестным знамением. Если в человека попала молния, его закапывали в землю, чтобы “земля вытянула электричество”.

Таким образом, Солнца, Луна, созвездия, Утренняя и Вечерняя звезды и пр. давали важную для жизнеобеспечения украинских крестьян Сибири информацию, расшифровывать которую помогал передавшийся от родителей народный опыт. Все исходившие «с неба» знаки и приметы считались предвестниками роковых событий, изменить или предотвратить которые силами людей не представлялось возможным.

Погодоведение. Проживая в постоянном общении с природой, крестьяне замечали, что луна, солнце, звезды влияют на погодные явления, а изменения в атмосфере воздействуют на развитие растений, а также на поведение животных, птиц, насекомых. Эти природная взаимосвязь и взаимообусловленность воспринималась как предназначавшиеся для людей знаки, «божественная включенность в бытие». Бытовало, таким образом, передаваемое из поколения в поколение народное погодоведение, являвшееся необходимым условием земледелия, которое в юго-западной части Западной Сибири из-за заморозков, града, засух или обилия влаги нередко сопряжено с риском.

Долгосрочные прогнозы делались по принципу антиподальности сезонов, месяцев, дней года и представлений о постоянстве суммарной среднегодовой температуры, которые сейчас, во времена антропогенных изменений климата оказываются неточными. Приведем распространенные примеры: «Если зима холодная, то лето должно быть жарким» (повсеместно); «Ноябрь без снега – июнь будет сухим» (Ордынский р-н НСО).

Ценную информацию для наблюдательных людей давали небесные тела - солнце, луна и звезды. Особенно популярны в Новосибирском Приобье представления о «народившемся» месяце, по положению которого на небе судили о возможности осадков в течение всего календарного месяца. Главным показателем во многих приметах являются «рога» лунного серпа. Часто крестьянские предсказания основывались на таких наблюдениях: если на нижний рог молодика зрительно «повесить» ведро и оно не «удерживалось», а «соскальзывало» – трактовка сводилась к предвестию дождливой погоды, «удерживалось» – к бездождию, сухой. Следует отметить, что подобные приметы известны по российским и, в целом, европейским материалам, однако подобный способ, видимо, практикуется лишь в Западной Сибири (Ермолов, с. 251 – 292). «Новолуние народится, если месяц на рогу, ничё на нем не держится, значит, будет дождливая погода, и, наоборот, вверх рожок к сухому месяцу» (Ордынский р-н НСО) и др. К числу примет, приковывавших к себе внимание сельских наблюдателей, являются круги вокруг луны, которые, по мнению ученых-метеорологов, зависят от состояние земной атмосферы, и потому предсказания, сделанные на основе этого явления, большей частью верны. Круг около луны в зимнюю пору предвещал сибирякам мороз: «Ореол вокруг луны зимой - к морозной погоде» или ненастье летом: «Ореол вокруг луны, рогом вниз месяц говорили к дождю» и др. Влияние луны на атмосферу земли известно, практически, всем народам и наблюдения сибиряков совпадают с данными по Европейской России, Западной Европы (Ермолов, с. 288 – 289).

Крестьяне могли прогнозировать погоду, возможную температуру воздуха в зависимости от характера свечения солнца и наличия светящихся кругов: например, считалось, что солнце в обрамлении круга предвещает морозные дни. «Круг солнца – к морозу» (Ордынский р-н НСО). Точно также примечали, пускает ли солнце лучи в стороны на закате или восходе, что обещало перемену погоды: «Яркое солнце перед закатом - не будет дождя» (Зональный р-н Алтайский край). Больше значение придавалось тому, как заходит солнца, как оно проходит горизонт: «Солнце купается – дождь пойдет!» (С.К. Присекин, Крутихинский р-н Алтайский край); «Солнце садится в мохнашку/тучу - к дождю» (повсеместно).

Явление радуги истолковывалось таким образом, что “солнце пьет воду” и по форме этого “питья” можно было также прогнозировать погоду (в зависимости от формы - колесом или плоская радуга). «Радуга колесом - солнце пьет - к дождю, пологая, наоборот» (А.А. Храпова, Ордынский р-н НСО); «Радуга воды себе набирает, когда спускается в озерко, пруд – это к дождю. Несколько дней будет дождь» (Ф.Ф. Лакомова, Ордынский р-н НСО). В цельной картине народного мировосприятия небесные явления и земная жизнь были взаимосвязаны между собой, однако их взаимодействие осуществлялось по определенным законам. Характерно в этом отношении записанное нами объяснение «круговорота воды в природе”: «С помощью радуги солнце набирает воду и разливает по тучкам... Так дождь и идет...”. Существует серия примет, касающихся так называемых «слепых дождей», которые украинские переселенцы назвали еще «кривыми»: «Слепой дождь идет к ненастью. Солнце светит и дождь идет» (А.А. Храпова, Ордынский р-н НСО). Среди украинцев распространено высказывание о солнце с дождем: «Цэ вовки лошад давят».

Если показывалось много звезд и ясно просматривались дальние, то, считалось, грядет изменение погодных условий. В ряде мест сибиряки-старожилы знали, что летом: «Яркие звезды на небе - к ведреной погоде», а зимой: «Частые звезды на зимнем небе - к морозу». Несмотря на то, что понятие «яркости» в данном случае достаточно субъективно, подобные приметы популярны у россиян, как и у многих европейских народов (Ермолов, с. 301, 303).

О возможности выпадения осадков в виде дождя свидетельствовали форма, окрас облаков. В Северном районе НСО бытуют народные приметы относительно идущих с севера высоких белых длинных облаков, которые, считалось, появляются перед дождем. «Примечают, с северной стороны поло’сы такие пойдут косые, это перед дождем…» (А.Ф. Егоров, Северный район НСО). Кучевые же облака и тучи не всегда расценивались как предвестник дождя.

Не только небесные тела, тучи, смена фаз месяца привлекали внимание крестьян как свидетельства возможной перемены погоды. На характер изменений указывали и ветры. На юге Приобья было давно замечено, что ветры с севера и востока дуют к похолоданию, а с запада и юга к потеплению. Украинским крестьянам Кулунды было известно, что ветры с севера приносят холода, а с юга и запада дожди (В.Г. Ломакина, Краснозерский р-н НСО). Рассматривая ветра как “божественную данность”, крестьяне, таким образом, прекрасно ориентировались в характере их возможного воздействия на природу, улавливали связь ветров и других атмосферных явлений. В представлениях земледельцев весенние и осенние ветры различались по типу производимых действий. Считалось, что “осенний ветер листья собирает, а весенний развивает”, т.е., как мыслилось, Создатель насылает их в данном случае вполне закономерно. По состоянию “неба» судили, будет ли следующий день ветреным и каким будет ветер, какие погодные изменения последуют далее. Особенно яркое солнца на закате давала основание предполагать ветреную погоду следующего дня: «Если солнце яркое садится – к ветру» (повсеместно).

Птицы и насекомые. В районе Кулундинской равнины, Северной Барабы, где расположено много соленых и пресных озер, крестьяне постоянно встречались с разными видами птиц - журавлями, перепелками, удодами, жаворонками, лебедями и пр. Каждый вид пернатых, в представлении селян, имела свои периоды миграций, приуроченные к определенным временам года и видам сельскохозяйственных работ. Окружающие человека птицы издавали крики, которые несли определенную знаковую информацию. Если некоторых птиц, например, чаек, диких уток и гусей, и снесенными ими яйца разрешалось употреблять в пищу, то в отношении скворцов, перепелок, лебедей и ласточек существовали жесткие запреты. Современные информаторы, зная периодизацию птичьих перелетов, совершенно не интересуются, в какие края улетают пернатые соседи, констатируя только факт поиска “своих мест”.

Рано, в мороз и на снега, прилетали в эти края лебеди, скворцы, грачи. По поверьям, прилет лебедей был приурочен к Благовещенью, когда они появлялись, даже если в тот день была ненастная погода. Крестьяне говорили: ”Другой раз буран, а лебедь пришел“. Многолетний опыт позволяет и сегодня утверждать: “Двадцать второго марта - смотри - все равно придет” (М.Е. Романок, Лотошное Краснозерского р-на НСО). Охота на лебедей была жестко табуирована. И в настоящее время общественное мнение настроено против человека, убившего лебедя, даже если это сделано в поисках пищи. Обычно в селах к этим промыслам склонны люди, занимающие в социальном плане маргинальное положение.

Журавли были особенно заметны в период уборки хлебов, когда перед дальней дорогой кормились на полях. Они обычно улетали сразу после сбора урожая, сопровождая свой размашистый полет криками “Курлы, курлы”, в которых крестьянам слышалось прощание с родиной. Отлет журавлей обычно предвещал наступление поздней осени, скорое наступление зимы (В.Н. Свириденко, с. Веселовское Краснозерского р-на НСО). Именно с журавлями, дикими гусями, покидающими родные края, связывали свою печаль о покинутых местах переселенцы, выражая чувства в песне:

 

«Жили две Маруси. Как-то синим утром,

Ой, летели гуси!

 

Как прощались гуси со своим дедуней,

С речками, лесами с нашим Поднепровьем.

 

Эй, кричали гуси, в небе пролетая. Что всего дороже?

Сторона родная.

 

Вытлася тропинка золотой каёмкой.

И запелась песня ласково и звонко.

Эй, внезапно в небе гуси прокричали

О разлуке частой, о своей печали.

 

Пролетали гуси над лесной опушкой

Два пера на память сбросили подружкам.

 

Эй, подружки встали, голову закинув,

Словно две осины, две лесных рябины.

 

И запели рядом, стаю провожая.

Что всего дороже? Сторона родная»

(записано автором от потомка переселенцев из Полтавской губ. А.И. Шубиной, с. Лебедевка Искитимского р-на НСО).

 

Довольно много поверий и примет было связано с кукушкой, которая начинала куковать летом. Ей приписывалась способность предсказывать удачу, судьбу. Крестьяне всегда прислушивались к первым кукованиям и, в зависимости от того оделся ли лес листвою или нет, делали выводы об удачном (в случае, если покрылся листвою) или неудачном (не покрылся) сельскохозяйственном сезоне. На момент первого кукования в карманах должны быть деньги – тогда они будут водиться весь год. Кроме того, при куковании загадывали “на счет” годы жизни, при первых звуках спрашивали: ”Кукушка, кукушка, сколь лет мне жить?”. По количеству кукований судили о продолжительности жизни. Считалось, что кукушка кричит только до Петрова дня, а затем куда-то улетает и ее уже не слышно.

Небольшую птичку с длинным как у чайки носом звали “водяным быком”, потому что она будто бы набирает в клюв воду и кричат подобно быку: ”Ту-ту, ту-ту!”. Селяне считают, что слышно было удода только вечером (В.Н.Свириденко, с. Веселовское Краснозерского р-на НСО).

Таких певчих птиц как жаворонки и соловьи в селениях Кулунды становится все меньше и молодое поколение их уже практически не знает. В настоящее время еще можно услышать ласточек, которые, по мнению информаторов, поют: “Ти-ти-ти...”, но так красиво, что не каждому человеку дано это повторить. Ласточки вили свои гнезда недалеко от людей, в пригонах, обычно рядом с маткой. Большим грехом в среде крестьян считалось разорение гнезда ласточки, даже, если это сделано не членом семьи, а кем-то чужим. Детям с детства внушали страх даже пальцем трогать эти гнезда, а уж чтобы “разорить, яйцо достать - Боже упаси!”. Современные информаторы обычно объясняют существование таких запретов особой красотой ласточкиных гнезд. По иному это можно интерпретировать так: священным признавалось то, что красиво.

И раньше и теперь хорошо известна своими песнями перепелка, которая будто бы явственно кричала-звала: ”Пать падём! Пать падём! Пать падём!”. По мнению пожилых людей, которым нередко приходилось в детстве носить обеды родителям на покос, или пашню, перепелки, имевшие обыкновение сопровождать идущих, служили своеобразными оберегами от “нечистого”. Вот рассказ-воспоминание пожилой женщины, бывшей на момент события семилетней девочкой: “Возвращаемся, полные бидончики ягод набрали. Перепелка сопровождала в дороге. Отойдем немножко - она прямо возле нас: ”Пать-падём!”. Отойдем, слышно, что где-то дальше... Хоп! Перелетела и прямо рядом: ”Пать падём!”. А ее не увидишь. И цвет у нее такой, что не видно, и петь она начинает с наступлением темноты. И до самого дома километра три так приятно идти. И не боязно. Когда пришли домой - вот уже переулок, вот наша мельница и перепелка перестала нас сопровождать. Стало боязно, жутко. Бежим... Глэчик наш сломался - все ягоды рассыпались. Вижу, Маруся остановилась, ягоды собирает. Я бежать дальше...”.

Из мира насекомых особое отношение проявлялось в отношении так называемых “божьих коровок” и “солнышек” (вар.”солнечек”). По рассказам информаторов, и те и другие представляли собой маленьких, пузатеньких жучков с красно-оранжевой спинкой и черными точками на ней. Различие виделось лишь в размерах, так как божьи коровки выглядели крупнее, а солнышки - меньше. Среди крестьян считалось предосудительным убить этих насекомых, которым помогали взлететь, держа их на высоко поднятой руке: «Божья коровка, полети на небо…».

 

* * *

Перенесенные из Европейской России традиционные знания о небесных телах и явлениях природы были приспособлены к новым условиям жизни в процессе хозяйственного освоения Западной Сибири в XVII – первой трети XX вв. Наряду с другими аспектами народного опыта природопользования они работали как составляющие механизмов системы «памяти культуры». Как следует из этнографических данных, в народном природоведении не существовало резкой границы между рациональными знаниями и иррациональными представлениями об объектах и природных явлениях. Переселенцы приспособились к новым природным условиям, используя опыт народных знаний метропольных территорий, параллельно создавали и развивали сибирские традиции.

 

Информаторы:

Егоров Алимпий Федорович, 1910 г.р. (здесь и далее указывается место рождения – Е.Ф.), д. Бергуль Верх-Тарской вол. Каинского у. (ныне Северный р-н НСО).

Колотай /по мужу Чапля Екатерина Ивановна, д. Глядень Ояшинской вол. Томского у. (ныне Мошковский р-н НСО).

Лакомова Феодора Федоровна, 1919 г.р., д. Милованово Ординской вол. Барнаульского у. (ныне Ордынский р-н НСО).

Ломакина Вера Григорьевна, 1915 г.р., с. Лотошное Карасукской вол. Барнаульского у. (ныне Краснозерский р-н НСО).

Лях /по мужу Стасенко Анна Осиповна, 1917 г.р., с. Кайлы Кайлинской вол. Томского у. (ныне Мошковского р-на НСО).

Присекин Степан Корнеевич, 1900 г.р., с. Крутиха Крутихинской вол. Барнаульского у. (ныне Крутихинский р-н Алтайского края).

Свириденко Вера Николаевна, 1919 г.р., с. Веселовское Карасукской волости Барнаульского у. (ныне Краснозерский р-н НСО).

Романок Митрофан Елисеевич, 1910 г.р., с. Лотошное Карасукской вол. Барнаульского у. (ныне Краснозерский р-н НСО).

Храпова Августа Арсеньевна, 1913 г.р., с. Чингисы Ординской вол. Барнаульского у. (ныне Ордынский р-н НСО).

Литература

1. Ермолов А.С. Народное погодоведение. – М., 1995. – 427 с. (переизд. Спб., 1905).

 

 

Основные подходы к изучению духовности человека

в воззрениях русских философов и просветителей

Ю.В. Гергардт, КГУ г.Костанай (Казахстан)

 

Русская философия, обладая всеми чертами национальной философии, имеет свои глубоко выстраданные понимания духовности человека. Настоящей проблемой занимались многие философы и просветители России (начало XVIII – конец XIX веков) А.И. Введенский, А.Ф. Лосев, Э.Л.Радлов, И.В. Лопухин, И.А. Ильин, А.Т. Болотов, М.М. Щербатов, Д.С. Аничков, В.Г. Белинский, А.М. Брянцев, Г.Р.Державин, Ю.М. Науменко, Н.И. Новиков, М.М. Щербатов и многие другие.

В своих воззрениях они раскрывали высокую духовность человека и пытались обратить взгляд общества на проблему воспитания подрастающего поколения.

М.М. Щербатов развивает идеи о познании мира через философию и логику. В своих рассуждениях он приходит к мысли о том, чтобы в образовании юношества начиная с 12-летнего возраста должны присутствовать философские науки. Познание через логику не должно быть прямым, основанным лишь в заучивании определенных положений: «Но прежде, нежели приступить к чтению какого наставления, надлежит с юношею долго разговаривать о той причине» [8, с. 241]. Как видим, философ ясно представлял основное звено образовательного процесса, заключающее проблему всей дидактики, выражающуюся в позиции «учитель–ученик». Примечательны его мысли и о сущности человека, его природе и возможностях развития. М.М. Щербатов писал на сей счет: «Но если человек, последуя существу своей природы, восхочет жизнь свою учинить длиннее, нежели природою она ему положена, если хочет расширить круг, стесняющий его, и разумом своим пренестися во все времена и во все страны – да соответствует прилежание его желаниям. Творец наш дал все к тому… нам остается им воспользоваться» [9, с. 247].

Познание, в трудах философов и просветителей этого периода, выступает как основной аспект становления человека. Познание связано с духовностью и добродетелью. Познание – это процесс вечного развития, где нет предела. Хотя, как указывает анонимный автор статьи «Рассуждение о бессмертии души» (1782 г.), «познания наши заключены действительно в некоторых пределах; однако мы не видим границ ни в самом нашем познании, ни в вещах, нами познаваемых, ни в успехах нашего рассуждения, благоразумия и добродетели» [2, с. 254]. Далее в своих рассуждениях о природе человека, автор приходит к заключению о том, что человек в этом мире находится не под физическим управлением, как животные, а под нравственным, и «будучи свободен и одарен разумом, он находит в собственной своей внутренности начало свободы; он всегда действует через побуждения нравственные» [там же; с. 256].

В.Г. Белинский поднимал человека очень высоко, при этом считая его синтезом материального и духовного, сыном земли и неба. «Человек есть мир в малом виде: в его организме все стихии природы, первосущные ее силы, вся минеральная природа – металлы и земли; в жизни его организма все процессы природы – и минеральное сращение извне, и прозябаемая растительность, и животное развитие изнутри» [3, с. 25]. Для великого просветителя жизнь человека есть не что иное, «как беспрерывное формирование, делание, становление полным человеком для полного наслаждения и обладания силами своего духа как средствами к разумному счастью» [там же, с. 25]. В.Г. Белинский в своих рассуждениях о человеке и его становлении отводил главное место категории «любовь»: «Любовь есть высшая и единая действительность, вне которой все – призраки, обманывающие зрение, формы без содержания, пустота в кажущихся границах… Ею все держится, и весь мир – ее явление» [там же, с. 25]. Основное, что нужно человеку – это стремление развить в себе все силы, наклонности и устремление во благо общества и себя, при этом, не забывая, что «главная задача человека во всякой сфере деятельности, на всякой ступени в лестнице общественной иерархии – быть человеком» [там же, 32]. В.Г. Белинский вкладывал в понятие «быть человеком» огромный смысл, наполняя его высоконравственными характеристиками. Творить нравственное человек может лишь при наличии свободы.

Понимая всю обусловленность вещей во Вселенной, их взаимосвязанность, мыслители приходят к понятию судьбы, допуская ее как следствие существующих связей и отношений. Однако человек – творение Бога, поэтому он имеет определенную свободу выбора. А.М. Брянцев считает, что жестко регламентированный порядок вещей, исключающий какую-либо свободу, где «не будучи в состоянии что-нибудь переменить или исправить, уступить оной принуждена, то такое о судьбе понятие для нравственности, добродетели и закона весьма есть предосудительно» [4, с. 203]. Человек, по мнению А.М. Брянцева, несет в себе «свободность свободы» [там же, с. 203].

Анализируя работы этого периода, можно отметить единство взглядов на природу человека, его развитие. Наивысшую ипостась в космосе человека занимает душа. Именно от ее познания зависит развитие человека. Все остальные качества: воля, чувства, воображение, разум и тело подвластны душе. И первым шагом в познании мира есть шаг в познании себя. «Но как всякой истины, – пишет Д.С. Аничков, – первым шагом почитается знание самого себя…» [1, с. 104].

Высшим началом жизни и всей Вселенной понимается и почитается Бог. Он единое начало и связь человека со всей Вселенной. По этому поводу Н.И. Новиков пишет, что «если мы восхотим рассматривать человека в отношении его ко всем веществам, вне его существующим, тогда долженствуем обозреть не только то, в каком отношении находится он к Богу, но и сие, сколь тесно связан он со всемирным зданием» [7, с. 152].

А.М. Брянцев рассматривая всеобщую связь вещей во Вселенной, обусловленную Всевышним, приходит к умозаключению о том, что «все части системы мира так тесно соединены, что каждая вещь имеет отношение к целой системе» [4, с. 196].

Г.Р. Державин в своем лучшем стихотворении (по мнению В.Г. Белинского) выражает мировоззренческие проблемы мироздания, вечности, пространства, времени, смерти. Кроме богословского понимания разумеет, по собственному выражению, «три лица метафизические, то есть: бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и нескончаемое течение времени, которое Бог в себе и совмещает».

О, ты, пространством бесконечный,

Живый в движеньи вещества,

Теченьем времени предвечный,

Без лиц, в трех лицах божества!

Дух всюду сущий и единый,

Кому нет места и причины,

Кого никто постичь не мог,

Кто все собою наполняет,

Объемлет, зиждет, сохраняет,

Кого мы называем – Бог! [5, с. 190].

Особое место в развитии гуманистических идей занимают труды философов-гуманистов эпохи Возрождения: В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, И.А. Ильина, Л.С. Франка, П.А. Флоренского, С.Н. Трубецкова, М.М. Бахтина, П. Савицкого, Георгия В. Флоровского и др.

Феномен русской культуры конца XIX – начала XX в. постоянно находится во внимании всей мировой научной мысли. Существуют десятки, если не сотни концепций, идей, теорий, имеющих содержащих попытку его объяснения. Можно полностью согласиться с Ю.В. Науменко в том, что взлет русской культуры этого времени «был следствием особой формы гуманистического сознания, сочетающей в себе характеристики этического и социального типов гуманизма» [6, с. 35]. Добавим, гуманизма, берущего истоки в тысячелетней истории славянской культуры. Российский, а вернее русский (славянский) гуманизм изначально духовен, связан с идеей всеобщего блага и счастья. Именно здесь кроется секрет философии православия, «серебряного века», русского социализма.

Анализируя литературные источники русских философов, поэтов и просветителей обозначенного периода, мы сделали попытку выявить основные идеи смыслы и ценности, заключенные в их воззрениях на природу человека, общества, Вселенную.

Взятый нами за основу анализ оснований философских воззрений русских мыслителей дает реальную возможность для выявления ценностных смыслов российской (русской) культуры, этнокультурных оснований становления человека, детерминированных социально-историческими условиями.

В основу анализа заложен принцип классификации по основанию – основные идеи и ценности. Наиболее часто используемые слова-понятия в воззрениях русских мыслителей, просветителей и философов отражают идеи о человеке как важном творении Бога, единстве всего сущего, взаимосвязи всех составляющих Вселенной. Из основных понятий чаще всего используются следующие: человек, душа, духовность, благонравие, знание, просвещение, добродетель, истина, бытие, достоинство, почтение, мудрость, благопочитание, воспитание, человеколюбие, совершенство, свободная воля, сострадание, судьба, гармония.

Доминирование понятий, несущих высокий смысл бытия человека, свидетельствует об их высокой значимости в традициях русской культуры. Это вполне объяснимо, ибо Россия (Русь) изначально стояла на пути социо-культурной самоорганизации, с присущими таковой отношениями и признаками, что подтверждает идею о глубоких, традиционных для русского человека этнокультурных ценностях и приоритетах, имеющих выражение в отношениях к себе, Богу, миру, природе. Все обозначенное свидетельствует о том, что в традициях русской культуры, этические (духовные) ценности и смыслы являются существенными детерминантами как внутреннего мира личности, так и его образа жизни.

Второе основание, взятое для анализа, раскрывает «главные идеи» русских философов и просветителей. Без сомнения, русская национальная (духотворческая) традиция, рожденная в глубине веков, сделала немало для рождения тех идей, которые были выражены передовыми мыслителями XVIII–XX вв. Из анализа содержательной сущности идей видно, что традиция, заложенная в их основу, была нацелена на высшее благо человека, общества, окружающего мира. Достаточно ясно просматривается идея о гармонии и совершенстве мира, в который приходит человек, о необходимости самосовершенствования. Важным моментом является мысль о том, что воспитание и образование – необходимый элемент прогресса русского общества.

Главные идеи русских просветителей побуждают нас взглянуть на мир через призму этнокультурных оснований, где используется открытое восприятие Бога-Творца и его лучшего творения – человека. Мудрость традиций учит нас тому, что совершенство человека есть, прежде всего, совершенство его духовности, нравственности. И что непременными условиями развития России являются образование и просвещение. Через образование – к новому человеку.

Несмотря на большое разнообразие идей, их широкую направленность, в воззрениях философов и мыслителей можно выделить центральную идею, которая объединяет их в единую системность. Этой ключевой идеей является выражение: «человек – лучшее из всех Божественных творений».

Таким образом, посредством идей о совершенном человеке этнокультурные основания, выраженные в традициях России показывают многосторонность его бытийного мира, многоаспектность его выражений. Изложенные идеи, как правило, являются конкретным проявлением этнокультурных оснований жизнедеятельности русского человека.

Ценности – это реальные смыслы (сущности), являющиеся условием полноценного бытия человека. Все ценности, которые были выражены в произведениях русских философов и просветителей, как правило, по содержанию лежат в этической плоскости человеческого бытия, выражают отношения человека к природе, обществу, Богу, себе. Специфическая иерархия ценностей русской культурной традиции имеет явную направленность на объединение человека, общества, Бога в единую систему. Как правило, личностные ценности характеризуются ориентацией на общественные, что является источником этического поведения индивида. Связующим звеном между миром личности и духовной культурой общества, являются ценности, выраженные в конкретных деяниях, это, прежде всего, духовно-нравственное воспитание человека.

Литература

1.   Аничков Д.С. Слово о разных причинах, немалое препятствие причиняющих в продолжении познания человеческого // Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия / Сост. Б.В. Емельянова. – Свердловск. Изд. Урал. ун-та, 1990. – С. 103110.

2.   Анонимная статья. Рассуждение о бессмертии души // Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия / Сост. Б.В. Емельянова. – Свердловск. Изд. Урал. ун-та, 1990. – С. 252264.

3.   Белинский В.Г. О детских книгах // Педагогическое наследие / В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов / Сост. А.Ф. Смирнов. – М.: Педагогика. – 1987. – С. 20–49.

4.   Брянцев А.М. Слово о связи вещей во вселенной // Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия. Сост. Б.В. Емельянова. – Свердловск: Изд. Урал. ун-та, 1990. – С. 193–204.

5.   Державин Г.Р. Бог. Русская философия второй половины XVIII века // Хрестоматия. / Сост. Б.В. Емельянова. – Свердловск: Изд. Урал. ун-та, 1990. – С. 190–193.

6.   Науменко Ю.М. Национальное в культурном содержании современного гуманистического образования // Философия образования. – Новосибирск, 2002. – № 5. – С. 32-44.

7.   Новиков Н.И. О достоинствах человека в отношениях к Богу и миру // Там же. – С. 151–157.

8.   Щербатов М.М. О способах преподавания разных наук. Опольные науки // Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия. / Сост. Б.В. Емельянова. – Свердловск: Изд. Урал. ун-та, 1990. – С. 239–242.

9.   Щербатов М.М. О пользе науки // Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия / Сост. Б.В. Емельянова. – Свердловск. Изд. Урал. ун-та, 1990. – С. 242–251.

 

 

К вопросу об идентичности социокультурной среды

Российской Федерации по отношению к соотечественникам, иммигрирующим в Российскую Федерацию из за рубежа

Литвинова И.А., аспирант НГТУ, Новосибирск

 

Характерной чертой современного уровня отечественного научного знания в области миграции населения является наличие большого числа эмпирического и теоретического материала, накопленного за последние два десятилетия. Отдельным блоком выступают исследования в области социальной адаптации мигрантов, всевозрастающий интерес к которым обозначил необходимость философского обобщения данных сквозь призму современных реалий российского общества.

Рассматривая социокультурную адаптацию мигрантов, следует отметить, что предметной областью нашего исследования являются не иммигрирующие в Российскую Федерацию вообще, а соотечественники, и их потомки, не утратившие культурной и языковой связи с Российской Федерацией. В этой связи по отношению как к мигрантам, в целом, так и к иммигрирующим соотечественникам, в частности, необходимо различать не только такие понятия как исходная социокультурная среда и принимающая социокультурная среда, но и идентичная социокультурная среда и неидентичная (иная) социокультурная среда.

На первый взгляд различие первых двух понятий очевидно: под исходной социокультурной средой по отношению к соотечественнику понимают социокультурное пространство, в котором он проживал до иммиграции, а под принимающей социокультурной средой – в котором он будет проживать после иммиграции. Однако представляется, что в рассматриваемом нами контексте, обозначенные понятия необходимо раскрывать через вторую пару понятий, т.е. через идентичность социокультурной среды относительно соотечественника в исходной и принимающей социокультурных средах.

В первую очередь исследовательский интерес представляет не столько рассмотрение подобия исходной и принимающей соотечественника социокультурных сред, а наличие индивидуальной и коллективной идентичности соотечественника по отношению к исходной и принимающей социокультурным средам.

В контексте современных реалий трансформирующегося российского общества можно утверждать, что исходная социокультурная среда, которая положена в основу современных коллективных и индивидуальных идентичностей жителей постсоветского пространства, совпадала с геополитическим организмом – СССР. Отсюда вряд ли покажется необоснованным предположение о том, что в большей или меньшей степени признаки подобности коллективных и индивидуальных идентичностей жителей государств постсоветского пространства совпадают. Однако в каждом конкретном случае (в отношении того или иного соотечественника), совокупность этих признаков будет варьироваться, и в этой связи не представляется целесообразным утверждать, что единая в рассматриваемом контексте принимающая социокультурная среда Российской Федерации будет однозначно идентична или не идентична для того или иного соотечественника.

Исходя из того, что одной из характерных особенностей современных представлений о социокультурной адаптации мигрантов в Российской Федерации является постановка вопроса о рассмотрении русских из за рубежа как инокультурного элемента, необходимо отметить, что традиционно считается, и это подтверждает изученное количество научных работ, что адаптируются к иной среде, в рассматриваемом контексте – к иной социокультурной среде. Исходя из проанализированного материала относительно рассмотрения русских из за рубежа как инокультурного элемента, представляется, что в данном контексте более продуктивно использовать термин новая социокультурная среда.

Так, для каждого конкретного иммигранта в разные периоды времени одна и та же принимающая страна будет в разной степени идентичной или не идентичной вовсе социокультурной средой. В первую очередь это связано с самим иммигрантом, который в той или иной степени в разные периоды времени знаком с языком, культурой, обычаями, социально-экономической обстановкой принимающей страны. Во-вторых, с его собственным уровнем самореализации – наличием профессии, стажа работы, специальных навыков, семейным положением, уровнем притязаний к обустройству на новом месте. В-третьих, с ситуацией в принимающей стране: социальной, политической, экономической, экологической и т.д.

Таким образом, при употреблении понятия новая социокультурная среда, затруднение относительно соотнесения принимающей эмигрантов страны как идентичной или в разной степени не идентичной исходной стане может быть преодолено.

 

 

МЕДИЦИНА И ЭКОЛОГИЯ: СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

 

В январском за 2008 г. сборнике «Казначеевские чтения» («Россия и Сибирь: состояние и перспективы социально-экономического и культурного развития. Казначеевские чтения. – Н-ск. 2008. – С. 6 – 25) были помещены размышления д.м.н., академика РАМН Казначеева В.П. по поводу стратегических проблем геронтологии. Ниже мы предлагаем продолжение этих размышлений.

                                                   

 

Геронтология: наука или проблема? (часть 2)

 В.П. Казначеев, д.м.н., акад. РАМН

 

В первой части было приведено достаточное количество литературы, которая указывает на то, что современное представление геронтологии т.е. старения – это проблема онтогенеза индивида человека или онтогенеза целой плеяды поколений, т.е. этногенеза о котором говорил много раз Л.Н. Гумилев. Этногенез - это этническая эволюция целого ряда поколений. Уже указывалось на то, что продление или продолжительность жизни человека не очень соответствует, казалось бы, эволюционным аксеологическим задачам и «нужность» или «ненужность» продолжительности лет каждого человека определяется, повидимому, более сложными, более глубокими закономерностями. Попробуем вернуться к этим закономерностям, о которых пойдет речь ниже.

1. Оплодотворение яйца на слизистой матки сперматозоидом теперь уже рассматривается не просто как слияние двух генетических начал и цитоплазмы клеток, их оболочек и органоидов. Речь идет о том, что яйцо оплодотворённое сперматозоидом есть, как бы, «заражённое» индивидуумом, каким-то другим телом, как организм. Имплантация яйца и первая стадия его дробления (бластула и морула) напоминает эффект «воспаления», где слизистая оболочки матки реагирует своими клеточными процессами на инвазию такого оплодотворённого яйца, клеточным инфильтратом. Является ли это физиологическим процессом или это тот прообраз будущих эффектов, который мы увидим в соединительной ткани и позднее назовем воспалением. Значит, оплодотворение – первая стадия начала жизни и потом – появление внезародышевых оболочек, органов. Это очень сложный процесс, который, как бы, обрамляется теми свойствами, которые присущи вообще воспалительным процессам с образованием клеточных капсул, оболочек, изменения конфигурации, пространства и т.д. Это проблема и если сейчас учесть большое количество бактериально-вирусных и др. инвазий в половые пути, яичники девушек и женщин, а также возможность носительства определенных вирусных и др. патогенных начал в сперматозоидах, то это первая фаза, которая м.б. как раз особенно изменённой. Хотя потом онтогенез развития и вторичных внезародышевых органов развивается нормально и первые три триместра идет как будто нормально, но закладывается на этом этапе нечто, малоизвестное сегодня, для нас. Это связано с тем, что яйца в течение года у женщины при овуляции различны и не каждое яйцо готово принять оплодотворение, т.е. слияние со сперматозоидами. Есть оптимально готовые для этого яйца, некоторые пессимально, но т.к. женщины выбирают меру оплодотворения в социальной среде, особенно если они принимают контрацептивы и потом, когда наступает момент оплодотворения (по мнению женщины) контрацептивы отменяются или реализуется половой контакт, но яйцо в данный период жизни женщины может оказаться неадекватным. Это еще зависит от сроков овуляции, потому что есть солнечная активность, фазы луны, сложные электромагнитные вспышки и не всякий такой физический электромагнитный физикальный климат для яйца и для сперматозоидов адекватен. Эта проблема стоит отдельно, но она относится теперь уже к начальной фазе онтогенеза, т.е. проблемы старения – геронтологии.

2. В течение жизни количество клеток в экто- энтодерме, в соединительной ткани увеличивается. Клетки живут в среднем в тканевых структурах 20-30-40 дней, некоторые 60, а в слизистых желудочно-кишечного тракта или на слизистых половых путей живут всего лишь неделю или несколько дней. Клетки, стареющие или уже выполнившие свою задачу – уходят (как сегодня описывается) через систему т.н. апоптоза. Апоптоз – это механизм, когда стареющее ядро клетки, по неизвестным для нас сигналам, некоторые связывают это с определенными рецепторами генными сигналами, другие отвергают эту идею: апоптозный сигнал м.б. полевой, электромагнитный или спинорно-торсионный. Мы этого до конца не знаем. Например, если клеточная культура находится в состоянии волны апоптоза (спинорно-торсионное поле), то это волновой апоптоз в тканевой культуре и его можно передать другой культуре через дистанционное разобщение: если одну культуру ограничить кварцевым стеклом, то за другим кварцевым стеклом здоровая культура может воспринять волну апоптоза. А.М. Кузин наблюдал эти явления и назвал их вторичной биологической активностью или вторичным биологическим излучением.

Следующая стадия деления, т.е. какие клетки должны заменить уходящие клетки в апоптоз – это тоже проблема. Сегодня ставится вопрос о том, что это могут быть т.н. стволовые клетки (тканевые, костномозговые, эмбриональные). Вопрос этот не решен до конца и, повидимому, мнение о важнейшей функции стволовой клетки пока преждевременно, это мнение сегодняшних эффектов наблюдения и экспериментов, завтрашний день может все изменить. Не исключена возможность, что при апоптозе частицы ядра (клетки, которая уходит в апоптоз) делятс