Международная Славянская академия наук, образования,

искусств и культуры (Западно-Сибирское отделение)

Институт Человека

Российский государственный социальный университет

Новосибирская региональная организация

Всероссийского музыкального общества

Институт социальной работы, социологии и психологии
                 Институт ресурсов человека и социального здоровья  

населения России

 

 

 

 

 

Казначеевские чтения

3.2008

 

 

Сборник докладов межрегиональной

научно-практической конференции

«Синдром полярного напряжения»

 

 

Под общей редакцией академика В.П. Казначеева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новосибирск

2008


УДК – 338(470+316)470                                Утверждено к печати

ББК – 65,9                               РИС ЗСО МСА

 

 

 

 

Под общей редакцией академика В.П. Казначеева

 

 

 

Казначеевские чтения №3. 2008.  Сборник докладов межрегиональной научно-практической конференции «Синдром полярного напряжения» / Под общей редакцией академика В.П. Казначеева. – Новосибирск: Изд-во «Архивариус-Н», 2008 г. – 192 с., илл.

 

 

ISBN – 978-5-7620-1345-8

 

 

Доклады участников межрегиональной научно-практической конференции «Синдром полярного напряжения», прошедшей в Новосибирске 15 декабря 2008 г. Материалы отражают взгляды, концепции, теоретические и практические направления научной деятельности участников настоящей конференции – учёных Кемерово, Новосибирска и Москвы по обозначенной проблеме. Надеемся, что материалы сборника будут интересны для специалистов различных направлений.

 

 

УДК – 338(470+316)470

ББК – 65,9  

 

ISBN – 978-5-7620-1345-8

                                                 ã ЗСО МСА

 

 


ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ

 

 

Председатель

В.П. Казначеев – д. м. н., академик РАМН, президент ЗСО МСА

 

 

Заместители председателя

В.В. Ромм – д. культурологии, профессор НГК, академик МСА, вице-президент ЗСО МСА

А.М. Егорычев  – д.ф.н., к.п.н., академик МСА,

вице-президент  ЗСО МСА,

С.В. Казначеев – д.м.н., профессор, академик МСА,

вице-президент ЗСО МСА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Электронная почта редакции: balletsib@list.ru

 

Оглавление

 

Наши авторы: 6

В.П. Казначеев. Духовность и культура – факторы              эволюции. 8

С.В. Казначеев. Синдром полярного напряжения,                      как ключ к разработке новых подходов к   изучению           здоровья человека. 16

В.И. Хаснулин. Синдром полярного напряжения. 26

Т.А. Дубровская, А.М. Егорычев. Психологические принципы и модели изменения поведения, ориентированные                     на здоровье человека. 39

Т.А. Дубровская, В.Е. Макаров.Теории, модели и        концепции поведения, связанного со здоровьем.. 44

Я.М. Герчак. Здоровье в контексте проблемы формирования готовности к здоровьесбережению студентов вуза  55

О.А. Манохина. Проблемы модернизации российского здравоохранения  в системе социальной защиты населения. 61

В.Е. Макаров, Ю.Л. Бадаев. Профилактика социально значимых заболеваний – важнейший ресурс повышения продолжительности жизни. 66

В.В. Ромм. Синдром чиновничьего лицемерия. 71

Результаты лабораторных исследований. 76

В.Р. Гатин, Ю.В. Пахомова, И.Д. Акиншин, А.В. Гусев, Е.Д. Макаров Обоснование эффективности применения препарата «Литовит» на фоне стрессорного повреждения миокарда           в эксперименте. 76

В.Р. Гатин, Ю.В. Пахомова, И.Д. Акиншин, А.В. Гусев, Е.Д. Макаров. Функциональная оценка состояия миокарда крыс при его стресссорном повреждении и на фоне профилактического применения  препарата «Литовид». 82

С.А. Зайцев, Ю.В. Пахомова,  И.Д. Акиншин, А.В. Гусев, Е.Д. Макаров. Оценка гематолимфатического      соотношения параметров обмена липидов у крыс при        общей    управляемой гипертемии. 88

С.А. Зайцев, Ю.В. Пахомова, Е.В. Овсянко, К.А. Астафьева, Долотова Н.В. Изучение морфофункционального состояния лимфатических узлов крыс при общей управляемой гипертемии. 94

Е.В. Овсянко, Ю.В. Пахомова, К.К.Дмитриева, А.В.Игнатова.

К вопросу изучения степени нарушения баланса системы «оксиданты-антиоксиданты» в плазме крови крыс в      динамике развития саркомы walker-256. 100

Е.В. Овсянко, Ю.В. Пахомова, К.К.Дмитриева, А.В.Игнатова. Оценка состояния системы антиоксидантной защиты у лабораторных животных с карциносаркомой Walker-256       под влиянием различных видов терапии  105

Общие вопросы.. 111

М.Г. Жданова. Критерии воспроизводства кадров системы здравоохранения России. 111

В.И. Липенков. Наше Солнце  ………………………………..118

В.В. Ромм. Новый взгляд на механизм шаманского  воздействия. 127

А.Н. Дмитриев. Вопросы ресурсообеспечения текущей фазы цивилизации. 140

 

 

 

 

 

 

 

           

 

 

 

 

 

 

 

Наши авторы:

И.Д. Акиншин – студент ГОУ ВПО НГМУ

К.А. Астафьева студентка ГОУ ВПО НГМУ

 

Ю.Л. Бадаев ­аспирант каф. социальных технологий, Институт социальной работы, социологии и психологии РГСУ

 

Т.А. Дубровская  д.и.н., профессор, зав.кафедрой соцтехнологий, ИСРСП  РГСУ, г. Москва

 

В.Р. Гатин – зам. главного врача по хирургической службе МУЗ ГКБ №3 им. М.А. Подгорбунского г. Кемерово

 

Я.М. Герчак  к.п.н., доц.

А.В. Гусев – студент ГОУ ВПО НГМУ

 

А.Н. Дмитриев  д.г-м.н., к. физ-мат. н., Институт геологии и минералогии СОРАН г. Новосибирск

 

К.К. Дмитриева врач акушер-гинеколог по оказанию экстренной помощи  МУЗ ГКБ №3 г. Новосибирска

 

Н.В. Долотова – врач-терапевт новосибирского государственного клинического диагностического центра

 

М. Г. Жданова старший преподаватель кафедры философии ГОУ ВПО НГМУ

 

С.А. Зайцев – врач-эндоскопист МУЗ ГКБ №3 им. М.А. Подгорбунского г. Кемерово

А.М. Егорычев  – д.ф.н., к.п.н., академик МСА, зам.директора по НР. Институт социальной работы, социологии и психологии РГСУ

 

А.В. Игнатова аспирант кафедры патологической физиологии и клинической патофизиологии ГОУ ВПО НГМУ

В.П. Казначеев – д. м. н., академик РАМН, президент ЗСО МСА

 

С.В. Казначеев – д.м.н., проф., академик МСА, руководитель лаборатории геронтологии и гериатрии ГУ НЦ КЭМ СО РАМН

 

В.И.Липенков профессор МСА, директор НГОО “Музей Солнца”

 

В.Е. Макаров –  к.в.н., проф. Кафедра социальных технологий, Институт социальной работы, социологии и психологии РГСУ

 

Е.Д. Макаров – студент ГОУ ВПО НГМУ

 

О.А. Манохина – к. псих.н., юрист. Институт ресурсов человека и социального здоровья населения России  г. Москва

 

Ю.В. Пахомова – д.м.н., профессор кафедры патологической физиологии и клинической патофизиологии ГОУ ВПО НГМУ Росздрава

 

Е.В. Овсянко – к.м.н., доцент кафедры анатомии, гистологии и  биологии ГОУ ВПО НГМУ Росздрава

 

В.В. Ромм – д. культурологии, профессор НГК, академик МСА

 

А.В. Самсонов – аспирант кафедры патологической физиологии и клинической патофизиологии ГОУ ВПО НГМУ

 

В.С. Сазонов – аспирант кафедры патологической физиологии и клинической патофизиологии ГОУ ВПО НГМУ

 

В.И. Хаснулин, д.м.н., профессор, зав лабораторией проблем адаптации НЦ КЭМ СО РАМН                      

Духовность и культура – факторы эволюции

В.П. Казначеев

 

            В своих обзорах о проблемах космической антропоэкологии я приводил факты[1] возможного расчленения или запоздания научной мысли в области косного вещества, поскольку косное вещество эволюционирует медленно и мы успеваем увидеть, открыть, познать и описать тонкости его структуры. Изучение же живого вещества может опережать само в своей эволюции наш интеллект и мы назвали этот разрыв интеллектуальной «черной дырой». Это объективное явление и наши познания, интеллект, несомненно, отстает в скорости познания эволюции живого вещества,  биосферы, человечества, индивидуумов нашей планеты. Такое нарастающее расчленение, т.е. рост интеллектуальной «черной дыры» м.б. предвестником очень тяжелых фундаментально-исторических разногласий в эволюции человека. Напомню несколько слов Д.С. Лихачева из «Декларации прав культуры»[2], принятой на Учредительном съезде еще в 90-е гг.:

            Статья 1. В настоящей Декларации под культурой понимается сотворенная человеком материальная и духовная среда обитания, а также процессы создания, сохранения, распространения и воспроизводства норм и ценностей, способствующих возвышению человека и гуманизации общества…

            Статья 2. Ее  Д.С. Лихачев заканчивает так: «.. Вне культуры настоящее и будущее народов, этносов и  государств лишается смысла». Это понятие, казалось бы, социально-философское, фундаметально-научное и прогнозирующее  все больше и больше приближает нас к очень тяжелым и серьезным сомнениям как движется общество, культура, стиль, взаимодействие людей друг с другом и особенно внедрение т.н. паутины ИНТЕРНЕТа , изучение человеческих структур современными физическими и другими методами измерений. Именно этому  посвящается данная статья.

1. Допустим, у человека  удастся приборами снимать его психофизиологические свойства, которые отнюдь не будут соответствовать его природным качествам, а только уровню приборов, которые будут представлять собой мировой уровень достижения: химические, биологические, генетические свойства также  будут измеряться, то, по существу, живой организм, лишенный его духовности  и природной эволюционной загадочности космической эволюции, будет все больше принижаться, упрощаться до уровня робота. Если такая роботохарактеристика будет сделана, то уже сегодня на этом основании людей будут распределять по специальностям, по образованию, по принадлежности супружеских пар и т.д., люди  будут формироваться в измерительных единицах (гормонах, конституциях и т.д.). Таким образом, человечество незримо, но постепенно приближается к кибероцивилизации, причем не в виде механических, автоматических киберов, которые тоже будут присоединяться к этой истории эволюции, но сами люди собственными знаниями, авторитетами в науке будут превращать себя в живых оформленных представителей информации, т.е. киберов. Все будет превращаться в кибернетическую цивилизацию и опасность уже наступила, жизнь постепенно, как бы, модернизирует природный статус на уровне именно наших знаний. 

2. Россия может стать примером, где такая кибернетическая паутина станет инструментом и государственно-политического управления, управленческой вертикали и диктатуры. Если у каждого человека будут сниматься определенные показатели (не только зрачки, отпечатки пальцев, но и др. физико-химические показатели, которые сегодня уже автоматизируются на специальных установках),  то  общество невольно будет находиться в кибернетическом информационном центре и такой «человеческий народный банк» будет распределять людей по потокам, миграциям, по личным качествам также, как распределяются сегодня валютные фонды и пр.[3] Будут незримо появляться и налоговые формы на человеческую сущность, дабы данного человека по его показателям необходимо куда-нибудь присоединить и пр., потребуется определенный вклад дополнительных затрат. Эти дополнительные затраты могут быть измерены не только в рублях, валюте, ценностях, но и в определенных действиях тех партнеров, которые приближаются для присоединения, объединения, образования данного сообщества, данной группы людей, правителей, руководителей и т.д. Эта проблема очень сложная в современной истории. 

Я хочу напомнить несколько слов из писем В.И. Немировича-Данченко об искусстве и культуре. Он говорит, что если толпе и в театре, и на арене, и в жизни преподносится культура, которая ей нравится, удовлетворяет во всех отношениях, то такая толпа, нация постепенно деградирует поскольку она все больше и больше самоудовлетворяется и это начинает постепенно напоминать определенные физиологические свойства. Таким образом, вопрос на самом деле очень серьезный,  поскольку единовластие и вертикаль в России движется в сторону такой «неодемократии» под прикрытием гуманности, т.н. культуры которой практически не осталось в России. Далее В.И. Немирович-Данченко говорит, что если же в таких культурных центрах создавать произведения опережающие, двигающие вперед данный уровень культуры с показом некоего будущего, которое повысит демографический, культурный, психологический, этнический коэффициент, то такие произведения начинают не удовлетворять толпу. Они, как бы, лишаются рекламы, экономической поддержки и, наоборот, комедийные и др. формы, удовлетворяющие общество, поощряются, получают финансовую поддержку. Отсюда возникает постепенный переход к культурной наркомании. Если обратиться к истории вождей, то совершенно ясно, что расхождение и расширение интеллектуальной черной дыры  ведет общество к  деградации. Чтобы этого не случилось необходимо возникновение,  проникновение и развитие тех тенденций, которые рождались и формировались в традициях российской культуры, российской науки. Поэтому, если мы вернемся к российской фундаментальной науке, к работам Д.И. Менделеева, А.С. Попова, к культуре театра, к поэзии, к серебряному веку духовности, то мы увидим как постепенно в России формировались  движения общества вперед за счет подачи ему более совершенных интеллектуально-духовных потоков общества в его развитии, в его эволюции.

Так было и если сейчас не вернуться к медицине, к факультетским клиникам, к работам Г.А. Захарьина, С.П. Боткина, крупнейших мыслителей,  педагогов, к традициям российских университетов, к работе российских прогрессивных журналов и газет, то сегодняшнее положение в России можно трактовать как попытку удовлетворения интересов общества не в будущем, а в прошлых испытанных удовлетворениях времяпровождения т.н. отдыха, расслабления. Поэтому и увлечение различного рода спортивными занятиями порой приводит к узкой командной соревновательности, которая покупается и продается. Спорт становится неким инструментарием, если хотите, поощрением тех или иных руководителей. Требуется возврат тех научных фундаментально-культурных духовных тенденций о которых и пишут Д.С. Лихачев и наши крупнейшие культурологи и ученые.

Появляется новое понятие синдрома[4]. Это новое понятие в современном языке, хотя термин старый, но он отражает то состояние общества (или данного человека) которое опережает современность, отражает опережающее и отрицательное и положительное действие.

Я приведу пример  отрицательного описания – синдром блокады[5], в котором были описаны взрослые люди, пережившие в детстве блокаду,  в настоящее время эти люди больны и не только они, но и их дети и последующие поколения этих детей. Значит есть некий синдром, некое вхождение в тот эволюционный пул последовательности, которая не укладывается в обычный генетический фон и генетика не может объяснить такого транса заболеваемости или предрасположенности. Можно сказать, что понятие евгеники (Ф. Гальтон, 1968), введенное в Англии при наблюдении известных династий, не просто отражало генетику, а показывало преемственность в этих семьях и их поколениях. Евгеника  отражает эволюционное движение того будущего или опережающее движение к будущему, где  качество духовно-физическое,  моральное, демографическое начинает улучшаться, возрастает или деградирует. Поэтому сама евгеника по своему смыслу приближается к идеям номогенеза Л.С. Берга, который описывая эволюцию говорит, что нельзя объяснить все законами Дарвина (простого отбора), Кеслера,  Кропоткина (взаимоподдержанием), есть некие неизвестные для нас эволюционные тенденции. По видимому, они и связаны с тем, что в одних случаях условия жизни удовлетворяют данное поколение, но они деградируют от этого или они, как бы, опережая жизнь этих поколений, повышают потребности их качества жизни, духовности, восприятия внешней среды, психологии и пр. и создают более устойчивые прогрессивные  формы потомства. Это так и в России таких работ много.

Вернемся к обобщению того, что происходит с российской нацией, ведь она включает в себя многие национальные элементы. Российское общество (нация) через экономическую, духовную, политическую вертикаль, через телевидение, печать, рекламу и пр. спускает в общество те формы, которые его удовлетворяют, но все это в основном материальные условия (уровень жизни), а какова же духовность всего этого движения  (духовная направленность)? Если эта удовлетворенность физическими потребностями в виде быта, питания и т.д. и только, то это будет постепенно тормозить истинную эволюцию.  Мы входим в опасную эпоху и здесь синдром блокады, о котором я уже говорил, по мнению петербургских ученых, может быть распространен на все периоды сталинизма. И прошлый век (начиная с революции 1905 г. и до начала ХХ1 в.), по существу, набирал такие формы эгоизации, ажиотажа (в стахановском движении, в наградах, всеобщего одобрения, лозунгах и т.д.) удовлетворял не опережающие, а сегодняшние, сиюминутные психофизиологические, эмоциональные инстинкты населения. А люди, жившие в селах, осужденные и сосланные в Сибирь и т.д., были не согласны с этим. Примером может служить биография А.И. Солженицына. История полна трагедий, а гениальные, выдающиеся люди использовались правительством в политических и военных целях, страна готовилась быть лидером на земном шаре с провозглашением т.н. всемирного коммунизма. Это парадоксы эволюции и истории.

Сегодня, когда мы изучаем нацию России, территории городов на поверхность выносятся такие состояния, которые не соответствуют, не складываются из известных форм уже хорошо изученных и описанных психологических установок и заболеваний.

Это синдромы, они начались с синдрома стресса, который сейчас глубоко изучен и расчленен. «Стрессы» могут быть выделены и обобщены совсем других форм.[6] И  теперь это  касается поведения детей, подростков, которые в своей призывности ищут другие формы жизни, стремятся к ним, а современность напитывает и «прокармливает» уже известными произведениями культуры и пр. передачами. Таким образом, диктатура отчленяет истинные мысли ученых,  историков, литераторов от основной массы. Поэтому, нация России, расчлененная еще на автономные и субъектные организации, где превалирует единая партия, постепенно эволюционирует в сторону упрощения, эгоизации. Все  это приводит к коррупции, которая сливается с государственными, административными учреждениями и очень трудно отчленить сегодня административное управление от коррумпированной, не признанной, но внутри сложившейся и взаимодействующей организации администрации, исполнительной и законодательной власти. Это проблема социальных синдромов.

Когда мы говорим об этой проблеме, то я хочу подчеркнуть, что одним из таких важнейших синдромов в развитии ученых и науки Сибирского отделения медицинской академии в 70-80-е гг. было открытие синдрома «полярного напряжения»[7]. Полярное напряжение, т.е. люди, которые на несколько лет перемещались для освоения Севера, как бы, импринтировали, вбирали в себя тот климато-полярный статус, те электромагнитные вспышки бурь, северное сияние и, неизвестные нам, космогравитационные процессы.  Если они уезжали с Севера, то «увозили» эту память с собой, она как бы вкладывалась в их организм. И понятие импринтирования полярного синдрома остается не ясным, где эта память: в нервной системе, в клетках, в сущности популяций наших клеток, в геноме, евгенике или нет? Мы полагаем, что эта память, связанная со следствием тех спинорно-торсионных потоков, о которых писал А.Н. Козырев, потока свободного космического эфира, который описывается сегодня астрофизиками и космологами.[8] Открытие синдрома «полярного напряжения», его вариантов показывает, что импринтирование, «запоминание» становится планетарным феноменом. Люди в течение года переезжают, перелетают по планете Земля, они тоже меняют внешнюю среду поверхности планеты и тоже импринтируют, «запоминают» какими-то неизвестными для нас формами измененные условия их жизни. Значит синдром полярного напряжения становится глобальной проблемой, проблемой перемещения людей по планете  в те, не только физические, электромагнитные, планетарные, но и культурно-психологические свойства. Именно культурно-психологические, экологические факторы меняют интеллектуальную доминанту этих людей, она начинает приближаться к коммерции, к той стоимости человеко-часа, которую можно купить, продать, переместить и т.д. Не исключена возможность очень бурных перемещений населения Африки в европейские и др. страны, Южной Азии и все это создает новые проблемы[9]. Они «разрастаются» из синдрома полярного напряжения в глобальный миграционный синдром эволюции народонаселения планеты. Он порождает новые вопросы конституции. Какие конституции, архетипы будут формироваться в молодом, подростковом и далее возрасте, будет ли та приемлемая способность интеллекта к поиску нового соответствовать маршруту жизни, выбору профессии? Резко все меняется и в этих существенных изменениях поколения оказываются, как бы, в состоянии некой декомпенсации. Декомпенсация тянет это поколение к удовлетворению своих социально-гормональных психологических тенденций прошлого и повергает их в катастрофу, которая напоминает социально-удовлетворяющую  «наркоманию» благополучия современных поколений, а значит расчленения его на группировки, на социальные течения и т.д. Эта проблема сегодня очень остро стоит и в состоянии народонаселения России, особенно Сибири и в Западно-Сибирском отделении Международной Славянской Академии наук, образования, искусств и культуры эта проблема должна занимать важнейшее место.

 

Синдром полярного напряжения, как ключ к разработке новых подходов к   изучению здоровья человека

Казначеев С.В.

 

По мнению Павлова И.П.: «Как часть природы каждый животный организм представляет собой сложную обособленную систему, внутренние силы которых каждый момент, покуда она существует, как таковая, уравновешиваются с внешними силами окружающей среды. Чем сложнее организм, тем тоньше многочисленнее и разнообразнее элементы уравновешивания. Для этого служат анализаторы и механизмы как постоянных, так и временных связей, устанавливающие точнейшие соотношения между мельчайшими элементами внешнего мира и тончайшими реакциями животного организма. Таким образом, вся жизнь от простейших до сложнейших организмов, включая, конечно, и человека, есть длинный ряд все усложняющихся до высочайшей степени уравновешиваний внешней среды». (Павлов И.П. полное собрание сочинений, т.3., кн.1, М.-Л., 1951., стр.124.)  Приведенное мнение известного российского ученого показывает всю сложность решения проблемы дальнейшей эволюции человека и всего окружающего его мира, решению которой уже посвятили свои труды многие  древние философы и ученые, а так же современные деятели науки, искусства, образования и культуры.

Обсуждаемый в научной литературе с  70-х годов ХХ столетия «синдром полярного напряжения» можно рассматривать, как один из последних вариантов её комплексного изучения и яркий пример попытки  объяснить суть и содержание эволюции современного человека с позиции многих наук.  Известно, что индивидуальная жизнь человека состоит из сложной внутренней и внешней работы, совершаемой  его клеточными тканевыми структурами в направлении достижения эффекта максимума в деле  поддержания ими состояния устойчивого  неравновесия  во взаимодействии с факторами окружающей природной и социальной среды (Аршавский И.А., 1982; Айдаралиев А.А., Максимов А.Л., 1988; Казначеев В.П., Субботин М.Я, 1971, 2006 и многие другие).  Эффект максимума этой работы всегда характеризует общий уровень качества и количества индивидуального и популяционного здоровья формируемого образом и стилем жизни человека. Известный российский педагог Ильинич В.И. (2002) связывает с понятием образа жизни определенный способ интеграции потребности человека и соответствующей им деятельности, сопровождающих ее переживания. А стиль жизни по его определению, есть поведенческая  система, характеризующаяся определенным постоянством составляющих  ее компонентов и включающая приемы способные обеспечить достижение намеченных целей с наименьшими физическими,  психическими, социальными затратами.  По данным литературы известно, что образ и стиль жизни человека  не только приобретает индивидуальные характеристики, но и передает их из поколения в поколение  при условии, если его потомки продолжают жить в мало изменяемых климато-географических и социальных условиях среды. Примером этого являются жизнь малочисленных народов крайнего Севера, живущих в относительной изоляции от  основного населения России,  аборигенов  Австралии, народов островной части мирового океана и т.д. Тем не менее, приведенные примеры являются скорее исключением, чем правилом при оценке демографической и социально-экономической ситуаций сложившейся в жизни большинства стран современного мира.  Мощные внутренние и внешние миграционные потоки людей, двигающиеся сегодня по поверхности земли  во всех направлениях,  постоянно несут в себе элементы нестабильности в жизнь многих государств, ломая традиции сложившихся здесь семейно-бытовых и производственных отношений, рождая хроническое  психо - эмоциональное  и физическое напряжения  в жизнедеятельности их населения. Наиболее ярко такое напряжение проявляет себя  в странах, имеющих большие территории с относительно небольшой численностью населения, такие как Россия, США, Канада и т.д.  Известно также, что другой составной частью формирования названной нестабильности, являются планетарные, космо-физические изменения характера погоды и отдельных физических, химических характеристик среды обитания человека под влиянием различных антропогенных факторов, фиксируемые за последнее тысячелетие.

Перечисленные выше изменения существенно меняют качество и количество здоровья населения Земли, осваивающие в настоящее время её многие регионы, в том числе и те, где имеются  крайне неблагоприятные  климатогеографические условия для жизни прибывающего туда населения (материк Антарктида, арктические территории Евразии и Америки, пустыни и высокогорья, шельфовые зоны морей и океанов).  Именно здесь и проявляют себя наиболее ярко  многочисленные реакции снижения эффекта максимума внешней и внутренней работы организма человека и меры его устойчивости перед неблагоприятным  действием  факторов окружающей среды. Негативное действие этих факторов на количество и качество здоровья человека проявляется в виде развития:

- «синдрома полярного напряжения» (Казначеев В.П. с соавторами, 1976; Деряпа Н.Р., Рябинин И.Ф., 1977; Куликов В. Ю., Ким Е.Б., 1987; Хаснулин В.И., 1998 и другие);

-  и  близких ему аналогов (синдромов: блокады; морского производства и климато-географического напряжения; высокогорной гипоксии; психоэмоционального напряжения и других) описание которых имеется в работах Казначеева В.П., Тихомирова А.С., 1979; Айдаралиева А.А., Максимова А.Л., 1988; Тульский И.В., Багрова Г.И., 2006 и других.

  По данным существующей литературы, развитие «синдрома полярного напряжения», можно рассматривать следствием:

1)                      комплексного воздействия всей совокупности климатогеографических факторов среды, в которой протекает жизнь человека, известной как тип погоды;

2)                        непосредственное воздействие на клеточные и тканевые структуры организма отдельных физических факторов среды, присутствующих в ней, как  избыток или недостаток, но играющих в жизни индивида особенно значимую роль (например, высокая или низкая температура окружающей среды, кислород и азот, кальций и магний, космофизические и  метеорологические факторы и т.д.);

3)                      совокупного действия первой и второй групп факторов.

Первое и, от части, второе из указанных следствий, вероятно, проявляют свое неблагоприятное воздействие на организм конкретного человека в виде развития  клинически описанного «синдрома полярного напряжения», а второе и третье – на количество и качество здоровья 2 и 3 поколения людей, живущих и работающих на  Крайнем Севере.  Степень выраженности нездоровья в том и в другом случае во многом определяется типом индивидуальной конституции человека (Казначеев В.П., Казначеев С.В., 1987; Айдаралиев А.А., Максимов А.Л., 1988 и др.) и адаптивным типом людей (Алексеева Т.И., 1976, 1987; Соловенчук Л.Л., 1983), живущим на Крайнем Севере.

  По  данным существующей научной литературы (Деряпа Д.Р., Рябинин И.Ф., 1977; Аршавский В.В., Ротенберг В.С., 1983; Березин Ф.Б., 1983; Колышкин В.В., 1983; препринт «Функциональные ассиметрии головного мозга, адаптация и течение патологических процессов на Крайнем Севере», 1986; Хаснулин В.И., 1998; Леутин В.П., 1989 и другие) многие  начальные формы  изменения  качества индивидуального здоровья человека на Севере могут определяться:

- состоянием дисинхроноза в работе его нервной, эндокринной, иммунной систем, возникающим под влиянием факторов внешней, природной среды;

- изменением исходного  профиля  личности прибывшего на Север человека, в связи с особенностями  целей и мотивов её  предстоящей деятельности.

 Вероятной основой изменений качества  и количества здоровья потомков пришлого населения Крайнего Севера (2- 3 поколение), по данным проведенных комплексных исследований,  могут быть нарушения физиологических механизмов роста и развития репродуктивных клеток и тканей родителей детей, рожденных на Севере хорошо описанных в трудах  Аршавского И.А. (1982). Важной причиной полома этого механизма при формировании «синдрома полярного напряжения» является расстройство полярного типа клеточного метаболизма (Куликов В.Ю., Ким Е.Б.,1987), так называемых,  «северных клеток»  (Казначеев В.П., Михайлова Л.П., 1981, 1985; Хаснулин В.И., 1998; Казначеев В.П., 2000; Казначеев В.П., Трофимов А.В., 2004), а также в силу изменения вектора их эволюционного развития под влиянием  особой формы импринта , описанного для данных территорий  (Деряпа Н.Р., Рябинин И.Ф., 1977; Куликов В.Ю., Ким Л.Б., 1987; Казначеев В.П., Трофимов А.В., 2004 и другие).

Отрицательное влияние  на индивидуальное здоровье северян  оказывают и некоторые другие особые физиологические состояния индивида (Хаснулин В.И., 1989):

- синдром нарушения симметрии в работе  полушарий головного мозга человека;

- полиэндокринный синдром;

- синдромы  метеопатии и дисинхроноза,

- а также синдром активации круга «Пейза» (следствие северной  гипокинезии  Лобзин В.С.,  Михайленко А.А., Панов А.Г., 1979).

Развитие указанных выше синдромов  сопровождается вторичным появлением  многих признаков начального неблагополучия в жизни организма человека на Северных территориях составляющих  причину возникновения многих соматических  и психических заболеваний. По В.И. Хаснулину (1998)  к таким синдромам можно отнести: синдром липидной гиперпероксидации, недостаточности детоксикационных процессов, расстройства северного метаболизма, северной тканевой гипоксии и иммунной недостаточности.

Параллельно с  появлением  указанных выше составных частей «синдрома  полярного напряжения» часто являющихся причиной специфических соматических заболеваний людей, живущих на Крайнем Севере, в нем проявляются и признаки  нарушения  гармонии  психо-социального  развития личности. Их также можно разделить на те, которые преимущественно меняют личность индивида, и те, которые могут оказать отрицательное влияние на личностное развитие детей и правнуков поколения пришлых людей, работающих в настоящий момент на данной территории. К первой категории состояний можно отнести синдром эмоционального напряжения, существенно меняющий трудоспособность  пришлого населения на  Севере (индекс  ВП100  по Евдокимову – Кеткин А.Т., Евдокимов В.Г., 1981) и  синдром функциональной    диссиметрии  межполушарных образований. Совместное воздействие на сознание человека того и другого  синдрома формирует синдром временщика и северного алкоголизма, описанных во многих научных исследованиях (в частности, Казначеев В.П., Стригин В.М., 1978).  Ко второй категории состояний  можно отнести: синдром  эгоизации личности, сочетаемый с развитием узкой специализации производственной деятельности, синдром отказа от материнства («Функциональная асимметрия головного мозга, адаптация и течение патологических процессов на Крайнем Севере», 1986, Казначеев В.П. 1997). При появлении первого синдрома, в личной жизни конкретного человека, начинает получать все большее развитие чувство эмоциональной холодности, сухости, безразличия по отношению к членам семьи и знакомым ближайшего окружения. Особенно ярко названное  проявляется по отношению к детям, что невольно приводит к разрыву тонких семейных, межпоколенных связей  и к конфликтам между детьми и их родителями. Подобное действие сопровождается широким использованием  в  досуговой деятельности  таких элементов культуры, которые эффективно удовлетворяют только вегетативные потребности человека, становясь серьезным препятствием для роста его общей культуры.  Синдром второго рода    специфично действуя на женщин детородного возраста, из-за отсутствия большого разнообразия в ее социальной семейной жизни, приводит к развитию того, что биологическая детородная функция замещается в сознании женщины гедоническим удовлетворением от сексуальной жизни и часто под влиянием примитивной массовой культуры включается в категорию целей и мотивов ее жизни. Случайное развитие беременности, возникающее у такой женщины, начинает восприниматься как жизненная катастрофа, способная  решить ее всех социальных финансовых преимуществ от жизни и работы на Крайнем Севере, требующей немедленной ликвидации любым способом. Результирующим моментом совместного действия названных выше состояний на психику и сознание человека является развитие глубоких депрессивных расстройств, неврозов и других  психических заболеваний, получающих здесь свое быстрое развитие из-за особого светового режима (полгода – день, полгода – ночь)  жизни человека на Севере (Деряпа Н.Р., Рябинин И.Ф., 1977).

Успехи современной науки, изучающей феномен сознания человека (Казначеев В.П.,2000; Казначеева В.П., Трофимов А.В.,2004; Казначеев В.П., Субботин М.Я., 2006 и др.) позволяют указать  еще на один механизм появления и развития личностных расстройств сознания людей, работающих на Крайнем Севере. Он может быть связан с установлением особых трансперсональных связей живых существ обитающих на этих территориях и их природной  средой. По мнению В.П. Казначеева подобные связи можно назвать эфиро-фармакологическими, которые реализуют себя, в так называемом, пространстве Козырева. Они имеют характер «голограмм» способные нести в себе «голографическую» память органических и неорганических соединений. При взаимодействии с сознанием работающего на Севере человека подобные «голограммы» могут играть роль прямых индукторов изменений и деформаций  личности.  Приведенные допущения способны, найдя свое дополнительное научное подтверждение, сформировать новые представления о макро – и микро экологических, эндоэкологических средах и условиях  жизни человека на Крайнем Севере. Высказанное предположение дает серьезное основание к рассмотрению вопроса о том, что интеллект или сознание человека есть проявление, так называемой, «козыревской голограммы» в  их объединенной структуре, имеющее планетарно – космический масштаб.

  Подводя итог сказанному выше, можно говорить о том, что выделенные новые аспекты в изучении «синдрома полярного напряжения» позволяют сформировать многие новые проблемы  оценки качества и протяженности жизни населения на северных территориях, о которых шла речь в материалах представленного доклада.

 

Литература.

1.                  Айдаралиев А.А., Максимов А.Л. Адаптация человека к экстремальным условиям: опыт прогнозирования. – Л.: Наука, 1988. – 126 с.

2.                  Алексеева Т.И.: а) Географическая среда и биология человека. – М.: Мысль, 1977. – 302 с.

б) Адаптивные процессы в популяциях человека. – М.: Изд-во Московского университета, 1986.

3.                  Аршавский В.В., Ротенберг В.С. Проблема психосоматических заболеваний и обратной миграции пришлого населения Крайнего Северо-Востока в связи с особенностями межполушарной асимметрии. / Биологические проблемы Севера. Х Всесоюзный симпозиум. – Магадан, 1983. – Часть 111. – С. 43-44.

4.                  Аршавский И.А. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития (основы негэнтропийного онтогенеза). – М.: Наука, 1982. – 270 с.

5.                  Березин Ф.Б. Психофизиологическая, собственно психическая и социально-психологическая адаптация, как компоненты единиого адаптационного процесса. / Биологические проблемы Севера. Х Всесоюзный симпозиум. Магадан, 1983. Часть 111. С. 34-35.

6.                  Деряпа Н.Р., Рябинин И.Ф. Адаптация человека в полярных районах Земли. – Л.: Медицина, 1977. – 296 с.

7.                   Казначеев В.П. Проблемы человековедения. Научная редакция и послесловие А.И.Субетто. - М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1977. – 352 с.

8.                   Казначеев В.П. Общая патология: сознание и физика. – Препринт. – Новосибирск: НИИ общей патологии  экологии человека СО РАМН, 2000. – 147 с.

9.                  Казначеев В.П., Егунова М.М., Куликов В.Ю., Ким Е.Б., Молчанова Л.В., Стюхляев В.А., Колосова  Н.Г., Колесникова Л.И. Кислородный обмен и реакции перекисного окисления липидов у человека при адаптации к условиям Крайнего Севера. / Актуальные вопрпосы адаптации человека в условиях Крайнего Севера и Антарктиды. – Новосибирск: АМН СССР Сибирский филиал, 1976. – С. 3-14.

10.              Казначеев В.П., Трофимов А.С. Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля: проблемы космопланетарной антропологии. – Новосибирск: Наука, 2004. – 312 с.

11.              Казначеев В.П., Михайлова Л.П.:

12.              а) Сверхслабые излучения в межклеточных взаимодействиях. – Новосибирск: Наука, 1981 – 143 с.

13.              б) Биоинформационная функция естественных электромагнитных полей. – Новосибирск: Наука, 1985. – 180 с.

14.              Казначеев С.В., Стригин В.М. Проблемы адаптации человека некоторые итоги и перспективы  исследований. Препринт. – Новосибирск, 1978. – 55 с.

15.              Казначеев В.П., Субботин М.Я.:

16.              а) Этюды к теории общей патологии. – Новосибирск: Наука, 1971. – 230 с.

17.              б) Этюды к теории общей патологии. Издание 2. – Новосибирск: Наука, 2006. – 356 с.

18.               Казначеев В.П., Тихомиров А.С. Проблемы адаптации и экологии человека в условиях тихоокеанского  региона. Доклад на Х1V тихоокеанском научном конгрессе, Хабаровск, 20.08. – 05.09. 1979. – Новосибирск, 1979. – 16 с.

19.               Казначеев В.П., Трофимов А.С. Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля: проблемы космопланетарной антропологии. – Новосибирск: Наука, 2004. – 312 с.

20.               Кеткин А.Т., Евдокимов В.Г. Комплексное влияние факторов  Севера на уровень физической работоспособности человека. / Биологические проблемы Севера. Х Всесоюзный симпозиум. Магадан, 1983. Часть 111.  – С. 5-6.

21.               Колышкин В.В. Функциональная ассиметрия головного мозга и прогнозировапние сосмтояния человека в новых климато-географических условиях. / Биологические проблемы Севера. Х Всесоюзный симпозиум. Магадан, 1983. Часть 111.  – С. 34-35.

22.               Куликов В.Ю., Ким Е.Б. Кислородный режим при адаптации человека на Крайнем Севере. – Новосибирск: Наука, 1987. – 159 с.

23.               Леутин В.П. Психофизиологические механизмы адаптации человека в новой среде. / V11 Всесоюзная конференция по экологической физиологии. Тезисы докладов. – А.: Ылым, 1989. – С. 180-181.

24.              Лобзин В.С., Михайленко А.А., Панов А.Г. Клиническая нейрофизиология и патология. Гипокинезии. – Л.: Медицина, 1979. – 216 с.

25.               Соловенчук Л.Л. Механизмы формирования генетической структуры популяции пришлых жителей Северо-Востока СССР. / Биологические проблемы Севера. Х Всесоюзный симпозиум. Магадан, 1983. Часть 111. – С. 13-14.

26.               Тульский И.В., Багрова Г.И. Блокадный синдром Рачкова. – СПб.: 2006. – 247 с.

27.               Физическая культура студента. Учебник /Под ред. В.И.Ильинича/. – М.: Гардарики, 2002. – 448 с.

28.               Функциональные асимметрии головного мозга, адаптация и течение патологических процессов на Крайнем Севере. – Новосибирск: Сибирское отделение АМН СССР, 1986. – 77 с.

29.               Хаснулин В.И. Введение в полярную медицину. – Новосибирск: СО РАМН, 1998. – 337 с.

 

Синдром полярного напряжения

Хаснулин В.И., д.м.н

 

Исследования на Европейском и Азиатском Севере позволили выявить наиболее универсальные механизмы развития дизадаптивных реакций, впоследствии ведущие к возникновению патологических состояний.  Нужно отметить, что речь идет о процессах, составляющих в совокупности открытый ранее сотрудниками Института клинической и экспериментальной медицины СО АМН СССР синдром полярного напряжения. Результаты последних работ значительно углубляют его понимание как основы экологически обусловленных общепатологических дизадаптивных реакций в течение проживания человека в специфических климато-геофизических условиях высоких широт.

Стресс, возникающий у человека при контакте с экстремальными климатогеофизическими факторами высоких широт, является вполне оправданной реакцией, призванной включить необходимые защитные процессы. Вместе с тем, как показали многочисленные исследования ученых Сибирского отделения РАМН и других научных центров, хронический стресс вызывает истощение резервных возможностей организма, что в последующем, довольно часто, приводит к развитию каскада дизадаптивных расстройств, а позже к возникновению патологических состояний.

Эти наблюдения вполне соответствуют теоретическим заключениям, говорящим о том, что стадия истощения, которая может возникнуть при стрессе, характеризует собой уже переход адаптивной стресс реакции в патологию. Однако, как свидетельствуют данные исследований, существуют определенные особенности развития экологически обусловленной стресс реакции и последующих дизадаптивных расстройств на Севере.

Речь идет о выявленных универсальных механизмах развития дизадаптивных реакций, впоследствии ведущих к возникновению патологических состояний. Результаты последних работ значительно углубляют его понимание как основы экологически обусловленных общепатологических дизадаптивных реакций при проживании человека в специфических климатогеофизических условиях высоких широт.

Этот общепатологический синдром, в отличие от синдрома стресса Г.Селье, который является глобальным биологическим феноменом, присущ Северу. Связь дизадаптивных процессов у человека в высоких широтах с особенностями геомагнитной среды, светового и холодового режимов, приливных и неприливных сил тяжести, особенностей питания, социального климата и позволили обозначить его как синдром полярного напряжения. 

Этот синдром является феноменом глобального значения, и в нем концентрируются такие свойства современной эволюции, которые могут быть присущи всем широтам,  всем геофизическим регионам. 

По-видимому, это было открытие неизвестного ранее эволюционного свойства человеческих популяций, связанное с их географическими миграциями  на большие расстояния  в  длительные  или короткие периоды времени.  Считают, что в «синдроме полярного напряжения» выявляется определенная закономерность тех эволюционно-генетических,  эпигеномных механизмов, которые испытывали различные демографические образования на любых широтах – от  экваториальных до полярных. Таким образом, геофизический фактор экологии был одним из важнейших, которые ускоряли и облегчали, как бы прогнозировали более  быстрое накопление адаптивных приспособительных процессов в соответствующих племенах, попадавших в  новые гео-экологические условия.

Стресс реакция, изученная в основном в средних широтах, по наблюдениям как Г.Селье (1936), так и его последователей (Погодаев К.И.,1976; Виру А.А.,1980; Фурдуй Ф.И.,1987; Виткин Д.,1996 и др.) запускается активацией нейрогормональных механизмов, с последующим усилением функции иммунной системы, индукцией ферментов, активацией метаболических процессов, повышением эффективности функционирования других гомеостатических систем организма. При этом у человека в соответствии с генофенотипически заложенной «нормой реакции» происходят адаптивные перестройки, обеспечивающие устойчивость к действию экстремального фактора. Такая желательная реакция организма на действие негативных раздражителей, обеспечивающая эффективность адаптации и выживание, названа Селье «эустрессом».

Низкая адаптивная устойчивость организма человека к стрессирующим воздействиям, обусловленная либо генофенотипическими особенностями, либо переутомлением или имеющейся патологией, приводит к истощению защитных механизмов с последующим расстройством (дизадаптацией) психоэмоционального статуса, дисфункцией эндокринной системы, нарушениями метаболизма, снижением иммунной защиты, ухудшением функций кардиореспираторной системы, а также другими нарушениями со стороны гомеостатических систем вплоть до мембраноклеточного уровня организации человеческого организма.

В.П.Казначеев представляет последовательность этапов развития описанного многочисленными исследователями дизадаптивного негативного стресса (дистресса по Селье) в виде пирамиды, в вершине которой находятся дизадаптивные реакции со стороны ЦНС, дисбаланс психоэмоциональных защитных механизмов, затем расстройства функций эндокринной системы, иммунная недостаточность, нарушения метаболизма, дисфункции основных органов и систем. В основании пирамиды находятся, возникающие под действием перечисленных выше расстройств, мембраноклеточные и молекулярные дизадаптивные дефекты.

Описанная последовательность развития дистресса, ведущая к возникновению последующих «болезней адаптации», характерна для психоэмоционального стресса, социального стресса, болевого и целого ряда других стресс реакций.

В отличие от описанной, известной по литературе, картины стресса в высоких широтах действие негативных для человека геофизических факторов начинается в другой последовательности. Первично эффекты мощных флюктуаций геомагнитных полей в авроральной зоне планеты возникают практически во всех клетках человеческого тела, вызывая на определенных этапах снижения защитных механизмов молекулярно-мембранные дефекты, называемые некоторыми учеными «окислительным стрессом». Свободнорадикальные и недоокисленные продукты, возникающие при этом, становятся одним из основных патогенетических факторов каскада нарушений функций клеток печени, клеток крови, иммунной системы, эндокринных желез, сосудов, сердца, других жизнеобеспечивающих систем. В результате начинает снижаться функциональная активность полушарий мозга, регулирующих с участием гипоталамуса, ретикулярной формации и эндокринной системы, опережающую подстройку гомеостатических систем к изменяющимся условиям среды. Снижение этого регуляторного действия вызывает болезненное реагирование организма человека на резкие перемены погодных и геофизических показателей (метеопатии), а также приводит к рассогласованию внутренних ритмов с ритмами окружающей среды (десинхроноз). Нарастающее эндогенно обусловленное психоэмоциональное напряжение завершает негативную картину дистресса на Севере.

Другими словами, мы имеем перевернутую пирамиду, в которой начало «болезней дизадаптации» находится в ее основании – мембраноклеточной реакции всех органов и систем организма на полевые геофизические воздействия. Конечно, представленная схематичная картина развития дизадаптивных процессов на Севере не описывает со всей полнотой отдельные механизмы развития дистресса (синдрома полярного напряжения) в высоких широтах.

Обобщенные данные ученых, открывших синдром полярного напряжения, позволяют определить основными составляющими звеньями этого полисиндрома – следующие:

  липидная гиперпероксидация (окислительный стресс),

  недостаточность детоксикационных процессов и выделительных процессов,

– расстройства северного типа метаболизма,

– северная тканевая гипоксия,

– иммунная недостаточность,

– полиэндокринные расстройства,

– регенераторнопластическая недостаточность,

– нарушения электромагнитного гомеостаза,

– функциональная диссимметрия межполушарных взаимоотношений,

– десинхроноз,

– психоэмоциональное напряжение,

– метеопатия. 

Остановимся на тех составляющих синдрома полярного напряжения, понимание которых уже в настоящее время позволяют провести эффективную коррекцию дизадаптивных нарушений:

Развитие мембранных дефектов на фоне истощения антиоксидантной защиты. При истощении запасов эндогенных антиоксидантов в организме адаптирующегося к экстремальным условиям Севера человека особенно серьезные последствия для клеточных и субклеточных мембран может иметь так называемый синдром липидной гиперпероксидации. Учитывая влияние избыточной липидной пероксидации (ПОЛ) на процессы капиллярной трофики, ученые называют этот синдром – внутрикапиллярным окислительным стрессом.

Наиболее значительная неконтролируемая антиоксидантами липидная гиперпероксидация возникает при ускоренном использовании резервов антиоксидантов и их дефиците в пище в периоды острого адаптивного процесса и, особенно, при присоединении вирусной или микробной инфекции.

Свободные радикалы – продукты неконтролируемого перекисного окисления липидов, повреждая клеточные и субклеточные мембраны, изменяют активность ферментных систем, нарушают метаболизм жиров, белков и углеводов; тормозят индукцию монооксигеназ смешанного типа в эндоплазматическом ретикулуме, ухудшают иммунную реактивность, действуя на клеточную систему иммунитета.

По существу, речь идет о «мишенных» эффектах продуктов перекисного окисления липидов. Одной из таких наиболее чувствительных «мишеней» является эндотелий сосудов как наиболее распространенная в организме полифункциональная ткань, принимающая активное участие во многих обменных процессах. Мембраноповреждающий, вазоконстрикторный и вазодилятаторный эффекты реализуются как непосредственно под действием свободных радикалов, так и посредством активированных кислородных метаболитов, генерация которых происходит в результате индукции реакций ПОЛ или в ходе восстановления гидроперекисей в сосудистом русле, или за счет активности ряда клеточных (эритроциты, гранулоциты) и внеклеточных (ксантиноксидаза) систем. Так механизмы повреждения микроциркуляторного русла при гипоксии связывают с активацией тканевых протеаз, стимулирующих переход НАД – окисляющей ксантиндегидрогеназы в ксантиноксидазу, продуцирующую анионрадикал и перекись водорода. Последние в присутствии двухвалентного железа превращаются в гидроксильный радикал, инициирующий реакции ПОЛ и высвобождение биоактивных веществ, привлекающих и активирующих гранулоциты. Активированные гранулоциты крови, в свою очередь, продуцируют большое количество флогогенов, усиливающих повреждение эндотелия капилляров.

Выявлено также, что эритроцитам и гранулоцитам крови в условиях Крайнего Севера принадлежит основная роль в генерации активированных кислородных метаболитов (АКМ) в капиллярном русле и повреждении функции перикапиллярных структур и эндотелия. Это повышенная генерация клетками крови АКМ в капиллярном русле определяется антиоксидантно – метаболической функцией легких. Депрессия этой функции может, за счет локальной активации внутрикапиллярного окислительного стресса в миокарде, центральной нервной системе и в тканях других органов способствует повышенной изнашиваемости тканевых органных структур с нарушением их функции.

Липидная гиперпероксидация на фоне истощения эндогенной антиоксидантной защиты выявлена у пришлого населения Севера при развитии дизадаптивных предпатологических и патологических расстройств со стороны органов дыхания, пищеварения, печени и почек. Синдром липидной гиперпероксидации становится одним из ведущих патогенетических механизмов в развитии у северян ишемической болезни сердца и артериальной гипертонии.

Подтверждением отрицательного действия на биоэнергетические, пластические процессы и целостность мембранных образований липидной гиперпероксидации служат наши данные о высокой степени корреляции с уровнем липидных перекисей показателей в крови трансаминаз (ALaT,ASaT), фруктозо-моно-фосфатальдолазы, щелочной фосфатазы; степени нарушений белкового и липидного обмена, эстерификации холестерина, глюкуронизации билирубина и времени полувыведения антипирина.

Как оказалось наиболее тяжелые формы патологии легких, сердечно-сосудистой системы, печени, желудочно-кишечного тракта развивались на фоне достоверно большего снижения уровня антиоксидантной защиты и высокой степени липопероксидации.

Наиболее показательным тестом, характеризующим степень взаимосвязи синдрома липидной гиперпероксидации с активностью патологического процесса, оказался предложенный нами индекс соотношения суммарного уровня водорастворимых и жирорастворимых антиоксидантов и показателей перекисного окисления липидов (индекс АоА/ПОЛ). При использовании соотношения АоА/ПОЛ возможен наиболее эффективный контроль за терапией, направленной на восполнение дефицита эндогенных антиоксидантов.

В тесной связи с мембранными дефектами на фоне избыточной липидной пероксидации находится и другой механизм развития дизадаптивных расстройств – снижение функциональных возможностей гепатоцита по метаболизму жиров и детоксикации чужеродных веществ эндогенного и экзогенного происхождения. С нарастанием степени нарушения функций гепатоцита у болеющих на Севере людей коррелировало увеличение показателей в крови фосфолипидов, свободных жирных кислот, триглицеридов, холестерина, грубодисперсных липопротеидов низкой и очень низкой плотности. Снижение функциональных возможностей гепатоцита по детоксикации экзогенных и эндогенных ксенобиотиков мы регистрировали по снижению показателя эстерификации холестерина, по ухудшению показателей глюкуронизации билирубина, по времени полувыведения антипирина, отражающем активность микросомальных оксидаз смешанного типа в гепатоците. Все показатели снижения функции гепатоцита в большей или в меньшей степени и в разных сочетаниях выявлялись при развитии основных экологически обусловленных патологий на Крайнем Севере. С этими нарушениями функционирования печеночных клеток прослеживалась тесная взаимосвязь нарастания числа дизадаптивных нарушений и, соответственно, прогрессирования патологического процесса при перечисленных заболеваниях на Севере.

Третьим механизмом, усугубляющим дизадаптивные процессы на Севере, оказались функциональные иммунодефицитные состояния, возникающие в периоды мощных геофизических возмущений, характерных только для авроральной зоны высоких широт. При этом было показано, что северные иммунодефициты развиваются не только у больных людей, но и у здоровых, что способствует снижению противоинфекционной защиты, уменьшению роли иммунной системы в детоксикации токсических продуктов. Характерным явлением для функционального иммунодефицита на Севере является  уменьшение количественных и качественных показателей клеточного иммунитета с меньшим на 10-15% числом Т-хелперов и Т-супрессоров. По результатам реакции бласттрансформации лимфоцитов также выявляется снижение функции Т-лимфоцитов, как у здоровых, так и у больных жителей Севера.

Вместе с тем, данные изучения у больных реакции торможения миграции лейкоцитов (РТМЛ) с сердечным, легочным и печеночным антигенами, свидетельствуют об отсутствии на Севере клеточно-опосредованной гиперчувствительности замедленного типа. Сопоставление этих данных с выявленными низкими титрами противотканевых антител (в реакции пассивной гемагглютинации) говорит о том, что иммунодефицитные состояния на Севере не направлены на аутоиммунные повреждения органов. Обнаруженная достоверно высокая концентрация циркулирующих иммунных комплексов у больных на Севере может быть объяснена как снижением фагоцитарной активности моноцитов и нейтрофилов, так и недостаточностью функции печени по переработке и выведению продуктов белковой природы.

Тем более, что уровень ЦИК хорошо коррелировал с показателями детоксикации печенью антипирина. Исследования показали, что при наличии иммунодефицитных состояний прогрессирование заболеваний у северян выражено в большей степени, нежели при отсутствии нарушений иммунной защиты.

Мембранные дефекты, нарушения метаболизма, накопление в крови значительной концентрации продуктов реакции антиген-антитело (ЦИК), снижение скорости переработки и выведения печенью токсичных продуктов обмена веществ и белковых компонентов продуктов иммунных реакций, становятся основой еще одного из часто встречающихся у северян механизма развития дизадаптации и в последующем патологии.

Речь идет о нарушениях водно-солевого обмена и выделительной функции почек. По данным статистики показатели заболеваемости патологией мочевыделительной системы на Чукотке, в Якутии, на Таймыре и Тюменском севере значительно превышают аналогичные показатели у жителей средних широт. Эта патология чаще всего проявляется в форме уролитиаза или нефротического синдрома с характерной задержкой в организме жидкости, нарушением баланса электролитов и артериальной гипертензией. Вполне вероятно, что одним из факторов повреждения почек является отложение в клубочках иммунных комплексов, в избытке присутствующих в сыворотке крови. На первых же стадиях дизадаптивного процесса расстройства функции почек могут выступать в качестве усугубляющего другие дизадаптивные реакции, способствуя накоплению в организме токсических продуктов и паренхиматозным отекам.

Исследования показали также четкую зависимость тяжести всех перечисленных расстройств на уровне клеточных, метаболических, детоксикационных, выделительных и иммунных расстройств от характера нарушения эндокринной регуляции приспособительного процесса по типу гипер- или гипоадаптоза (по классификации Ю.П.Шорина).

Оказалось, что реагирование на экстремальные факторы климата Севера очень мощным или значительно ниже нормы выбросом кортикостероидных гормонов является неадекватным для эффективной адаптации и усугубляет интенсивность прогрессирования дизадаптивных процессов. Эта закономерность прослежена нами при развитии патологии печени, сердечно-сосудистой системы, органов дыхания.

Важную роль в формировании всего комплекса дизадаптивных процессов играет нарастание дисбаланса между правым и левым полушариями головного мозга и увеличение уровня психоэмоционального напряжения. Результаты исследований свидетельствуют о том, что в современных условиях высокий уровень геофизически обусловленного подсознательного негативного психоэмоционального напряжения усугубляется действием социального стресса. При этом хроническое психоэмоциональное напряжение становится фактором риска прогрессирования ряда патологических расстройств:  сердечно-сосудистой, респираторной, нервной и эндокринной систем, органов пищеварения, печени, почек.

С повышением уровня психоэмоционального напряжения в процессе адаптации пришлого населения на Севере в прямой корреляционной зависимости находились показатели трансаминаз в крови, содержание билирубина, холестерина, липопротеидов низкой и очень низкой плотности, кортизола и степени болезненного реагирования на экстремальные с позиции их восприятия биосистемой геофизические возмущения. При этом большая устойчивость адаптивных механизмов к стрессирующему действию Севера наблюдалась у людей с высокой функциональной активностью правого полушария мозга, при нормальной функции левого полушария. Эти люди отличались меньшим психоэмоциональным напряжением, меньшей заторможенностью нервных процессов, меньшим выбросом кортизола в кровь, лучшими показателями кровоснабжения органов, меньшим напряжением выделительной, детоксицирующей и метаболической функций, меньшей частотой и выраженностью патологических расстройств и большей устойчивостью к изменению метео-геофизических факторов, свидетельствующей о хорошей способности организма опережающе подстраивать внутренние жизнеобеспечивающие процессы в соответствии с изменяющимися природными и космическими факторами.

В целом по результатам целой серии северных и других исследований удалось выявить ранее неизвестную науке закономерность, заключающуюся в том, что контроль за адаптивной подстройкой висцеральных систем, метаболического, иммунного гомеостаза, к изменяющимся климатическим, геофизическим и другим природным факторам среды осуществляется в основном правым полушарием головного мозга. Показано также, что с ухудшением функциональной активности правого полушария склонность к быстрому прогрессированию заболеваний на Севере значительно возрастает.

Особенности обменных процессов, избыточная липидная пероксидация, функциональные иммунодефициты, специфика функционирований нейро-эндокринных регуляторных механизмов в условиях экстремального действия климато-геофизических факторов высоких широт приводит к принципиально иному течению хронических патологических процессов – первично дистрофической форме развития патологии.

По данным исследований первично дистрофические процессы, преобладающие в условиях хронического стрессирования, характеризуются первично возникающей дистрофией и атрофией паренхиматозных структур, ранним и диффузным реактивным склерозом стромы и значительным снижением биосинтетических процессов в клетках. Другими словами первично дистрофическая форма патологического процесса обусловлена регенераторно-пластическим дефицитом. Пластическая недостаточность развивается при снижении или прекращении синтеза белков в клетках в результате действия экзогенных и эндогенных повреждающих факторов, а также в процессе декомпенсации, как результат несоответствия функциональной нагрузки и пластического обеспечения функций. Микроскопически пластическая недостаточность проявляется атрофическими и дистрофическими изменениями. В далеко зашедших случаях пластической недостаточности в некоторых клетках деградация структур приводит к их полному исчезновению. При этом светооптически не выявляются картины некроза и только количественными методами обнаруживается уменьшение числа клеток. Открытую форму первично дистрофического патологического процесса назвали синдромом регенераторно-пластической недостаточности.

При развитии синдрома регенераторно-пластической недостаточности человеческий организм становится открытым для проникновения в организм новых вирусов, бактерий, грибковых образований,  паразитарных многоклеточных и других патологических факторов. То есть, человек становиться новой экологической нишей, куда за счет изменения барьеров устремляется все бактериально-вирусное окружение человека, ломая защитно-барьерные функции и ксенобиотические процессы, что приводит к новой патологии.

Такая эндоэкологическая токсичность околоклеточной среды ставит клетку в малопрогнозируемую позицию, потому что сложившиеся генетические программы межклеточных отношений, регуляторных отношений оказываются дезориентированы.

Исследования показали, что большинство хронических заболеваний печени на Севере протекают с выраженными признаками первичной регенераторно-пластической недостаточности. Это проявляется  усиленным склерогенезом по данным уровня экскреции гидроксипролина с мочей и морфологически выявляемым разрастаниям соединительной ткани в печени; диффузной и значительной дистрофией гепатоцитов; скудной или умеренной клеточной реакцией в строме; отсутствием активности клеток Купфера и слабой степенью проявления регенераторных реакций паренхимы. Все это сочеталось с выраженным синдромом липидной гиперпероксидации, функциональной недостаточностью липидного обмена, достоверным снижением детоксицирующей функции печени, значительным иммунодефицитом, повышенным уровнем кортикостероидных гормонов, нарастающим уровнем негативного психоэмоционального напряжения, диссимметрией и снижением функциональной активности полушарий мозга и особенно правой гемисферы, усилением патологического реагирования организма больных на резкие изменения геофизических факторов. Другими словами, у больных хроническими заболеваниями печени на Севере мы наблюдали выраженный синдром полярного напряжения, со всеми характерными для него проявлениями, в том числе и первичной регенераторно-пластической недостаточностью.

Исследования течения хронических заболеваний легких, желудочно-кишечного тракта, а также ишемической болезни сердца на Севере, позволяют сделать вывод о том, что синдром полярного напряжения является одним из основных патогенетических механизмов формирования и развития хронической патологии в высоких широтах, а в основе большинства патологических процессов, регистрируемых в приполярных регионах, лежит прогрессирующая регенераторно-пластическая недостаточность. 

Данные исследований свидетельствуют, что все перечисленные дизадаптивные процессы, составляющие синдром полярного напряжения, могут возникать в организме одновременно, но чаще встречаются в тех или иных сочетаниях. От характера этих сочетаний, а также от наследственно-адаптивных особенностей отдельного человека зависит и локализация развивающейся патологии. В других главах книги мы остановимся более подробно на участие отдельных звеньев синдрома полярного напряжения в формировании патологических процессов на Севере, намеренно частично дублируя информацию для лучшего запоминания сведений о механизмах дизадаптации. Отметим лишь, что опыт нашей клинической работы показал возможность формирования схем коррекции тех или иных патологических состояний у жителей Севера на основе выявления сочетания основных типов универсальных дизадаптивных реакций и корригирующего воздействия на эти реакции с помощью медикаментозных, немедикаментозных средств, фитотерапии, психосоматических методов воздействия.

 

 

 

Психологические принципы и модели изменения поведения, ориентированные на здоровье человека

Дубровская Т.А., Егорычев А.М.

 

Изменение поведения человека с ориентацией на здоровье одновременно достаточно простая и очень сложная задача. Простота ее заключается в однозначности рекомендации. Например, терапевт советует своей пациентке: "Вам следует бросить курить". На этом простота кончается, поскольку за актом курения стоят обстоятельства жизни на работе и дома, смыслы и установки. Целый каркас убеждений, в котором человек себя позиционирует как нужный, уважаемый, признаваемый, самодостаточный. Этот каркас строится, конечно, не только на курении, но оно органично "вплетено" в повседневную жизнь. Стало быть, если терапевт хочет изменить поведение пациента, ему придется обсуждать его проблемы не только в привычном контексте болезненных соматических симптомов и их медикаментозной коррекции, но и в контексте обстоятельств жизни и смыслов. Есть, по меньшей мере, две ситуации, при которых терапевт рекомендует изменить поведение. Первая – изменение необходимо, поскольку диагностирована болезнь, течение которой зависит от человеческого поведения. Например, у курящей женщины-педагога с 20-летним стажем, небольшим избыточным весом и малоподвижным образом жизни терапевт диагностирует гипертоническую болезнь. Вторая ситуация – человек практически здоров, но его привычки могут привести к болезненным изменениям. К этой ситуации можно отнести случай, когда при диспансеризации у курящей женщины-педагога с 20-летним стажем, небольшим избыточным весом и малоподвижным образом жизни терапевт не обнаруживает никаких функциональных отклонений и не слышит от нее никаких жалоб. В первой ситуации врач имеет возможность предложить пациентке взвесить "на весах" собственных установок последствия поведения для ее здоровья: "Если вы не..., то...". В данном случае используется угроза-обещание, что заболевание может прогрессировать, привести к инвалидности, осложнениям и даже преждевременной смерти. Во втором случае так тоже возможно, но эффект следует ожидать значительно более низкий. Да и в первом случае "пугалка" часто срабатывает на очень непродолжительное время. Почему? Очевидно, потому что врач не вмешивается в структуру человеческих установок. Принято считать, что рекомендации "по поведению" должны следовать за комментарием, какие лекарства принимать и сколько раз в день, и что это вещи одного порядка. Но это не совсем правильно, поскольку назначение лекарств и рекомендации по изменению поведения адресуются разным составляющим или разным "ипостасям" пациента. Назовем их: "человек физиологический" и "человек психологический" и рассмотрим подробнее. Когда человек приходит к врачу с болезненными симптомами, он частично отказывает себе вправе распоряжаться собственным телом, как бы вручает его другому человеку, позволяя раздевать, обследовать, проникать внутрь, забирать частицы тела на анализы, даже разрезать. Не случайно для называния болеющих субъектов используется не существительное, а субстантивированное прилагательное "больной", подчеркивающее не личностную, а объектную составляющую индивида. Врач принимает на себя профессиональное право частично изменять функции тела при помощи лекарств и приборов. Средства, которые при этом назначаются, не ориентированы на изменение привычек человека, его установок и взглядов. Они лишь вмешиваются в метаболические процессы, не затрагивая психологическую составляющую человека. Гипостазия пациента до "человека физиологического" (точнее сказать, "человека патофизиологического", поскольку терапевт чаще имеет дело с больными) – это устоявшаяся практика современной поликлинической терапии, которая позволяет сохранить баланс между доверием пациента и невмешательством врача в его душевные дела. В таком случае назначение лекарства – это вполне легитимная и понятная пациенту практика. Рекомендации же по изменению поведения, сделанные в таком же контексте, воспринимаются либо как вежливый врачебный трюизм (подобный фразе "Минздрав предупреждает: курение опасно для вашего здоровья"), либо как слабо действующее лекарство, от которого из-за высокой цены (а изменение установок – это часто достаточно дорогая плата) следует отказаться. Тем не менее, если терапевт намеревается изменить поведение, он вынужден апеллировать к "человеку психологическому", который состоит не из симптомов, физиологических функций и результатов анализов, а из установок, обстоятельств, смыслов и других категорий, в которых формируется поведение. Установка – важная категория для понимания мотивов человеческого поведения. Известный советский психолог Д.Н. Узнадзе так писал об этом понятии: "Установка является целостным динамичным состоянием субъекта, состоянием готовности к определенной активности, состояние, которое обусловливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией". Настроенность на поведение для удовлетворения данной потребности в данной ситуации может закрепляться в случае повторения ситуации, тогда возникает фиксированная установка в отличие от ситуативной. Установка – это сложная психологическая система, которая имеет несколько составляющих: когнитивную, аффективную и поведенческую. Когниции – это познания, сложившиеся в результате познавательных (когнитивных) процессов и включающие как убеждения, так и элементы сведений о данном объекте, и о том, как вести себя по отношению к нему. Когнитивная составляющая установки рационально объясняет, почему то или иное поведение оправдано и приемлемо (например, для того, чтобы блюдо было вкуснее, в него нужно добавить побольше масла или жира). Аффективная составляющая установки – это эмоциональное отношение к проблеме, которое обсуждается в таких категориях, как нравиться – не нравиться, люблю – ненавижу и др. Поведенческая составляющая состоит из поведенческих намерений (например, "Я пока не знаю, как на меня подействуют занятия в фитнес-центре, но хочу попробовать") и собственно поведения, совершенного в прошлом ("Нет ничего плохого в том, чтобы попить с друзьями пива. Мы это делаем каждую неделю"). В работе, направленной на изменение поведения, терапевт должен учитывать все три составляющие: знаниевую (когнитивную), чувственную (аффективную) и поведенческую. По мнению Ф. Зимбардо и М. Ляйцпе, есть четыре препятствия, из-за которых воздействие призывов к здоровому образу жизни весьма ограничено:

- удовольствие, получаемое от некоторых нездоровых привычек;

- необоснованный оптимизм людей по отношению к собственному здоровью;

- скептическое отношение к сообщениям о здоровом образе жизни и здоровью:

- конкуренция со стороны сообщений противоположного содержания.

Вредные соблазны. Самое большое препятствие, мешающее убедить человека перейти к здоровому образу жизни, – сила сложившихся у него установок, на изменение которых направлено убеждающее воздействие. Многим курильщикам приятно курить. Любителям пива нравятся его вкус и процесс распития. Часто установки, связанные с получением удовольствия, объясняются преодолением стресса и трудностями повседневной жизни. Такого рода мнения можно проиллюстрировать притчей. "Человек идет по полю и встречает тигра. Он бросается бежать, тигр – за ним. Добежав до края пропасти, человек хватается за конец дикорастущей лианы и соскальзывает по ней вниз и видит там другого тигра, ждущего ею съесть. Только лиана спасает человека. Две мышки начинают грызть стебель лианы. Но человек видит ароматную клубнику, растущую рядом с ним. Одной рукой он срывает ягоду и ест ее. Какой вкусной она ему кажется". Многие курильщики на предложение бросить курить отвечают: "Вы хотите лишить нас последней радости". Со мной это не случится. Люди, как правило, склонны недооценивать риск потерять здоровье. Оптимистическое отношение к собственному здоровью защищает от тревог и волнений, но в то же время снижает восприимчивость к информации, касающейся реальных рисков. Для преодоления этого аргумента часто используют статистическую информацию. Нужно сказать, что статистика – это не самый лучший аргумент для изменения поведения. Наиболее значимым может оказаться как положительный, так и отрицательный пример близкого по возрасту и образу жизни человека. Наибольший эффект имеет непосредственное наблюдение за поведением, способом мыслить и аргументировать людей, которые добровольно изменили свое поведение. Примером могут служить методы, использующиеся движением "Анонимные алкоголики", которые дают достаточно высокий эффект реабилитации зависимых людей. Нежелание анализировать. В последние годы в средствах массовой информации появляется много сообщений о положительном или отрицательном влиянии того или иного фактора для здоровья. Тема здоровья часто звучит в рекламных роликах в познавательных и развлекательных передачах. Разные специалисты (и неспециалисты) дают многочисленные рецепты, касающиеся здорового образа. Для преодоления информационного скепсиса в рекомендациях терапевта должна присутствовать разумная достаточность, которая делает их выполнение легкими и ориентированными на конкретный эффект, в противном случае человек отказывается вести "безнадежную борьбу" за свое выживание. Наилучшая формула в таком случае может выглядеть в виде вопроса пациенту: "Какой самый маленький шаг вы готовы сделать для улучшения вашего здоровья"?

Конкуренция. Сообщениям на тему здоровья часто приходится соперничать с противоположными по смыслу материалами. Например, наряду с социальной рекламой, направленной на ответственное поведение, позволяющее избежать ВИЧ-инфицирования, в желтой прессе и Интернете печатается большое количество рекламной информации о привлекательности времяпрепровождения с работницами секс-бизнеса. Беспрецедентная по масштабам, качеству и эфирному времени реклама пива вступает в противоречие со скромной антиалкогольной пропагандой в общеобразовательных учреждениях и вузах.

                                                               

 

    

 Теории, модели и концепции поведения, связанного со здоровьем

Дубровская Т.А., В.Е. Макаров

 

В настоящее время существует множество теорий, моделей и концепций, позволяющих объяснять, предсказывать и изменять поведение, связанное со здоровьем. Знание этих моделей помогает грамотно подобрать аргументы в пользу здорового образа жизни для пациентов разных возрастов и групп. Ниже приведен краткий обзор основных теорий, применяемых для объяснения и изменения поведения, связанного со здоровьем.

Теория убеждений в отношении здоровья.

Это одна из наиболее ранних и широко используемых моделей объяснения поведения, связанного со здоровьем. Она была разработана в 50-х гг. ХХ века для объяснения причин, по которым люди практически не принимали участия в бесплатных правительственных программах профилактики и диагностики различных заболеваний. Согласно этой модели вероятность того, что человек будет принимать меры профилактики, – это функция от четырех типов переменных. Прежде всего, человек должен верить, что лично уязвим по отношению к данному заболеванию. Эта ожидаемая уязвимость может включать как знания о риске подобного поведения вообще (например, знание о том, что курение способствует развитию рака легких), так и знания о персональном риске для себя. Или человек может знать, что ради безопасности нужно пристегивать ремень во время езды на автомобиле, однако считать, что лично он водит очень аккуратно и никогда не попадет в аварию. Во-вторых, человек должен понимать, что угрожающее заболевание или состояние будет иметь достаточно тяжелые последствия. Так, если он уверен, что излишний вес никак не отразится на качестве его жизни, то маловероятно, что он будет стремиться к здоровому питанию. Под "тяжелыми последствиями" в этом случае понимается не только узкий круг физиологических последствий, таких, как боль, ограничение подвижности или даже смерть. Сюда входит и широкий спектр социальных последствий заболевания: стигматизация, непривлекательность, вынужденный уход с работы, обременение близких и т.д. В-третьих, человек должен быть уверен, что определенное поведение будет эффективно снижать риск развития того или иного заболевания и что выгоды от конкретных профилактических мер будут перевешивать трудности, связанные с их принятием. Подавляющее большинство курящих людей осведомлены о преимуществах, связанных с прекращением курения (увеличение продолжительности жизни, уменьшение финансовых затрат, лучшее самочувствие и т.д.). Однако для многих людей трудности, связанные с прекращением курения (набор излишнего веса, раздражительность, отказ от любимого способа "совладания" со стрессом и т.п.), могут "перевешивать" выгоды. В отличие от классической версии этой модели, более поздний ее вариант включает пятую переменную - начальный стимул к изменению поведения. Эти стимулы могут быть внутренними, например, переживание какого-либо симптома (например, появление одышки у человека с избыточным весом), или внешними: телевизионные программы о здоровье, социальная реклама и т.д. В соответствии с этой моделью для того чтобы пациент с большей вероятностью стал выполнять рекомендации врача следует обсудить с ним важность его здоровья и здорового образа жизни, опасность несоблюдения тех или иных советов, трудности, связанные с их выполнением, и выгоды, получаемые при их соблюдении. При этом следует убедить пациента в том, что выгоды значительно превышают затраты. Кроме того, надо дать ему некоторый начальный стимул. Можно, например, рассказать про пациента, который, прекратив курить, буквально за пару недель избавился от давно беспокоившего кашля и тошноты по утрам и вообще стал выглядеть значительно лучше и удивляется, почему не сделал этого раньше. Как и любая из существующих на настоящий момент моделей, она имеет свои недостатки. Так, многие авторы критикуют ее за то, что она не включает фактор самоэффективности, т.е. уверенности человека в том, сможет ли он эффективно следовать конкретной модели поведения. Второй объект критики в рамках рассматриваемой модели – это фактор ожидаемой тяжести последствий, который является плохим предиктором поведения в случаях, когда речь идет о последствиях или неизвестных человеку, или о крайне тяжелых для кого угодно (например, рак). И, наконец, эта модель была разработана для кратковременных форм поведения (участие в вакцинации или диспансерном обследовании), для объяснения которых она продуктивна. Однако она гораздо менее пригодна для анализа и изменения привычных форм поведения.

Теории намеренного действия/запланированного поведения

Согласно этой теории, основная детерминанта человеческого поведения – намерения. В свою очередь, они определяются установками человека по отношению к данному поведению и его субъективными нормами. Установки – это положительные и отрицательные переживания человека, связанные с конкретным поведением. Другими словами, установка – это функция от знаний человека о последствиях определенного поведения и оценки его результатов. Например, установки женщины по отношению к диете будут складываться из ее предположений о том, поможет ли она стать ей стройнее, и чувств, связанных с обладанием более стройным телом. Субъективные нормы – это представления человека о том, поддержат ли его окружающие в новом поведении и готов ли он оправдывать их ожидания. Под окружением в рамках данной теории понимаются родственники, друзья и другие близкие люди. В более поздней версии этой теории – запланированного поведения – был добавлен еще один компонент: уровень субъективного контроля поведения. В данный показатель входят, с одной стороны, знания человека о том, удавалось ли ему ранее следовать намеченной модели поведения (например, не злоупотреблять алкоголем) и, с другой – его уверенность в том, что он сможет следовать своим планам в будущем. Например, если человек собирается отказаться от каждодневного употребления алкоголя, однако помнит, что после прошлых десяти попыток он вновь возвращался к вредной привычке и, кроме того, сомневается, что сможет продержаться больше недели, то его уровень субъективного контроля поведения низкий. Врачу всегда полезно узнать, как относятся или отнеслись бы близкие и друзья пациента к новому образу жизни – и обсудить их мнение. Скажем, пациенту будет трудно соблюдать диету при гастрите, если кто-то в семье постоянно ест чипсы, жареное и т.п. или жена постоянно готовит острую жареную пищу, а он не может отказаться, не желая обижать супругу или признаться в своем заболевании. В этом случае врачу помогает обсуждение с пациентом последствий такого поведения. Кроме того, ему следует поддержать решительность пациента и его желание изменить свое поведение, укрепив веру в собственные силы.

Теории научения

Они основываются на предположении, что на поведение влияют три фактора: ассоциации, подкрепление и моделирование. Существуют две основные формы научения: классическое и оперантное. О классическом научении речь идет тогда, когда изначально нейтральный стимул начинает вызывать ту же реакцию, что и стимул, с которым он связан. Пример такого научения продемонстрировал И.П. Павлов. В одном из наиболее известных его опытов в качестве нейтрального стимула использовался звонок, который звучал во время приема собакой пищи, что являлось безусловным стимулом, вызывающим безусловный рефлекс слюноотделения. После нескольких совместных предъявлений этих стимулов слюноотделение вызывал уже сам звук звонка, т.е. вырабатывался условный рефлекс. По сути, условный рефлекс и есть результат классического или ассоциативного научения. Авторы данной теории полагают, что между человеческим поведением и поведением животных нет принципиальной разницы. Поэтому аналогичные условные рефлексы могут вырабатываться и у людей. Этот подход успешно применяется в рамках бихевиоральной терапии на западе, в том числе и для изменения поведения, связанного со здоровьем. Например, человеку, который хочет бросить курить, во время курения показывают крайне неприятные картинки или бьют током. В результате процесс курения у этого человека стойко ассоциируется с неприятными ощущениями, вызванными такими терапевтическими воздействиями. В ряде исследований показано, что подобный подход иногда действительно работает в случае зависимостей. Согласно теории оперантного научения любое поведение может быть изменено с помощью положительного и отрицательного подкрепления. Терапевтическое воздействие в данной модели строится следующим образом. Желаемое поведение сопровождается положительным подкреплением, т.е. некоторыми стимулами, вызывающими приятные ощущения; нежелательное поведение, напротив, – отрицательным, т.е. наказанием. В случае человека, который хочет бросить курить, терапевт может, например, взять у него крупную сумму денег с условием отдавать по частям за каждый день без сигареты. Однако не возвращать деньги за те дни, когда человек курил. Этот подход наиболее эффективен, если человек получает положительное подкрепление за каждый небольшой шаг в изменении поведения. Кроме того, оперантное научение может осуществляться в процессе наблюдения за поведением другого и его результатами. Так, ребенок может усвоить требуемое поведение, просто увидев, как за него хвалят другого. На подобном принципе основан широкий спектр воспитательных воздействий в любой сфере жизни, начиная от доски почета с фотографией лучшего ученика в школе и заканчивая объявлением благодарности перед строем в вооруженных силах (или вручением Нобелевской премии).

Теория социального научения

В рамках этой теории люди могут усваивать модели поведения не только на собственном опыте, но и путем подражания, моделирования поведения других. При этом выделяется две формы социального научения: прямое и опосредованное. Поведение рассматривается как некоторый динамический процесс, определяемый как факторами окружения, так и личностными характеристиками. Непрерывное взаимодействие между личностными характеристиками, поведением человека и факторами окружения, в котором осуществляется это поведение, получило название реципрокный детерминизм. Под окружением в теории социального научения понимается комплекс объективных факторов, внешних по отношению к человеку и влияющих на его поведение. Так, к социальному окружению относятся члены семьи, друзья, коллеги, одноклассники и т.п. Физическое окружение – это комплекс таких факторов, как размер помещения, температура воздуха, доступность пищи и т.п. Субъективное восприятие человеком окружения называется ситуацией. Восприятие может быть адекватным, искаженным или воображаемым. Важное место в теории социального научения отводится научению в процессе наблюдения, имитативному научению. Человек может учиться, не только получая подкрепление от других, но и наблюдая за их поведением. Этим объясняется схожесть поведения детей, воспитанных в одной семье. Они наблюдают за родителями и перенимают многие модели их поведения. Так же, как в теориях классического и оперантного научения, в теории социального научения важное место занимает понятие подкрепления. Однако в данном случае выделяется три его вида: прямое подкрепление (как в случае оперантного научения), косвенное в случае имитативного научения и, наконец, самоподкрепление в случае самоконтроля. Самоподкрепление может иметь объективную, заранее известную общепринятую ценность или же некоторую субъективную ценность для конкретного индивида. Второй тип подкрепления более эффективен. Если то или иное поведение приводит к конкретным результатам, то человек будет ожидать тех же результатов в случае его повторения. Если данное поведение непривычно, то человек будет представлять многочисленные аспекты ситуации, в которой поведение может быть реализовано, формировать и мысленно проверять стратегии управления ситуацией и предполагать результаты своего поведения. Таким образом, люди строят предположения о ситуации и результатах своего поведения до того, как попадают в нее. В большинстве случаев эти ожидания снижают уровень тревоги и повышают вероятность совладения с ситуацией. Назовем четыре источника ожиданий:

- прошлый опыт поведения в похожих ситуациях;

- наблюдение за другими в похожих ситуациях;

- рассказы других о похожих ситуациях;

- эмоциональные и физические реакции на поведение.

От ожидаемых результатов следует отличать ожидания, под которыми, в рамках данной концепции, понимается степень ценности ожидаемых результатов для человека. Самоэффективность – это степень уверенности человека в том, что он сможет следовать некоторой модели поведения, включая уверенность в преодолении всех связанных с этим трудностей. От самоэффективности зависит, сколько усилий будет приложено для достижения желаемого результата.

Транстеоретическая модель

Авторы этой модели Д. Прочаска и К. Диклементе считают, что изменение поведения – процесс постепенный и продолжительный, он не укладывается в какую-то одну из вышеизложенных теорий. Транстеоретическая модель изменения поведения органично включает их в себя. Каждый этап изменения поведения, связанного со здоровьем, согласно их взглядам, имеет несколько стадий. При этом совершенно необязательно, что процесс проходит линейно. Изменение поведения подчас осуществляется по спирали: человек может переходить на следующую стадию, а может возвращаться на уже пройденную.

Первая стадия изменения поведения – до размышления. Человек еще не видит проблему. Он недостаточно осведомлен о последствиях своего поведения и не собирается его менять. Например, курильщик может думать, что ему не грозит рак легких, потому что он курит всего по 5 - 6 сигарет с низким содержанием смол и никотина в день. Или же он знает о негативных последствиях своего поведения, но они для него менее убедительны, чем получаемые выгоды. Например, подросток, только начавший курить, может думать, что риск развития рака легких где-то на старости лет ничто по сравнению с тем уважением, которое он получает уже сейчас от сверстников благодаря новой привычке. Кроме того, он убежден, что успеет бросить до того, как появятся проблемы. Данную стадию можно охарактеризовать такой дефиницией: "Проблема не является проблемой до тех пор, пока она не обозначена как проблема". Для терапевта эта стадия активного и энергичного информирования своего пациента или пациентки. Если человек не предполагает, не думает и не знает о том, что у него может быть туберкулез или рак легких, у него нет никаких оснований для прохождения флюорографии. Те, кто начинает думать о том, что было бы неплохо изменить те привычки, которые вредят здоровью, находятся на стадии размышления. Она характеризуется повышением уровня осведомленности о негативных последствиях поведения и осознанием своей персональной уязвимости. Человек выходит из того "блаженного неведения", в котором находился на предыдущей стадии. Он может начать активно искать информацию о негативных последствиях своего поведения и способах его изменения. Тем не менее, на этой стадии человек все еще не уверен в своей способности измениться. Он внимательно оценивает собственное окружение, с точки зрения помощи или, напротив, сопротивления предполагаемому изменению поведения. Человек, который твердо решил изменить свое поведение (например, я пойду в фитнес-клуб через 20 дней), находится на стадии подготовки. Он начинает делать маленькие шаги к изменению (например, покупает спортивную форму, изменяет график работы). Он готовится радикально изменить свой образ жизни, однако все еще не уверен, что сделает это. Для данной стадии характерна уже оценка не окружения, а самого себя ("выдержу ли я", "хватит ли мне силы воли").

На стадии действия происходит собственно изменение (человек перестает курить). На этой стадии критерий успешности наиболее высок, соответственно повышается и риск отказа от изменений. Однако человек уже получает поддержку от близких, так как он "официально" изменил поведение. Стадия действия, несмотря на ее важность, наглядность и внешний эффект, еще не завершает процесс изменения поведения. Не случайно так популярна фраза: "Нет ничего проще, чем бросить курить. Я сам сотню раз бросал".

 Предпоследняя стадия – стадия удержания. Она считается достигнутой, когда человек сохраняет свои изменения достаточно долго (обычно 6 месяцев). Риск срыва на этой стадии по-прежнему очень велик, кроме того, социальная поддержка постепенно ослабевает. Но человек уже получил подтверждение своей способности измениться и, поэтому высоко мотивирован. На данной стадии очень полезен опыт взаимодействия с людьми, которые еще раньше изменили аналогичное поведение. Наиболее показателен опыт организаций "Анонимные алкоголики", "Анонимные наркоманы", "Анонимные Гемблеры" и др. Опыт переживаний, советы по досугу, заместительным действиям – это важное подспорье для человека с небольшим опытом отказа от зависимых форм поведения.

Последняя стадия – завершение. Она наступает тогда, когда для человека не актуально его прошлое поведение. Например, он не испытывает потребности употреблять наркотические вещества или курить. Некоторые аддиктологи считают, что стадии завершения не существует и человек, бывавший в зависимости, сохраняет на всю жизнь риск вернуться к болезненному повтору вновь.

При переходе из одной стадии в другую человек испытывает разные чувства, приобретает свой уникальный опыт преодоления себя. Пророк сказал: "Самые большие победы в жизни я одержал над самим собой". Эти победы, действительно, самые трудные, иногда они проходят через поражение. Человек может вернуться к прежнему поведению и это случается довольно часто. Например, лишь 25% курильщиков успешно проходят все стадии прекращения курения с первого раза. Обычно этот процесс успешно заканчивается после третьей-четвертой попытки, а у десяти процентов курильщиков это получается лишь с пятого-шестого раза. Тем не менее, у тех, у кого не получилось сразу, есть преимущество перед дебютантами: они уже имеют опыт переживаний и знают, какие трудности ждут их на пути изменения поведения. Поэтому, повторяя попытку изменить поведение, они проходят этот путь в два раза быстрее и со значительно меньшими эмоциональными потерями.

Хотя все вышеизложенные модели рассматривают поведение, связанное со здоровьем, как обусловленное множеством факторов, они разнятся в том, какие именно факторы следует учитывать. Например, только концепция убеждений в области здоровья включает фактор уязвимости, возможно, потому, что только эта модель, в отличие от большинства других, была специально разработана для предсказания и объяснения поведения, связанного со здоровьем. Однако данная модель не учитывает фактор персональной самоэффективности, который в других моделях (теория запланированного поведения, теория социального научения) считается фундаментальный. Несмотря на то, что нельзя выделить одну из моделей как наиболее эффективно объясняющую поведение, связанное со здоровьем, в целом можно предположить, что те или иные модели будут наиболее эффективны для объяснения определенных форм поведения. Например, в исследовании сравнительной эффективности теорий намеренного действия и запланированного поведения было выяснено, что уровень субъективного контроля был важным предиктором только для форм поведения, мало поддающихся индивидуальному контролю.

Модель убеждений в области здоровья лучше предсказывает однократные или нерегулярные формы поведения, такие, как прохождение вакцинации или сдача анализа на ВИЧ, в то время как другие модели лучше объясняют регулярное поведение (курение или употребление алкоголя). Таким образом, при попытке понять, объяснить, предсказать или изменить то или иное поведение пациента, полезно проанализировать его через призму нескольких моделей. Несомненно, поведение каждого конкретного пациента невозможно полностью объяснить в рамках какой-либо модели. В связи с этим, описанные концепции и понятийный аппарат следует использовать как некоторый набор ориентиров при анализе, а не жесткий алгоритм. 

Общие принципы консультирования по вопросам здоровья:

- Советы и рекомендации, ориентированные на здоровье, дадут больший эффект, если будут высказаны в доброжелательной ненавязчивой форме. Следует избегать нравоучительной и морализирующей манеры.

- Рекомендации должны быть яркими и конкретными, с примерами из практики.

- Самые сильные доводы за выполнение тех или иных рекомендаций следует приводить в начале, а еще лучше в конце, но не в середине беседы.

- Рекомендации должны быть короткими и конкретными. Лучше, если они записаны или заранее напечатаны на листе, поскольку более чем в половине случаев пациенты забывают или неверно их запоминают.

- Полезно явно предложить пациентам изменить образ жизни: например, не просто описать важность диеты при гастрите, но и сказать в конце, что конкретно данному пациенту можно употреблять в пищу, а от чего следует воздержаться. Чем больших изменений вы требуете, тем менее вероятно, что их будут выполнять: эффективнее предложить пациенту делать комплекс упражнений 10 минут раз в два дня, чем по 2 часа каждый день.

- Запугивание и чрезмерное обнадеживание при рассказе пациентам о последствиях болезни неэффективны: и то, и другое усилит их активность лишь на короткое время, а затем, когда прогнозы не сбудутся, наступят пассивность и разочарование. "Сухая" статистика (какое поведение к каким результатам приводит) способствует изменению поведения, только если исходит от значимого человека (близких, друзей). От врача она эффективна в тех случаях, когда пациент давно его знает, доверяет ему, регулярно приходит на прием. Оптимальный стиль подачи рекомендаций – максимальная конкретность и объективность: привести примеры того, как те или иные действия помогали или не помогали другим пациентам, как удается противостоять тяжелому хроническому заболевания и "запустить" легкое, незначительное заболевание. От поведения и активности самого пациента зависит не все, но многое.

- Если рекомендации даются по поводу уже развившегося заболевания, надо рассказать пациенту о тех проблемах и осложнениях, которые могут возникнуть при их невыполнении. Если же врач рассказывает о пользе здорового образа жизни пациенту, не страдающему каким-либо заболеванием, полезно, наоборот, упомянуть выгоду такого поведения.

- Приводя доводы "за" и "против" некоторых форм поведения, можно сделать акцент на немедленных или быстро достигаемых результатах. Например, что физически активные люди чаще имеют хорошее самочувствие, настроение, они более устойчивы к стрессам и депрессии, а не только пугать пациента ожирением и ранним инфарктом. Или, говоря о вреде курения, особенно молодым людям, обратить их внимание не на повышенный риск развития рака легких через 20 - 40 лет, а на неприятный запах, кашель, желтые зубы, появляющиеся значительно раньше.

- Теми же соображениями надо руководствоваться при оформлении кабинета материалами наглядной агитации. Плакат, изображающий легкие курильщика или печень хронического алкоголика, будет иметь меньший эффект, чем плакат, информирующий о быстрых последствиях этих форм поведения.

- Кроме того, необходимо помнить, что любые "устрашающие стимулы" не действенны в случае пациентов, уже страдающих аддикциями, так как они лишь усиливают их тревогу и дисфорию, борясь с которыми они и прибегают к "помощи" сигарет и алкоголя.

 

 

Здоровье в контексте проблемы формирования готовности к здоровьесбережению студентов вуза

Герчак Я.М.

 

В период реформирования экономики нашей страны, стоящие перед обществом актуальные задачи его развития, предполагают формирование и развитие у молодого поколения устойчивого стремления к сохранению и укреплению своего здоровья. Здоровье – это главнейшая потребность человека, определяющая его способность к труду и обеспечивающая гармоническое развитие личности. Здоровье, как отмечают ученые, основное условие для выполнения человеком его биологических и социальных функций, фундамент самореализации личности. По утверждению академика В.П. Казначеева: «Здоровье индивида определяется как процесс жизненного цикла витальной достаточности (жизнедеятельности) с адекватной природе человека реализацией физиологических, психических, биологических потребностей личности в оптимальной социально-трудовой активности, репродуктивности, максимальной продолжительности жизни. Таким образом, в понятие здоровья личности входит укрепление, развитие организма отдельного человека, его активное долголетие» [3, С. 43,44].

Здоровье величайшая социальная ценность, оно является основной предпосылкой к познанию окружающего мира, к самоутверждению и счастью человека. Проблема сохранения и укрепления здоровья молодежи является очень актуальной и имеет первостепенное значение для общества.

Проблема формирования готовности к здоровьесбережению российской молодежи – это наиважнейшая задача государства и общества. Отрадно отметить, что в последние годы, как правильно подмечает И.Л. Левина: «…здоровьесберегающая деятельность все интенсивнее проникает в воспитательно-образовательный процесс образовательных учреждений всех типов и всех уровней» [2, C. 30].

На основе обширного материала касающегося проблемы здоровья, можно сформулировать следующие положения:

     1. Состояние здоровья – сложный динамический процесс, характеризующийся: биологическим потенциалом (наследственными возможностями); физиологическими резервами жизнедеятельности; психическим состоянием индивида; социальными возможностями реализации генетических детерминант.

     2. Здоровье, как категория интегративная, имеет несколько выражений (составляющих), которые имеют внутреннюю взаимозависимость, определяемую целостной системой «человек»: физическое здоровье; психическое здоровье; социальное здоровье; духовное здоровье.

На основе анализа социологической, философской, медицинской и психолого-педагогической литературы по проблеме здоровья, можно  сделать некоторые выводы, характеризующие понятие «здоровье»:

1.                      Здоровье является фундаментом полноценного существования и жизнедеятельности человека, условием его гармоничного развития как личности.

2.                      Здоровье – есть категория интегральная, включающая все аспекты природы человека (биологические, психологические, социальные, духовные).

3.                      Здоровье как состояние и процесс обусловлено развитием общества, его духовно-нравственным состоянием.

4.                      Здоровье – есть категория не только биологическая, но и глубоко социальная и психологическая, регулируемая и управляемая как социальными институтами, так и самой личностью.

Очень важно подробно рассмотреть понятие «здоровье» в контексте проблемы «формирования готовности к здоровьесбережению студентов вуза». «Здоровье» является тем ключевым понятием, которое и определяет смысл, методологию, методы здоровьесберегающей деятельности. И.Л. Левина отмечает, что методы и технологии здоровьесбережения направлены не только на повышение качества обучения и сохранение здоровья молодого поколения, они связаны с качеством жизни человека [2].

Именно здоровье, как сложная категория и определяет «качество жизни» человека.

«Формирование готовности к здоровьесбережению» как раз и способствует развитию у студентов всех составляющих «здоровья»: физического, психического, социального, духовного.

«Формирование» по смысловому выражению энциклопедического словаря – это придание определенной формы чему или кому-либо. Взяв за основу данное определение можно представить следующую формулировку «готовности к здоровьесбережению».

Итак, «готовность к здоровьесбережению студентов» – есть сложное интегральное состояние личности, характеризующееся наличием знаний, умений и навыков, необходимых для осуществления здоровьесберегающей деятельности в длительном процессе онтогенеза, способствующее саморазвитию, самообразованию студентов, их адаптации в условиях изменяющейся внешней среды и эффективному овладению профессиональными навыками в условиях целостного образовательного процесса вуза.

Формирование готовности к здоровьесбережению студентов высшего профессионального образования можно рассматривать как нововведение и как любое нововведение оно должно иметь сущность и структуру, модель, комплексное изучение целесообразности и эффективности ее внедрения.

Готовность к здоровьесбережению студентов высшего профессионального образования рассматривается «как сложное интегральное состояние личности, характеризующееся наличием знаний, умений и навыков, необходимых для осуществления здоровьесберегающей деятельности в длительном процессе онтогенеза, способствующее саморазвитию, самообразованию студентов, их адаптации в условиях изменяющейся внешней среды и эффективному овладению профессиональными навыками в условиях целостного образовательного процесса вуза».

На современном этапе развития высшего профессионального образования требуется основательный и комплексный научный анализ различных форм, моделей и технологий образовательного процесса в вузе с участием опытных экспертов-специалистов в области педагогики, психологии, философии, медицины и социологии. Проблема формирования готовности к здоровьесбережению студентов, ее эффективность, зависит, в значительной степени, от методологических подходов в образовании. Ученые отмечают, что анализ формирования готовности к здоровьесбережению является практическим анализом наличия или отсутствия функционирования вузов в организации образовательного процесса (обучения и воспитания) условий и факторов, обеспечивающих сохранение и укрепление здоровья молодежи, способствуют ЗОЖ и формированию готовности к здоровьесбережению.

В Институте физиологии Российской академии образования (РАО) разработана «Методология анализа здоровьесберегающей деятельности образовательных учреждений». Она строится на таких принципах как комплексность, системность, целостность, динамичность (повторяемость), репрезентативность, методическое единство. Как считают специалисты, в образовательном пространстве вуза необходимо усилить воспитание физически здоровой и социально активной личности студента.

Проблема готовности к здоровьесбережению студентов вуза приобретает особую важность, так как на пути становления профессионального мастерства необходимо преодолеть много препятствий, проявить упорство, силу воли, характер, а для этого требуются большие затраты физической и психической энергии.

Здоровье и физическая подготовленность студентов – важнейшее слагаемое общественного здоровья и физического потенциала страны. Поиск оптимальных научно-обоснованных путей осуществления здоровьесбережения студентов является актуальным и приоритетным в условиях инновационной деятельности создания авторских и экспериментальных программ. Назрела необходимость введения новой дисциплины «Педагогика здоровья», включения ее в учебный план образовательного учреждения. Новые ценностные ориентиры и установки стимулируют активную творческую деятельность педагога. Это потребует от него мировоззренческой и психологической перестройки ценностно-смысловой и мотивационно-смысловой сфер своей профессиональной деятельности и переоценки в соответствии с этим своего личностно-профессионального опыта.

В г. Новосибирске принята Городская целевая программа «Молодежь Новосибирска» на 2006-2009 годы. В ней указано, что формирование жизнеспособного подрастающего поколения становится одной из главных стратегических задач развития страны. В этом смысле молодежь – объект национально-государственных интересов, один из главных факторов обеспечения развития Российского государства и общества. Подпрограмма «Студенческая молодежь» нацелена на создание механизмов более полного включения студенческой молодежи, как специфической группы молодых горожан, социально- экономическую жизнь города, повышение активности студенческой молодежи в решении городских проблем. Ее задачи:

- повышение социальной активности студенческой молодежи;

- создание условий для развития научно-технического творчества студентов, сориентированного на нужды городского хозяйства;

- оказание содействия в решении социально-экономических проблем студенческой молодёжи и развития системы мероприятий по обеспечению профориентации, трудоустройства, вторичной занятости студенческой молодёжи города;

- содействие социальному, интеллектуальному, культурному и физическому развитию студенческой молодежи.

Одним из ожидаемых результатов реализации городской программы «Молодежь Новосибирска» является увеличение количества молодежи, участвующей в профилактических мероприятиях, акциях за здоровый образ жизни [1].

Подводя итог анализу проблемы воспитания здоровьесбережения студентов в условиях вуза, необходимо, прежде всего, отметить важность и актуальность проблемы для государства и общества; взаимосвязь проблемы «здоровьесбережения» со всеми социальными институтами общества и государства,

Исходя из вышеизложенного, можно выделить некоторые положения,  которые способствуют решению исследуемой проблемы:

1.            Признать проблему охраны и укрепления здоровья студентов как актуальную проблему государства и общества.

2.            Разработать и принять обществом, системой образования концепцию здоровьесберегающей деятельности.

3.            Разработать государственную программу по здоровьесберегающей деятельности в системе образования России.

4.            Привести к общепринятой норме (в мировой практике) систему материально – технического обеспечения спортивно – оздоровительной деятельности в системе высшей школы.

5.            Ввести в стандарт образования как образовательный предмет – дисциплину, имеющую направление на решение цели и задач здоровьесбережения – «Философия и педагогика здоровья».

     Формирование готовности к здоровьесбережению студентов вузов в сущности актуальная социальная проблема так как от ее эффективного решения зависит не только здоровье каждого студента, но и во многом дальнейший экономической рост и благосостояние нашего народа.

     

  Литература

1.        Городская целевая  программа «Молодежь Новосибирска» на 2006 – 2009 гг. Решение Городского Совета г. Новосибирска от 31.08.2005  №73.

2.        Левина, И.Л. Школа – путь к здоровью или путь в невроз? / И.Л. Левина. – Новокузнецк: МОУ ДПО ИПК, 2003. – 252 с.

3.  Казначеев В.П. Здоровье нации. Просвещение. Образование / В.П. Казначеев, Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, Костромской государственный педагогический университет  им. Н. А. Некрасова, Институт общей патологии и экологии человека Сибирского отделения Российской академии медицинских наук, Международный институт космической антропоэкологии им. Н. А. Козырева. – М.; Кострома, 1996. Л  246 с. (57.)

4. Качан Л.Г. Научно-методические подходы к формированию современных знаний о здоровье и здоровом образе жизни: Научно-методическое пособие / Под ред. д.п.н., проф. Н.Э. Касаткиной; д.б.н., проф. Э.М. Казина. В 3-х частях. Ч.1. –  СПб.:  Изд-во ГНХ ИОВ РАО, 2005. – 183 с.

 

 

Проблемы модернизации российского здравоохранения  в системе социальной защиты населения

Манохина О.А.

 

В Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 году, в статье 7 провозглашено: « В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей». Согласно Европейской социальной хартии, подписанной Россией в 2001 году, наша страна приняла обязательство обеспечить достойный жизненный уровень граждан, а также соблюдать основные права на труд,  медицинское обслуживание, социальные пособия и др.

В связи с кардинальными переменами в стране и демократизацией общества объективно усиливается роль сохранения жизни и защиты здоровья.

 Императивом этому послужил демографический кризис в России: снижение уровня рождаемости на фоне снижения уровня здоровья и повышения смертности, особенно лиц трудоспособного возраста; детская смертность которая хотя и сокращается, но все еще остается в полтора-два раза выше, чем в развитых странах, что остро ставит вопрос о создании системы воспроизводства и сохранения здоровых ресурсов.

Одной из главных причин такого положения дел остается неэффективность организации отечественного здравоохранения и взаимодействия его с системой социальной защиты населения. И по сей день качество предоставления медицинских услуг  и доступность их населению снижаются, а затраты на оказание этих услуг только растут.

Гарантии бесплатной медицинской помощи часто носят декларативный характер. А люди так и не понимают, что могут получить бесплатно, а за что должны доплачивать или платить. При этом в самом сложном положении оказываются наименее обеспеченные люди. Они вынуждены тратить на медпомощь непомерно высокую долю своего и так небольшого дохода. Или даже отказывать себе в элементарных лекарствах, что просто недопустимо.

Следующая проблема- дефицит форм социального обслуживания- количество учреждений в регионах постоянно увеличивается, однако они не стали мультипликаторами новых форм социального обслуживания в собственных и прилегающих территориях. Наибольшее развитие в учреждениях социального обслуживания населения получили структуры по оказанию социальной  помощи одиноким гражданам пожилого возраста, (по сравнению с детьми и инвалидами). Недостаточно развиваются более эффективные и менее затратные адаптационно-реабилитационные формы помощи и консультационные услуги, имеющие профилактическую направленность. Заявительная система оказания помощи приводит к тому, что не организован маркетинг социальных услуг. Медленно развиваются специализированные социальные услуги.

Недостатки в кадровой политике во многом объясняемый низкий уровень профессиональной компетентности кадров, особенно на этапе формирования кадрами органов управления и учреждений системы социальной  защиты населения. Кадровый состав  отрасли складывается стихийно. В результате в систему пришли во многих случаях неподготовленные специалисты. Обучение и переподготовка по специальности «социальная работа» и «социальный менеджмент» осуществляются медленно. Отсюда и невысокий уровень профессиональной компетентности, который не позволяет качественно использовать специалистам такие их функции как аналитическая, диагностическая, системно-моделирующая, активационная, действенно-практическая. Важно, что специалист по социальной работе должен быть способен выступать в качестве социального статистика, администратора и менеджера, обеспечивать разного рода специальное обслуживание, помогать в воспитании детей, осуществлять психологическое и правовое консультирование, экспертизу, проводить просветительскую работу по многим вопросам, в том числе таким как здоровый образ жизни, планирование семьи. Все это требует соответствующей квалификации  и профессиональной подготовки.

Главная цель модернизации российского здравоохранения  в системе социальной защиты населения- повышение доступности и качества медицинской помощи для широких слоев населения. Из этого, прежде всего следует, что гарантии бесплатной медицинской помощи должны быть общеизвестны и понятны. И по каждому заболеванию должны быть выработаны и утверждены стандарты медицинских услуг с обязательным перечнем лечебно-диагностических процедур и лекарств, а также с минимальными требованиями к условиям оказания медпомощи. Причем такие стандарты должны действовать в каждом населенном пункте Российской Федерации. И только дополнительная медпомощь и повышенный уровень комфортности ее получения должны оплачиваться пациентом.

Детализация стандартов дает возможность подсчитать реальную стоимость этих услуг и перейти от в предусмотренных случаях к оплате за оказанный объем и качество медицинской помощи. Причем такая оплата должна производиться в соответствии с принципами обязательного страхования. И одновременно надо создавать стимулы для развития добровольного медицинского страхования.

Другой основной задачей модернизации российского здравоохранения является финансирование социальной сферы в системе социальной защиты населения.

Отставание фактических финансовых поступлений из консолидированного бюджета приводит к финансированию по минимуму. В результате около 30 процентов населения области, имеющие доходы ниже уровня прожиточного минимума, не могут воспользоваться правом на гарантированную государством социальную помощь.

В связи с ростом потребности в финансовых средствах на цели социальной защиты населения из года в год возрастает необходимость поиска источника самофинансирования. 

Надежную основу для долговременного решения социальных проблем в сфере здравоохранения может дать только экономический рост. Правильным решением будет привлечение органов здравоохранения и социальной защиты к активному участию в разработке нормативно-правовых актов и системы мероприятий по практической реализации пакета социальных программ -с учетом разграничения полномочий между уровнями государственной власти.

Кроме того перечень вышеперечисленных проблем может предусматривать следующие подходы:

1.                                          Развитие системно-целостного характера деятельности региональной системы социальной защиты населения. Взаимодействие органов социальной защиты населения с другими управленческими структурами, ведающими социальными вопросами в рамках социального пространства региона, особенно по таким направлениям, как создание перспективной совместной институциональной базы деятельности (законов, программ, нормативных документов и т.п.), согласование, разработка, уточнение, обновление социальных нормативов и стандартов; разграничение и взаимоувязка выполняемых управленческих функций, требующих комплексного решения, совместного обсуждения содержания целей социального развития региона, и определение этапов их последовательного достижения; формирование единого банка данных.

2.                                          Реструктуризация контингентов, обслуживаемых системой социальной защиты населения, предполагает строгую индивидуализацию всех форм социальной помощи в соответствии с главным назначением системы социальной защиты населения, а именно: «увеличение степени самостоятельности строить жизнь и решать возникающие проблемы»*

Расширение спектра социальных услуг предоставляемых учреждениями социального обслуживания, необходимо увязывать,  прежде всего, с развитием менее затратных и более социально эффективных нестационарных и консультационных услуг в противовес услугам, связанным с постоянным проживанием в учреждениях. В качестве альтернативы следует развивать надомное обслуживание, социальный патронаж, социальную диагностику, социальную профилактику, социальную адаптацию и реабилитацию, социальный маркетинг. Целесообразно функционирование комплексных универсальных социальных учреждений в малых городах и поселках, развитие специализированных – в больших городах: социально – реабилитационные центры из неблагополучных семей для детей с ограниченными возможностями, центры психолого-педагогической помощи, кризисные центры и т.д. С целью самообеспечения семьи следует использовать уже имеющийся в регионах опыт по «микрокредитованию»   семьи.

3..Обновление нормативно - правового и научно-методического механизма управления. Эффективность функционирования системы социальной защиты населения возможна за счет создания и периодического обновления минимальных социальных стандартов  и  нормативов по  мере  изменения   социально-

______________________________________________________

* См. В.В. Колкова журнал Социальный работник, №1 -1997 г. С15,

экономической ситуации в регионе. Для чего важно разработать пакет стандартов, отражающих представление о нормальном, оптимальном уровне и качестве жизни населения. Необходимо осуществить ревизию и рационализацию выдачи пособий, единовременных выплат из региональных и местных бюджетов на основе следующих принципов: индивидуализация выплат с учетом не только основных доходов, а также доходов от получения льгот, установление реального соответствия между назначением выплат и их размером для реализации своего социального назначения, повышение экономической и социальной значимости выплат, изучение возможности расширения услуг по социальной адаптации и реабилитации, повышению удельного веса этих услуг в общем объеме услуг, их социальной эффективности.   

 

 

Профилактика социально значимых заболеваний – важнейший ресурс повышения продолжительности жизни

Макаров В.Е., Бадаев Ю.Л.

 

 С 1 января 2006 г. стартовал проект "Здоровье", уже получивший название "национального приоритетного проекта". Он был разработан для реализации предложений Президента В.В. Путина по совершенствованию медицинской помощи в Российской Федерации. Основная задача проекта – улучшение ситуации в здравоохранении и создание условий для его последующей модернизации. В рамках реализации проекта "Здоровье" можно выделить три основных направления: повышение приоритетности первичной медико-санитарной помощи, усиление профилактической направленности здравоохранения, расширение доступности высокотехнологичной медицинской помощи.

Численность населения России – самая большая в Европе до 1992 г. (148,3 млн. человек) – непрерывно сокращается. Еще в 1950 г. Россия занимала (в ее нынешних границах) четвертое место в мире по числу жителей, в 2002 г. находилась уже на седьмом месте (после Китая, Индии, США, Индонезии, Бразилии и Пакистана), а в 2003 г. ее обогнал и Бангладеш, и она отодвинулась на восьмое место. Ничего обнадеживающего не приносят и прогнозы. Они указывают на то, что население России будет продолжать сокращаться. В частности, по "среднему" варианту самого последнего прогноза ООН в 2050 г. численность населения страны сократится по сравнению с 2000 г. примерно на 30% и составит 101,5 млн. человек. К таким же выводам приходят и российские прогнозисты. В абсолютных цифрах потеря населения только за 2004 г. (по отношению к предыдущему) составила 0,5% или 795000 человек. Весь ХХ век в России происходило снижение уровня рождаемости. Самое старшее из родившихся в ХХ веке поколений имело в среднем 5 детей. Начиная с поколения 1930 - 1934 гг. уровень рождаемости был ниже 2,05 на одну женщину и даже не обеспечивал простого возобновления численности населения. Поколение 1940 - 1944 имело к началу 2001 г. 1,7 - 1,9 детей. Вряд ли это число увеличится в будущем, так как сегодня в России рождение детей после 35 лет – большая редкость. Низкая, а в последнее время очень низкая рождаемость, характерна для подавляющего большинства урбанизированных и индустриально развитых стран с высокообразованным населением. Сейчас высокая и очень высокая рождаемость остается уделом слабо урбанизированных, развивающихся стран Азии, Латинской Америки и Африки, хотя постепенно она снижается и там. Но количественная убыль населения может и должна быть скомпенсирована увеличением продолжительности жизни. Это путь большинства прогрессивных государств. В ходе демографической модернизации ХХ века процесс вымирания поколения в России, как и везде, коренным образом изменился. К середине 60-х гг. смертность по сравнению с началом столетия резко снизилась, ожидаемая продолжительность жизни и у мужчин, и у женщин выросла более чем вдвое. Эти достижения были одним из главных триумфов знаний. В 60-е гг. смерть отступила перед новыми лекарствами, медицинскими и санитарными технологиями. Мы говорим об историческом перевороте, который получил название "эпидемиологический переход": эпидемические инфекционные, простудные болезни острого действия, выступавшие прежде главными причинами смерти людей всех возрастов, особенно детей, утратили свою былую силу. В результате резко выросла продолжительность жизни во всех развитых странах, в том числе и в России. Однако история последних десятилетий показала, что снижение смертности только за счет внедрения в жизнь достижений медицинской науки имеет свои границы. Когда они достигнуты, необходимо разработать новый тип профилактики, направленный на уменьшение риска смерти теперь уже от заболеваний неинфекционного происхождения. Для определения целей в сфере здоровья важно понимание того, что уровень смертности в России в последние десятилетия был гораздо более высоким, чем в развитых западных странах, и даже в странах с более низким средним доходом на душу населения. Именно высокий уровень смертности диктует необходимость принятия срочных мер. Существенную роль в формировании неблагоприятных демографических тенденций в России играет высокая распространенность среди населения факторов риска развития хронических неинфекционных заболеваний. В докладе ВОЗ о состоянии здоровья населения планеты за 2008 г. по региону, включающему Россию, Украину и Молдову, выделены следующие социально значимые болезни:

- ИБС;

- инсульты;

- травмы;

- депрессии;

- самонанесенные травмы;

- последствия насилия, отравления, алкоголизм, несчастные случаи на дорогах.

Драматической представляется динамика смертности от ишемической болезни сердца и сосудистых поражений мозга (инсультов) при сопоставлении их с аналогичной в других странах. Реализация профилактических проектов, направленных на борьбу с факторами риска, позволила значительно снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в большинстве современных цивилизованных государств. В качестве примера можно привести результаты северо-карельского проекта. В конце 60-х - начале 70-х гг. в Финляндии были самая высокая в Европе смертность мужчин от сердечно-сосудистых заболеваний и самая низкая продолжительность жизни. В течение 25 лет все усилия были направлены на оздоровление образа жизни: 

- нормализацию питания;

- снижение уровня холестерина в крови;

- уменьшение курения, потребления алкоголя;

- нормализация физической активности.

В результате уровень смертности от сердечно-сосудистых заболеваний снизился на 65%. Наибольшее неблагоприятное воздействие оказывают такие поведенческие факторы риска, как курение и злоупотребление алкоголем, из факторов окружения – высокий уровень психологического стресса, а из биологических – артериальная гипертония и гиперхолестеринемия. Курение – главная устранимая причина болезней и преждевременной смерти населения России. В стране ежегодно выкуривается свыше 230 млрд. штук сигарет, что позволяет отнести Россию к числу пяти стран, лидирующих в мире по потреблению табака. По данным ВОЗ, при сохранении тенденции в распространении курения в 2020 - 2030 гг. вклад курения в смертность населения России достигнет 70%. К важнейшим причинам инвалидности и смертности населения относится злоупотребление алкоголем. В последние годы Россия вышла на одно из первых мест в мире по уровню употребления алкоголя: 12 - 15 литров чистого этанола на человека в год. При этом истинное количество потребленного алкоголя с трудом поддается оценке в связи со сложностью определения объема его кустарного изготовления, контрабандной и фальсифицированной алкогольной продукции. Наблюдается рост смертности от причин, связанных с употреблением алкоголя. Особую проблему представляет профилактика ВИЧ/СПИДа, предусматривающая реструктуризацию работ медицинских и социальных служб, направленную на целевую информационно-профилактическую работу как среди социально уязвимых групп, так и населения в целом. Такая стратегия требует более активного и сознательного отношения к своему здоровью со стороны каждого человека. Это стратегия повышения общественной ценности здоровья, это стратегия повышения роли врача в профилактике социально значимых болезней. Очень низким (и сокращающимся) оказывается уровень ожидаемой продолжительности жизни мужчин, особенно в трудоспособном возрасте. К 2003 г. соответствующий показатель упал до 58,8 лет.

В настоящее время гендерный разрыв по ожидаемой продолжительности жизни составляет в России в целом 13,2 года, а по ряду российских территорий достигает 15 - 17 лет. Низкий уровень ожидаемой продолжительности жизни российских мужчин формируется в основном за счет их смертности в трудоспособном возрасте. В этой возрастной группе коэффициент смертности мужчин в 3,8 раза выше соответствующих показателей для женщин. На низкую продолжительность жизни российских мужчин значительно влияют поведенческие факторы, тесно связанные с гендерными стереотипами. Выполнение мужских гендерных ролей приводит к повышенным стрессам, причем зависимость между стрессом и смертностью выражена у мужчин значительно сильнее, чем у женщин. Стереотип мужского поведения в России допускает чрезмерное потребление алкоголя, наркоманию, табакокурение как способы преодоления стрессов, форму досуга, элемент имиджа. Крайняя форма реагирования на социально-экономический прессинг и невозможность выполнения традиционной гендерной роли кормильца – рост смертности мужчин от самоубийств, которые часто возникают на фоне депрессивных состояний, связаны с утратой базовых смыслов и целей. Результаты многочисленных исследований отношения населения к своему здоровью как к фактору, определяющему продолжительность жизни, показали, что более 85% респондентов считают, что на нее можно повлиять, практикуя здоровый образ жизни, и при этом 82% стараются о своем здоровье не думать. В качестве примера можно привести разрыв между количеством людей, знающих о наличии у них артериальной гипертонии (39% - мужчины, 49% - женщины), и количеством больных, добивающихся стабилизации давления (5,8 и 13,7% соответственно). Знание населения о лидирующем положении сердечно-сосудистых заболеваний среди причин смертности не сопровождается активным и последовательным контролем и воздействием на них. К сожалению, большинство российских людей не относят понятие "здоровье" к категории социального престижа. Задача врачей первичного звена здравоохранения – помочь формированию отношения пациентов к своему здоровью не просто как к абстрактной ценности, но как к категории операциональной, управляемой при помощи своего собственного поведения.

 

 

Синдром чиновничьего лицемерия

Ромм В.В.

К сожалению, это заболевание характерно не только в приполярных районах, а распространено по всей России. Если Вам удалось найти чиновника, который держит своё слово, радеет за страну, а не за своё кресло, стол, карман, то Вам просто невероятно повезло. Заболевание не может быль излечено медицинскими методами.

Пример чиновного лицемерия – бездействие в деле организации благотворительной воспитательной и просветительской работе в детских домах, с которым мы с коллегами сталкиваемя несколько лет.

Воспитанники детских домой – та часть юных граждан, заботу о жизни которых, их настоящем и будущем государство взяло на себя. Государство прилагает большие усилия,  выделяет огромные финансовые и материальные ресурсы. На решение социальных проблем-детей сирот нацелены национальные проекты, работают солидные благотворительные фонды. Видны большие сдвиги в сфере материального состояния, но в сфере духовного воспитания остаётся множество проблем.

Несмотря на усиление влияния государства в вопросах воспитания молодого поколения, позиции культурной составляющей личности остаются до настоящего момента достаточно слабыми.

Дело остается на уровне разовых пиаровских акций. Такое впечатление, что именно на них уходят все выделяемые деньги.

Для исправления положения обычным административным путём нужны очень большие средства. Даже при наличии искреннего желания помочь, при огромных усилиях государства решение данной проблемы в обозримом будущем невозможно.

Мы убеждены, что в современной социально-экономической обстановке России актуально, жизненно необходимо в процессе воспитания детей сочетать разные формы воздействия  искусством. С одной стороны, следует наладить просветительскую деятельность – позволить детям увидеть, услышать лучшие образцы мирового и национального искусства. С другой стороны, дать возможность учиться, выразить себя в каком-нибудь виде искусства. Очень важно, чтобы были охвачены все дети – и богатые, и бедные, и больные. В воспитательной работе также необходимы постоянство. Мы уверены, что при работе с детьми разовые акции не могут принести желаемого результата. Поэтому была разработана комплексная программа.

Естественно, это можно сделать только совместными усилиями. Мы были наивными, верили в возможность равноправного и взаимоуважительного диалога и сотрудничества между общественными и государственными организациями. Постепенно, чиновники нас излечили от иллюзий.

Во всех областных, районных и муниципальных администрациях есть большие отделы, комитеты, департаменты, которые занимаются вопросами обеспечения воспитания, образования, благополучия детей-сирот.

Как-то автор несколько месяцев пытался попасть на приём к одному очень большому начальнику подобного департамента в мэрии г. Новосибирска. Путь наверх шёл через множество кабинетов, где требовали описания и объяснения. Автор радостно то сокращал, то увеличивал очередной документ. Когда он был допущен пред светлы очи, то первая же фраза большого начальника показала, что его бумаги никто не читал. «А кто вам сказал, что воспитанникам детских домов требуется Ваше искусство. У нас всё там есть, всё прекрасно!» В конце встречи было милостивое: «Мы Вам можем разрешить один раз где-нибудь выступить!»

Как-то один из моих печатных призывов попал на глаза мэра города и он высказался одобрительно. Удивительным образом те же чиновники, которые вчера не хотели с нами разговаривать, стали ярыми поклонниками наших идей. Правда в завершение каждого сердечного разговора находилось какое-нибудь мелкое препятствие:  «Приходите завтра! Вот через некоторое время…! Вот на следующий год мы внесём в бюджет!». Во многих кабинетов радостно предлагали решение: «Подайте заявку на конкурс грантов социально-значимых проектов! Уж что можно назвать более важным, более значимой, более действенной социальной инициативой! Мы Вас поддержим!» Областная администрация и мэрия вот уже несколько лет объявляет об утверждении грантов общественным организациям на важные мероприятия. Каждый год печатаются сведения о всё увеличивающихся баснословных суммах, выделяемых на эти цели. Наша наивность испарялась в течение нескольких лет. Грантов, как впрочем и другой помощи мы не получали ни разу. Не получали и объяснения, чем же наши проекты так не нравятся начальству. 

Возможно тем, что проводя переговоры с чиновниками мы продолжали организовывать лекции-концерты для воспитанников детских домов, выезжали в отдельные детские учреждения. В 2007-2008 учебном году провели Театральный фестиваль, в котором участвовали воспитанники 15-ти детских домов Новосибирской области. Результаты практически доказывали огромные возможности могучей силы искусства. В 2008-2009 учебном году мы начали осуществить своими силами второй театральный фестиваля воспитанников детских домов и проект «Сокровища искусств детям-сиротам».

Предварительно мы получили согласие части артистов, студентов и преподавателей учебных учрежений культуры выступать перед детьми-сиротами хоть один раз в шесть месяцев. Новосибирск не случайно считается культурной столицы Сибири. Здесь собраны такие большие творческие силы, что согласие позволяло распланировать на год ежемесячные встречи в пяти-шести детстких домах.

Были выбраны шесть детских домов – три в городе, три в области.  В проекте конкретно участвуют педагоги и студенты  Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки, Новосибирского музыкального колледжа им. А.Ф. Мурова. Важной составляющей проекта являются концерты «Дети- детям» - выступления коллективов  детских музыкальных школ и школ искусств в детских домах.

Каждая встреча была успешна. Но, радость участия в решении важнейшей для страны задачи у организаторов и артистов омрачалась устойчивым ощущением, что чем больше делается, чем больше видна польза, тем большее равнодушие и даже противодействие идёт от тех, кто по должности отвечает за помощь детским домам. За эти шесть лет мы могли бы уже достигнуть того, чтобы во всех детских домах миллионного города каждый месяц проходили подобные встречи, где воспитание и просвещение совмещаелось с радостью и удовольствием.

Читатель может подумать, что речь идёт о тратах, которые действительно непосильны бюджету миллионного города. Нет. В ноябре мы подготовили шесть выездов в детские дома. Думали, что единственная проблема – надо привезти артистов, не должна останавливать. Проблему с транспортом решили пытаться решать детские дома. Это удается не всегла. Из-за этого половину ноябрьских встреч отменили. В середине декабря прошла очередная встреча. Помогла тёплая погода. 30 юных танцоров, музыкантов, вокалистов, нагружённые костюмами, музыкальными инструментами ехали сначала на метро, затем шли пешком почти два километра. Встреча прошла в детском доме № 6 как всегда очень хорошо. Малыши-сироты со слезами просили приехать ещё раз. Взрослые просили о том же. Руководитель по воспитательной работе спросила: «А кто Вам платит?». Не поверила, что никто: «Такого не бывает!»

Она уже лишилась иллюзий. Не мудрено!

В те же дни в крупнейшем Дворце культуры состоялся организованный мэрией грандиозный съезд общественных организаций. Это был апофеоз лицемерия. Я сравнивал это предвыборное (началась компания по выборам мэра)  великолепие со вчерашней встречей.  Денег, потраченных на пышный пиар, хватило бы на ежемесячные выезды в течение года во все детские дома не только города, но и всей области. С грустью смотрел я на множество корреспондентов и  десятки телекамер в зале дворца. А наше благотворительное дело попало в информационную блокаду – областная пресса, радио, телевидение, все годы ни разу не сказали об этом. В этом есть какая-то закономерность. Создаётся впечатление, что как только дело заходит о бесплатном освещении благотворительных акций сибирская пресса становится безгласной, слепой и глухой.

 Синдром чиновничего лицемерия опасен тем, что охватывает все сферы. Президент страны высказывает верные мысли, принимает постановления, указы. Многомиллионная чиновничья рать становится смирно, громогласно одобряет и… равнодушно губит любое начинание.

Происходящее напоминает очень знакомое, очень недавнее. Самое страшное, когда граждане страны перестают верить.  Это уже было. Именно от лицемерия, от глобальной лжи развалилась на наших глазах огромная советская империя.

Медицинские методы здесь бессильны

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Результаты лабораторных исследований

 

Обоснование эффективности применения препарата «Литовит» на фоне стрессорного повреждения миокарда в эксперименте

Гатин В.Р., Пахомова Ю.В.,

Акиншин И.Д., Гусев А.В., Макаров Е.Д.

 

Введение. Известно, что любое изменение параметров метаболизма микроэлементов носит комплексный характер, причем в настоящее время не изучен весь спектр микро-, макроэлементов, способных играть роль в патогенезе стрессорного повреждения миокарда. Таким образом, актуальным является вопрос поиска методов полноценной профилактики и коррекции нарушений минерального гомеостаза при стрессорном повреждении миокарда. В настоящее время предложены различные методы коррекции гомеостаза биометаллов при различных состояниях с помощью  природных сорбентов, обладающих  сорбционными и ионообменными свойствами [6]. Наибольшее количество экспериментальных научных исследований, касающихся направленности и механизмов действия средств на основе природных клиноптилолитов при различных состояниях, посвящено применению препарату «Литовит», выпускаемому НПФ «Новь» (г. Новосибирск) [1]. «Литовит» способен не только сорбировать токсические вещества, но и регулировать минеральный гомеостаз за счет передачи организму недостающих микро- и макроэлементов и выведения их избытка [7]. Следовательно, в случае использования природных минералов в качестве энтеросорбентов, можно ожидать двойной эффект их применения − сорбционный и нормализующий минеральный гомеостаз. Учитывая нарушения электролитного обмена и связанные с ними метаболические и функциональные изменения, возникающие в динамике стрессоного повреждения миокарда крыс, правомерно ожидать, что влияние «Литовита» на минеральный гомеостаз даст возможность использования этого препарата  в профилактике и терапии данной патологии.

Цель исследования: обосновать эффективность применения препарата «Литовит» в динамике стрессорного повреждения миокарда крыс.

Методы исследования. Объект  исследования – крысы-самцы линии Вистар массой 180–220 граммов в количестве 60 особей, полученные в виварии Центральной научно-исследовательской лаборатории ГОУ ВПО НГМУ Росздрава. В ходе эксперимента животные были разделены на 3 экспериментальные группы.

1-ая группа (n = 20) − животные со стрессорным повреждением миокарда, которым вводился стандартизованный в соответствии с установленными нормативами для производства и использования в медицинской практике природный клиноптилолит, предоставленный производителем (НПФ «Новь», г. Новосибирск), в виде взвеси в водном растворе (1 : 1) из расчета 100 мг/кг массы тела. Селективный энтеродоноросорбент вводился внутрижелудочно через зонд ежедневно, один раз в сутки, в течение 21-их суток до начала иммобилизационного стресса, который вызывали методом ограничения движения при ярком освещении. Животных 1-ой группы помещали в пластиковые отсеки с ограниченным объемом (~60cм3) и подвижной «хвостовой» частью для подгонки длины иммобилизационного отсека под индивидуальной размер животного. Время пребывания крс в отсеках составляло 12 ч. 2-ая группа (n = 20) – животные, подвергнутые иммобилизационному стрессу с введением через зонд аналогичного объема дистиллированной воды. При этом у крыс не возникало водной перегрузки, равно как и выраженных сдвигов в обмене электролитов и гормональных показателей [2]. 3-я группа (n = 20) − интактные животные (контроль). Экспериментальный материал забирали на 1-е, 3-и, 7-е и 14-е сутки эксперимента.

Для определения концентраций кальция (Са2+) и магния (Mg2+) в биологических жидкостях и тканях раствор пробы распыляли в виде аэрозоля в пламени ацетиленовой горелки (длина пламени 110 мм), через которое проходил свет резонансной линии определяемого элемента от лампы полого катода. В пламени происходила диссоциация солей на свободные атомы Са2+ и Mg2+, которые поглощают излучение резонансной линии. Результаты определялись на атомно-абсорбционном спектрофотометре «Квант-Z-эта» (Россия). Содержание электролитов в плазме и лимфоплазме выражалось в г/л, в тканях – в процентах к сухому веществу.

Результаты исследования. Роль нарушений минерального гомеостаза в возникновении и развитии стрессорного повреждения миокарда в настоящее время является неоспоримой. Представляется целесообразным, в первую очередь, оценить показатели содержания и распределения кальция, как одного из важнейших метаболических субстратов.

Ионы Са2+ изменяют проницаемость мембран, влияют на возбудимость нервной системы, образование и распад нейромедиаторов в синапсах, регулируют тонус сосудистой стенки, участвуют во многих ферментативных реакциях, процессах свертывания крови и оплодотворения, биосинтеза гормонов, т. е. Са2+ выступает в роли универсального «вторичного мессенджера» (second messenger) [3].

В 1-ой группе крыс содержание Ca2+ в плазме крови на 1-е сутки эксперимента хотя и не отличалось от контрольного значения, но было достоверно ниже по сравнению с таковыми у животных 2-ой группы. На третьи сутки уровень Ca2+ в плазме крови был существенно выше, по сравнению с контролем, но оставался ниже значений, определенных в группе сравнения. Более низкое содержание Ca2+ в плазме крови у крыс 2-ой группы может отражать повышение депонирующей роли лимфатической системы при экстремальных состояниях, что может препятствовать развитию «кальцификации» миокарда и активации «кальциевой триады». Данный тезис хорошо согласуется с менее выраженными изменения ЭКГ, а также патоморфологическими признаками повреждения у животных экспериментальной группы.

В 1-ой группе животных содержание Ca2+ в лимфе на 1-е и 3-и сутки эксперимента было достоверно выше как по сравнению с животными 3-ей группы, так и значениями, определенными в группе сравнения. При этом уровень Ca2+ в лимфатических узлах на 1-е сутки был выше контрольного значения и его содержания у животных 2-ой группы. Вероятно, профилактическое энтеральное применение сорбента с ионообменными свойствами приводило к созданию кишечного «депо» Ca2+, который поступал в основном в лимфатическое русло и накапливался в лимфатических узлах. Данный факт можно рассмотреть с позиции академика РАМН Ю. И. Бородина (2002) [4], который считает, что многие сорбенты со свойствами ионообменника в кишечнике выполняют некоторые функции лимфоидных образований. У животных 1-ой группы уровень Ca2+ в миокарде хоть и оставался выше контрольного значения, но был достоверно ниже, чем в 2-ой группе. Таким образом, профилактическое применение энтеросорбента способствует меньшему накоплению Ca2+ в миокарде. Это может приводить к меньшей степени выраженности «кальциевого парадокса» и «кальциевой триады», что будет способствовать снижению его аритмогенного эффекта и снизит выраженность и распространенность поражения миокардиоцитов.

Mg2+  в последнее время стал объектом самого пристального внимания. Являясь кофактором более чем 300 энзимокомплексов и физиологическим антагонистом кальция, этот ион играет важную роль в контрактильной функции миокарда [5].

У животных 1-ой группы содержание Mg2+ в плазме крови на1-е и 3-и сутки хоть и оставалось выше контрольного значения, но было существенно ниже, чем у крыс 2-ой группы. У животных 1-ой группы первые 3-е суток эксперимента содержание Mg2+ в плазме крови достоверно превышало контрольные значения, но при этом оно оставалось существенно ниже таковых у крыс 2-ой группы.

Таким образом, можно предположить, что профилактическое применение энтеросорбента с ионообменными свойствами способствует депонированию Mg2+ в лимфатическом русле. В случае необходимости это может обеспечить поступление Mg2+ в регионы с его дефицитом, в частности в миокард, который в условиях стрессорного повреждения миокарда часто «переполнен» ионами Ca2+, по отношению к которому Mg2+  может выступать как антагонист. Интересно отметить, что уровень Mg2+ в лимфатических узлах у крыс 1-ой группы в остром периоде хотя и несколько превышал контрольное значение (только на первые сутки), но при этом был существенно выше по сравнению с таковыми у крыс 2-ой группы. Следовательно, можно предположить, что основным «депо» Mg2+ в экстремальной ситуации у животных экспериментальной группы являются не лимфатические узлы, а интерстициальная жидкость и лимфа.

У животных, получавших энтеросорбент со свойствами селективного ионообменника с профилактической целью (экспериментальная группа) содержание Mg2+ в плазме крови, начиная с 7-х суток эксперимента, не отличалось от контроля, но было существенно ниже по сравнению со значениями у крыс 2-ой группы. В лимфе крыс 1-ой группы концентрация Mg2+ на 7-е и 14-е сутки была ниже контроля. На 7-е и 14-е сутки исследования уровень Mg2+ в лимфаузлах в 1-ой группе был достоверно выше, чем во 2-ой группе. Что касается миокарда, то профилактическое введение энтеросорбента поддерживало содержание Mg2+ в пределах контрольных значений, однако на 7-е сутки эксперимента его уровень оставался выше, чем у крыс 2-ой группы.

Анализируя полученные данные, можно предположить, что распределение Mg2+ в системе «кровь – лимфа – лимфоузел – миокард» у животных 2-ой группы, скорее всего, носит дезадаптивный характер, что проявляется в большей смертности у животных этой группы, а также более значительными изменениями показателей электрокардиограммы и более выраженными патоморфологическими изменениями. У животных, получавших энтеросорбент с ионообменными свойствами с профилактической целью, степень выраженности нарушений обмена Mg2+ в изучаемой системе значительно менее выражена.

Заключение. Таким образом, при анализе содержания и распределения макроэлементов в рассматриваемой системе «кровь – лимфа – лимфоузел – миокард», коррелируемых с различиями в функциональном состоянии миокарда, очевидно, что в динамике развития стрессорного повреждения миокарда лимфоузлы, интерстициальная жидкость и лимфа берут на себя роль функционального триггера, обеспечивающего адаптивный метаболический ресетинг на качественно новом уровне в комплексе с селективной лимфоаттракцией периферической лимфой. Это происходит за счет качественно нового функционального уровня синхронного реагирования структурно-функциональных элементов – эффекторов системы «кровь – лимфа – лимфоузел – миокард», в том числе за счет регулирования прямых лимфо-плазменно-тканевых отношений биометаллов, оптимизирующего функциональное состояния миокарда в динамике стрессорного повреждения миокарда. Причем применение энтеродоноросорбента «Литовит» с целью профилактики стрессорного повреждения миокарда приводит к нормализации значений показателей минерального гомеостаза, как в остром, так и раннем восстановительном периоде стрессорного повреждения миокарда. По данным исследования можно сделать вывод о патогенетически обоснованной целесообразности использования природных цеолитов, в частности «Литовита», у больных с ишемическим повреждением миокарда, особенно в аспекте актуальности данной проблемы.  Полученные результаты позволяют рекомендовать внедрение данного метода в клиническую практику, что помимо клинической эффективности принесет и экономическую, по сравнению с применяемыми в настоящее время методиками.

 

Литература.

1.      Агаджанян Н.А., Скальный А.В. Химические элементы в среде обитания и экологический портрет человека. – М.: изд-во КМК,  2001. – 2-е изд. – 83 с.

2.      Антонов А. Р. Влияние острой алкогольной интоксикации на ренин-ангиотензин-альдостероновую систему и обмен электролитов при инфаркте миокарда : дисс. ... канд. мед. наук. – Новосибирск, 1990. – 210 с.

3.      Баскаков М. Б., Медведев М.А. Роль вторичных мессенджеров и Na/H -обмена в регуляции электрической и сократительной активности гладких мышц // Кальций – регулятор метаболизма : сборник. – Томск, 1987. – С. 128 – 151.

4.      Бородин Ю. И. Интерстициальный массоперенос и межсистемные отношения // Проблемы экспериментальной, клинической и профилактической лимфологии. – Новосибирск, 2002. – С. 5.

5.      Вилковысский Ф. А., Верткин А. Л., Стовбур О. В. Оротовая кислота и магний в клинической кардиологии //  ТОП-медицина. – 1996. – N 4. – С. 12–16.

6.      Новоселов Я. Б. Нарушения обмена биометаллов при острой алкогольной интоксикации и коррекция нарушений «Литовитом» : автореф. дисс. …. канд. мед. наук. – Новосибирск, 2001. – 18 с.

7.      Паничев А.М. Литофагия у животных и человека (Литофагиальная авторегуляция организмов в природных экосистемах): Дис. В форме науч.докл….д-ра биол.наук. – Владивосток, 1998. – 59 с.

 

 

Функциональная оценка состояия миокарда крыс при его стресссорном повреждении и на фоне профилактического применения  препарата «Литовид»

Гатин В.Р., Пахомова Ю.В.д.м.н.,

 Акиншин И.Д., Гусев А.В., Макаров Е.Д.

 

Введение. Известно, что ишемическое повреждение миокарда, по-прежнему занимает в структуре общей заболеваемости населения ведущее место, несмотря на все успехи и достижения современной медицины, а статистика в этой области может по праву называться «кровоточащей» [7]. Изменения клеток миокарда, которые выявлены в разные периоды инфаркта миокарда, безусловно, определяют не только положительную, но и отрицательную взаимосвязь между отношениями системы «плазма–лимфа–миокард», нейроэндокринной системы, сократительной функции сердца и степенью ухудшения гемоперфузии органов [6]. Системные нарушения, связанные с ишемией миокарда, представляет собой сложную системную патологию, отличающуюся особой тяжестью течения  [3, 4]. В этой связи поиск новых эффективных средств профилактики и лечения «сосудистых катастроф» является очень актуальным направлением современной медицины. Использование данных о нарушениях биометаллов в патогенезе стрессорного повреждения миокарда и адекватных способах их применения может значительно повысить эффективность проводимой профилактики и терапии данного состояния [5]. Среди известных природных сорбентов наиболее ярко выделяются сегодня клиноптилолиты в связи с их выраженными сорбционными и ионообменными свойствами. Эти соединения разрешены к использованию как в пищевых, так и медицинских целях в качестве фармакологических препаратов и биологически активных добавок к пище [2]. Учитывая, что  в динамике стрессоного повреждения миокарда крыс, преобладают нарушения электролитного обмена и связанные с ними метаболические и функциональные изменения, правомерно ожидать положительное влияние стандартизованного природного клиноптилолита «Литовит», выпускаемому НПФ «Новь» (г. Новосибирск).

Цель исследования: оценить влияние препарата «Литовит» на функциональное состояния миокарда животных в динамике его стрессорного повреждения.

Методы исследования. Исследования проводились на 60 самцах крыс Вистар, полученных из вивария Центральной научно-исследовательской лаборатории ГОУ ВПО НГМУ, с массой 180–220 г в осенне-зимний период.

Экспериментальные животные были разделены на 3 группы. 1-ая группа (n = 20) − животные со стрессорным повреждением миокарда, которым вводился стандартизованный в соответствии с установленными нормативами для производства и использования в медицинской практике природный клиноптилолит, предоставленный производителем (НПФ «Новь», г. Новосибирск), в виде взвеси в водном растворе (1 : 1) из расчета 100 мг/кг массы тела. Селективный энтеродоноросорбент вводился внутрижелудочно через зонд ежедневно, один раз в сутки, в течение 21-их суток до начала иммобилизационного стресса, который вызывали методом ограничения движения при ярком освещении. Животных 1-ой группы помещали в пластиковые отсеки с ограниченным объемом (~60cм3) и подвижной «хвостовой» частью для подгонки длины иммобилизационного отсека под индивидуальной размер животного. Время пребывания крс в отсеках составляло 12 ч. [1]. 2-ая группа (n = 20) – животные, подвергнутые иммобилизационному стрессу с введением через зонд аналогичного объема дистиллированной воды. При этом у крыс не возникало водной перегрузки, равно как и выраженных сдвигов в обмене электролитов и гормональных показателей [2]. 3-я группа (n = 20) − интактные животные (контроль).

Запись ЭКГ производили в динамике на 1-е, 3-и, 7-е, 14-е и 21-е сутки эксперимента. Для записи ЭКГ крыс помещали в экранированный ящик в положении на животе и соединяли с кардиографом Mingograph–34 (Швеция) с помощью игольчатых электродов. Тонкие иглы вводили под кожу 4-х конечностей. ЭКГ регистрировали в 3-х стандартных и 3-х усиленных от конечностей отведениях при скорости движения ленты самописца 100 мм/с и чувствительности каналов 20 мм/1 мВ.

Результаты исследований. Рассмотрим основные изменения величины зубцов ЭКГ. Так, ширина зубца Р у крыс 1-ой группы в течение всего острого периода (1-е и 3-и сутки) была достоверно меньше контрольного значения (на 25 %), а на 7-е сутки не отличалась от него, но в восстановительном периоде незначительно его превышала (на 10,5 и 15,7 % на 14-е и 21-е сутки). У животных 2-ой группы ширина зубца Р носила однонаправленные изменения с 1-й группой и в острый период была существенно меньше контрольной величины (в среднем на 21 %). На 7-е сутки она практически не отличалась, а на 14-е, 21-е сутки незначительно превышала контроль (на 5 и 10 % соответственно). У животных 3-ей группы ширина зубца Р на протяжении всего эксперимента достоверно не отличалась от контрольного значения и только на 1-е сутки была существенно (на 29 %) больше, чем у крыс 1-й группы. В остальные периоды эксперимента достоверных межгрупповых различий выявлено не было.

Длительность интервала PQ на 1-е сутки эксперимента в 1-ой и 2-ой группах была достоверно меньше контрольного значения (на 18,9 и 10,4 % соответственно). При этом величина показателя у животных 2-ой группы была достоверно больше (на 11 %), чем у животных 1-й группы. У крыс 1-ой и 2-ой групп длительность данного интервала, начиная с 3-их суток исследования, достоверно не отличалась от контрольного значения. У животных 3-ей группы длительность интервала PQ на протяжении всего эксперимента существенно не отличалась от контроля, а на 1-е сутки была достоверно (на 21 и 10 %) больше соответствующих значений, определенных у крыс 1-ой и 2-ой групп.

Зубец QRS в остром периоде не имел выраженной динамики во всех группах крыс. Увеличение зубца S и формирование в ряде случаев глубокого отрицательного зубца типа QS характерно для массивного ишемического повреждения миокарда, что отмечалось у крыс 1-й группы в 3-х случаях из 10-ти. У крыс 2-ой и 3-ей групп подобных изменений не наблюдалось. Ширина интервала QRS у крыс 1-ой группы была достоверно выше контроля только на 7-е и 14-е сутки эксперимента, а у животных 2-ой и 3-ей групп на протяжении всего исследования не отличалась от контрольного значения. Интересно отметить, что межгрупповые различия были выявлены на 7-е сутки эксперимента, когда ширина интервала QRS у крыс 3-ей группы была достоверно (на 17 %) меньше, чем у животных 2-ой группы. Изменения комплекса QRS, характерные для крупноочаговых повреждений миокарда, встречались в 2-х случаях из 10-ти в период 3-их, 7-ых, 14-х суток у крыс 1-ой группы, в то время как у крыс 2-ой и 3-ей групп данных нарушений выявлено не было.

Было отмечено увеличение интервала QRST у животных 1-ой и 2-ой групп практически на всем протяжении острого периода, наиболее выраженное на 3-и сутки – в 1-ой (на 43,2 %) и во 2-ой группах (на 23,8 %). В 3-ей группе крыс ширина данного интервала на протяжении всего эксперимента достоверно не отличалась от контрольного значения. Во всех группах в остром периоде наблюдалась инверсия зубца Т, но у крыс 1-ой группы она фиксировалась с большим постоянством. Характер изменений зубца Т соответствовал в основном диффузным нарушениям метаболизма, которые характерны для «адреналинового инфаркта миокарда», а в некоторых случаях у крыс 1-ой группы регистрировалась картина острого очагового некроза, чего не наблюдалось в остальных группах. В восстановительный период увеличение интервала QRSТ на 7-е сутки было отмечено у крыс 1-ой группы (на 26,8 %), у животных других групп данный показатель достоверно не отличался от контрольных значений. В остальные сроки во всех экспериментальных группах различий с контролем не определялось. У животных 3-ей группы ширина интервала QRST не отличалась от контроля на протяжении всего эксперимента. Кроме того, были выявлены следующие межгрупповые различия: на 3-и, 7-е и 14-е сутки значения данного интервала у крыс 2-ой группы были достоверно (на 13, 18 и 10 %) меньше, чем у животных 1-ой группы. На 3-и и 7-е сутки у крыс 3-й группы ширина интервала QRST была существенно (на 24 и 18 %) меньше по сравнению с соответствующими значениями, определенными у животных 1-ой группы.

Ширина интервала RR была меньше у крыс 1-ой группы на всех этапах острого периода, при этом минимальная ширина интервала определялась на 1-е (на 15,4 %) и на 3-и сутки (11,6 %), тогда как у крыс 2-ой группы этот параметр также уменьшался, но значительно менее выражено (9,4 и 4 % соответственно). В восстановительный период ширина интервала RR в 1-ой группе на 7-е сутки была достоверно ниже (на 6 %) контрольного значения, но не отличалась от контроля на 14-е и 21-е сутки эксперимента. В 3-ей группе крыс значения этого показателя, начиная с 7-х суток, не отличались от контроля. У животных 3-ей группы ширина интервала RR достоверно не отличалась от контрольного значения на протяжении всего эксперимента, однако на 1-е сутки была существенно (на 13 %) больше, чем у крыс 2-й группы.

На ЭКГ у крыс 1-ой группы регистрировались нарушения проводимости и возбудимости миокарда в виде эпизодов атриовентрикулярной блокады, блокады ножек пучка Гиса, синоаурикулярной блокады, регистрировалась резкая альтернация комплекса QRS. У крыс 2-ой группы в одном случае отмечалась транзиторная атриовентрикулярная блокада. У крыс 3-ей группы нарушений проводимости и возбудимости миокарда выявлено не было.

Заключение. Анализ ЭКГ-изменений, возникших у экспериментальных животных, подвергнутых стрессорному повреждению миокарда при проведении иммобилизационного стресса без коррекции и на фоне лечебного и профилактического введения взвеси стандартизованного природного клиноптилолита «Литовит», свидетельствует о том, что под влиянием лечебного и профилактического применения селективных энтеродоноросорбентов происходит изменение электрофизиологических параметров миокарда и активизируются процессы восстановления ишемизированного миокарда. Так, на фоне профилактического использования препарата «Литовит» наблюдалась нормализация электрофизиологических параметров миокарда, а на фоне лечебного применения препарата «Литовит» отмечалось практически полное восстановление электрофизиологических параметров миокарда.

 

Литература.

8.      Байрамов А. А., Зайченко И. Н., Богданова Л. А., Сапронов Н. С. Роль холинэргических механизмов в регуляции половой активности при остром и хроническом стрессе  // Фармакология. – 2006. – Т. 6. – С. 18–28.

9.      Паничев А. М., Гульков А. Н. Разработка концепции биологического действия цеолитов; схемы приема и дозировки БАД к пище «Литовит». – Владивосток, 1998. – 190 с.

10.  Скальный А. В., Рудаков И.А. Биоэлементы в медицине. – М. : «ОНИКС», 2004. – 272 с.

11.  Чурина С. К., Смирнов А.Д. Особенности гемодинамики у больных ИБС с артериальной гипертензией // Патол. физиология и эксперим. терапия. – 1994. – № 2. – С. 46–49.

12.  Шлант Р. К., Александер Р.В. Клиническая кардиология : пер. с англ. – М.; СПб. : «Бином» – «Невский диалект», 1998. – 579 с.

13.  Якобсон М. Г. Особенности эндокринно-метаболического профиля в динамике инфаркта миокарда на фоне артериальной гипертензии (клинико-экспериментальное исследование) : автореф. дисс. ...канд. мед. наук. – Новосибирск, 2001. – 18 с.

14.  Heyden S. International Simposium on Sodium and Hypertension – Results of randomized trials // Clin. Invest. – 1994. – Vol. 72, N 10. – P. 800–803.

 

 

 

Оценка гематолимфатического соотношения параметров обмена липидов у крыс при общей управляемой гипертемии

Зайцев С.А., Пахомова Ю.В.,

Самсонов А.В., Сазонов В.С., Астафьева К.А.

 

Введение. В практической медицине последних лет общая управляемая гипертермия, как новая медицинская технология, не нашла еще широкого применения, поскольку недостаточно хорошо изучены механизмы   сано- и патогенеза ее применения. Известно, что даже кратковременное пребывание в условиях экстремально высокой внешней температуры, приводит к метаболическим и функциональным изменениям на трех уровнях многоклеточного организма: молекулярном, клеточном и тканевом [7]. В связи с этим в патогенезе развития общей управляемой гипертермии существенное значение имеют изменения структуры и функции липидных молекул клеточных мембран. В литературе встречаются сведения о том, что нарушение структуры клеточных мембран при действии общей управляемой гипертермии может быть связано как с изменением физико-химического состояния липидов, так и с усилением процесса перекисного окисления липидов. Развитию выраженного и длительного эндотоксикоза при общей управляемой гипертермии способствует высокая концентрация в плазме крови и тканях токсических метаболитов обмена липидов (малонового диальдегида, кетотриенов, диеновых коъюгатов) образующихся вследствие клеточной деструкции.

Исключительно высокое значение, в этой связи, приобретает изучение при общей управляемой гипертермии дренажно-детоксикационной функции лимфатической системы, как одного из важнейших компонентов гомеостаза организма и изучение гематолимфатических соотношений параметров обмена липидов в системе «кровь – лимфа – лимфатический узел» и является приоритетным [3]. По данным литературы, в лимфу раньше, чем в кровь, поступают не только эндогенные, но и экзогенные токсины, что вызывает токсемию и токсиколимфию [6]. Следует отметить, что в доступных литературных источниках отсутствуют данные, касающиеся оценки роли лимфатического русла, в первую очередь, лимфатических узлов – мощного звена гомеостаза – в регуляции липидного обмена при общей управляемой гипертермии, что и позволило сформулировать цель настоящего исследования.

Цель исследования: оценка гематолимфатического соотношения параметров обмена липидов у крыс при общей управляемой гипертермии.

Методы исследования. Исследования проведены на 140 крысах-самцах линии Wistar (возраст 2,5 мес.), полученных в Центральной научно-исслекдовательской лаборатории ГОУ ВПО НГМУ. Экспериментальные животные были разделены на 7 групп: 1 группа − контроль; 2 группа − 5 часов с момента перегревания; 3 группа − 1-е сутки с момента перегревания; 4 группа − 3-и сутки с момента перегревания; 5 группа − 7-е сутки с момента перегревания; 6 группа − 14-е сутки с момента перегревания; 7 группа − 21-е сутки с момента перегревания. Разогревание крыс производилось в полном соответствии со «Способом экспериментального моделирования общей гипертермии у мелких лабораторных животных» [4] при погружении объекта исследования в горячую воду (45 °С) до уровня шеи до достижения ректальной температуры 43,5 °С (стадия теплового удара). Забор биологического материала осуществлялся под внутрибрюшинным наркозом тиопенталом Na. Лимфу получали из цистерны Хили с помощью аспирационного отсоса по методике [1]. Венозную кровь забирали из нижней полой вены. Биологический материал центрифугировали при 3000 об/мин в течение 10 минут.

Спектрофотометрическим методом в плазме крови и лимфе животных определяли концентрации общего холестерина (ммоль/л), малонового диальдегида (нмоль/л), диеновых конъюгатов (ДК) гидроперекисей, кетодиенов и сопряженных триенов (усл. ед. опт. пл.). Плазменно-лимфатический индекс выражали в усл. ед. как отношение значения показателя в плазме крови к значению показателя в лимфе [5]. Анализ данных осуществлялся на PC CPU Intel P-II 750 МГц Celeron в среде Windows с использованием прикладной программы SPSS 12.0 и Microsoft Excel версии 1998. Определяли средние арифметические величины и стандартные ошибки средних арифметических (М+m). Значимость различий средних арифметических ранжированных критериев при нормальном распределении оценивалась с помощью критериев t-Стьюдента, c2-Пирсона.

Результаты исследования. В течении постгипертермического периода выделяли две фазы: «катаболическую», соответствующую острому периоду после общей управляемой гипертермии и продолжающуюся с первых часов до 3-х суток, и «анаболическую», соответствующую восстановительному периоду после общей управляемой гипертермии и продолжающуюся с 7-х по 21-е сутки [8]. С помощью плазменно-лимфатического индекса оценивали состояние сорбционно-транспортной функции лимфатического русла в различные сроки постгипертермического периода, что позволяло судить о выраженности проявления катаболизма и развитии эндотоксикоза [3].

Анализ динамики плазменно-лимфатических индексов изучаемых показателей показал исключительную вовлеченность в обменные нарушения лимфатической системы, что, вероятно, было связано с «компенсацией перераспределения» в системе «кровь − ткань – лимфа», при которой функциональная нагрузка распределялась между аналогичными элементами системы для снижения ее до нормы адаптации.

Данные эксперимента свидетельствуют, что значение плазменно-лимфатического индекса общего холестерина снижалось через 5 часов с момента перегревания на 13,67 % и на 14-е сутки эксперимента на 23,74 %. В остальные сроки постгипертермического периода уровень плазменно-лимфатического индекса общего холестерина оставался стабильным. Значения плазменно-лимфатического индекса триглицеридов в остром периоде после общей управляемой гипертермии (5 часов, 1-е и 3-и сутки эксперимента) были снижены по сравнению со значением показателя в контрольной группе: на 9,84 %, на 4,1 % и на 15,57 % соответственно. Минимального значения показатель достигал в сроке 7 суток с момента перегревания, когда его значение было ниже базисного уровня на 23,77 %. В восстановительном периоде после общей управляемой гипертермии уровень плазменно-лимфатического индекса триглицеридов значительно превышал контрольный на 14-е сутки на 207,38 % и на 21-е сутки на 104,92 % (р < 0,01). В первые часы с момента перегревания плазменно-лимфатический индекс малонового диальдегида снижался на 51,25% относительно контрольных значений. В другие сроки эксперимента уровень плазменно-лимфатический индекс малонового диальдегида тяготел к контрольному значению. Значения плазменно-лимфатического индекса диеновых конъюгатов и сопряженных кетотриенов были значительно снижены на всем протяжении постгипертермического периода. Плазменно-лимфатический индекс диеновых конъюгатов снижался в диапазоне от 28,36 до 38,06 %. Минимальное значение плазменно-лимфатического индекса сопряженных кетотриенов было зафиксировано на 3-и сутки эксперимента, когда значение показателя было ниже контрольной величины на 44,74 % (р < 0,05).

В остром периоде после общей управляемой гипертермией было отмечено снижение плазменно-лимфатического индекса общего холестерина на 13,67 % и плазменно-лимфатического индекса триглицеридов на 9,84 % в первые часы после перегревания, что свидетельствовало об интенсификации процессов липидной пероксидации в лимфатическом русле, и подтверждалось снижением плазменно-лимфатического индекса конечного продукта липидной пероксидации − диеновых конъюгатов в этом сроке наблюдения на 51,25 %. Низкий уровень плазменно-лимфатического индекса продуктов перекисного окисления липидов был связан, по-видимому, с тем, что лимфатическая система выполняла в этом сроке постгипертермического периода «разгрузочную» (демпферную) функцию, что частично снижало проявления токсемии [1].

На 21-е сутки постгипертермического периода происходило перераспределение продуктов перекисного окисления липидов в системе «плазма – лимфа», что подтверждалось снижением плазменно-лимфатического индекса малонового диальдегида на 27,5 %, плазменно-лимфатического индекса диеновых конъюгатов на 28,36 %, плазменно-лимфатического индекса сопряженных кетотриенов на 4,39 %. Снижение плазменно-лимфатического индекса продуктов перекисного окисления липидов в восстановительном периоде после общей управляемой гипертермии свидетельствовало, с одной стороны, об активации защитной функции лимфатической системы, которая принимала на себя «львиную» долю токсических продуктов перекисного окисления, с другой стороны о том, что при развитии эндотоксикоза кровеносное русло «очищалось» быстрее, чем лимфатическое [2]. Дренажно-эвакуаторная функция лимфатического русла при активации процессов перекисного окисления липидов после общей управляемой гипертермии обеспечивала длительную циркуляцию в лимфе малонового диальдегида, диеновых конъюгатов и сопряженных кетотриенов, что свидетельствовало о преобладании токсилимфии, а не токсемии и выраженном продолжительном эндотоксикозе после перегревания, который не разрешался в обозначенные сроки восстановительного периода общей управляемой гипертермии [6].

Заключение. Реакция лимфатической системы после общей управляемой гипертермии концептуально соответствовала понятию «лимфатического ресетинга», т. е. системной перестройки структурно-функциональных параметров на качественно новом уровне жизнеобеспечения, при котором компоненты лимфатической системы принимают на себя дополнительные функции, ранее им несвойственные либо невостребованные. Проведенные исследования позволили констатировать реализацию в постгипертермическом периоде «феномена лимфоаттракции» (от латинского «attrachere» − притягивать), т. е. избирательного или селективного накопления в лимфе метаболитов, в частности метаболитов липидного обмена. С точки зрения адаптационных процессов, «лимфатический ресетинг» отражал высокую цену (правда, совершенно необходимую) адаптации, поскольку для компенсации имеющихся метаболических изменений включалось большое количество структурных единиц лимфатической системы, которые функционировали достаточно продолжительный период времени.

Конгруэнтность ряда параметров липидного обмена после общей управляемой гипертермии позволила говорить об универсальности и общебиологической закономерности выявленных нарушений, равно как «лимфатический ресетинг» и «лимфоаттракция» давали возможность выделить унифицированные паттерны реагирования лимфатической системы в критических ситуациях.

 

Литература.

15.    Бородин Ю.И., Григорьев В.Н., Ефремов А.В. Способ забора лимфы у мелких лабораторных животных // Актуальные вопросы патофизиологии лимфатической системы. − Новосибирск, 1995. − С. 9-10.

16.    Буянов В.М., Алексеев А.А. Лимфология эндотоксикоза. − Медицина, 1990. − 272 с.

17.    Ефремов А.В., Антонов А.Р., Бородин Ю.И. Лимфатическая система, стресс, метаболизм. − Новосибирск: Изд-во СО РАМН, 1999. 194 с.

18.    Ефремов А. В., Пахомова Ю. В., Пахомов Е. А., Ибрагимов Р. Ш., Шорина Г. Н. Патент 2165105 Российская Федерация. Способ экспериментального моделирования общей гипертермии у мелких лабораторных животных. – Изобретения. Полезные модели. – 2001. – № 10.

19.    Макаров Д.В. Гемолимфатическое отношение показателей липидного обмена при синдроме длительного сдавливания: автореф. дис. : канд. мед. наук. − Новосибирск, 1996. − 15 с.

20.    Масленникова М.А. Роль нарушений обмена микроэлементов в формировании посттравматического повреждения миокарда : автореф. дис. : канд. мед. наук. − Новосибирск, 2001. − 20 с.

21.    Пахомова Ю. В. Системные механизмы метаболизма при общей управляемой гипертермии (экспериментальное исследование) : дис. … д-ра мед. наук / Ю. В. Пахомова. – Новосибирск, 2006. 280 c.

22.    Травматическая болезнь / под ред. И.И. Дерябина, О.С. Насонкина. − Л.: Медицина, 1987. − 304 с.

 

 

Изучение морфофункционального состояния лимфатических узлов крыс при общей управляемой гипертемии

Зайцев С.А., Пахомова Ю.В. д.м.н.,

Овсянко Е.В., Астафьева К.А., Долотова Н.В.

 

 

Введение. Известно, что  лимфатическая система, и в частности лимфатические узлы, является одной из основных специализированных и саморегулирующихся систем, занимает важное место в комплексной оценке механизма биологического действия на организм различных дестабилизирующих факторов, принимает участие в жизнедеятельности органов и тканей, их эндоэкологии, патогенезе и саногенез. Лимфатические узлы являются одним из наиболее крупных компартментов системы мононуклеарных фагоцитов, обладающих высокой способностью поглощения и деполимеризации продуктов деструкции клеток [2].  Лимфатическим узлам в силу их функционального предназначения отводится значимая роль в патогенезе и развитии большинства заболеваний. Лимфатические узлы являются одной из основных специализированных и саморегулирующихся систем, занимают важное место в комплексной оценке механизма биологического действия на организм различных дестабилизирующих факторов, в том числе и общей управляемой гипертермии. При этом в лимфатических узлах осуществляется дренаж тканей и биологическая обработка лимфы [8 На основании анализа литературных данных известно, что в лимфатических узлах при общей управляемой гипертермии отмечаются нарушения микрогемоциркуляции и лимфоциркуляции в различные сроки после перегревания; отек лимфоидной ткани, обусловленный спазмом прекапиллярных артериол и расширением посткапиллярных венул; увеличение емкости синусов, что обуславливает повышение транскапиллярной возможности лимфатических узлов [4]. В лимфу раньше, чем в кровь, поступают не только эндогенные, но и экзогенные токсины, наблюдаемые при этом токсемия и токсиколимфия сопровождаются ухудшением гемоциркуляции, что проявляется в нарушении микроциркуляторного гомеостаза [7]. Таким образом, при патологических состояниях, сопровождающихся клеточной деструкцией, именно лимфогенный путь поступления в кровоток продуктов катаболизма является приоритетным. К числу таких состояний, несомненно, относится и общая управляемая гипертермия [5].

Цель исследования. Целью настоящего исследования являлось изучение морфологических изменений висцеросоматических лимфатических узлов при общей управляемой гипертермии.

Методы исследования. Исследования проведены на 80 крысах-самцах линии Wistar (возраст 2,5 мес.), полученных в Центральной научно-исследовательской лаборатории ГОУ ВПО НГМУ. Экспериментальные животные были разделены на 4 группы: 1 группа – контроль (n = 20); 2 группа – 3-и сутки с момента перегревания (n = 20); 3 группа – 7-е сутки с момента перегревания (n = 20); 4 группа – 14-е сутки с момента перегревания (n = 20). Разогревание крыс производилось однократно в полном соответствии со «Способом экспериментального моделирования общей гипертермии у мелких лабораторных животных» [3] при погружении объекта исследования в горячую воду (45 С) до уровня шеи до достижения ректальной температуры 43,5 С (стадия теплового удара). Экспериментальных животных содержали на стандартном рационе со свободным доступом к пище и воде.

Изучали структурно-функциональные изменения подвздошного лимфатического узла, регионарного для области лимфосбора нижних конечностей и органов малого таза в сроки на 3-и, 7-е и 14-е сутки после проведения процедуры. Взятие лимфатических узлов, изготовление и окраску гистологических препаратов (гематоксилином Майера-эозином) производили по стандартным методикам. Морфометрический анализ светооптических препаратов производили с помощью микроскопа МБС-10 при увеличении в 32 раза с помощью окулярной морфометрической вставки, представляющей собой закрытую квадратную тестовую систему площадью 14,06 мм², методом точечного счета [1]. Определяли площади основных компонентов узла: общую площадь лимфатического узла, площади краевого синуса, капсулы, коркового и мозгового вещества, лимфоидных узелков с герминативными центрами и без них, паракортикальной зоны, подкапсулярной зоны, коркового плато, мозговых тяжей и мозговых синусов. В лимфоидных узелках с герминативными центрами определяли площади герминативных центров и мантии. Измеряли и рассчитывали отношение абсолютной площади лимфоидных узелков с герминативными центрами и без них (ЛУ2/ЛУ1-индекс). Измеряли и рассчитывали отношение абсолютной площади коркового и мозгового вещества (К/М-индекс) [1]. Статистическую обработку полученных результатов производили с использованием пакета статистических программ «SPSS 16.0 for Windows». Эксперименты были выполнены с соблюдением принципов гуманности в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приказ Минздрава СССР от 12.08.77).

Результаты исследований. Известно, что при действии ряда дестабилизирующих факторов увеличивается объем интерстициальной жидкости в корнях лимфатической системы, усиливая продукцию лимфы. При ОУГ происходит усиление дренажной функции лимфатической системы за счет увеличения минутной производительности лимфангиона [6]. Об усиленной лимфопродукции и соответственно повышенной возможности транспортной функции подвздошного лимфатического узла в условиях общей управляемой гипертермии по сравнению с интактным уровнем свидетельствовали на протяжении всего срока эксперимента увеличение показателя его общей площади как за счет коркового, так и за счет мозгового вещества. При этом максимальное увеличение показателей площади мозгового вещества происходило на 3-и сутки после общей управляемой гипертермии. Увеличение емкости лимфатических синусов явилось морфологической предпосылкой повышения его транспортной функции в результате увеличения лимфообразования, обусловленного местным раздражением кожных покровов, и повышением скорости лимфотока. Максимальное увеличение показателей площадей мозговых синусов отмечалось после 3-х суток эксперимента. На 7-е сутки показатели площадей мозговых синусов снижались, но оставались еще достоверно выше исходного уровня.

К/М-индекс также снижался, в большей мере на 3-и сутки эксперимента при общей управляемой гипертермии. Это позволило отнести лимфатический узел к промежуточному типу, выполняющему в большей мере дренажно-детоксикационную функцию. В дальнейшем данный показатель увеличивался и достигал контрольного уровня, тип лимфоузла вновь становился компактным.

Отмечено увеличение на протяжении всего срока эксперимента показателей площадей лимфоидных узелков с герминативными центрами и без них, подкапсулярной зоны, мозговых тяжей, а также увеличение показателей площадей паракортикальной зоны и коркового плато на 3-и сутки после воздействия общей управляемой гипертермии по сравнению с соответствующими показателями подвздошных лимфатических узлов интактных животных. По-видимому, данные изменения могут косвенно свидетельствовать об активации клеточного и гуморального иммунитета в связи с развитием эндотоксикоза в ранние сроки после общей управляемой гипертермии за счет высокой концентрации в плазме крови и тканях токсических метаболитов, образующихся вследствие клеточной деструкции при активации протеолиза.

Заключение. Известно, что все реакции лимфатической системы (включая и метаболические) в экстремальных условиях концептуально объединяются в понятие «лимфатического ресетинга», т. е. системной перестройки структурно-функциональных параметров на качественно новом уровне жизнеобеспечения, при котором компоненты лимфатической системы принимают на себя дополнительные функции, ранее им несвойственные либо невостребованные.

Таким образом, концепция «лимфатического ресетинга», являющегося системной реакцией организма, позволяет не только подчеркнуть активную роль лимфатической системы как элемента компенсации и коррекции метаболических нарушений при критических состояниях, но и выделить физиологические аспекты адаптации к стрессу лимфатической системы. С точки зрения адаптационных процессов, «лимфатический ресетинг» отражает высокую цену (правда, совершенно необходимую) адаптации, поскольку для компенсации имеющихся эндокринно-метаболических изменений включается большое количество структурных единиц лимфатической системы, которые функционируют достаточно продолжительный период времени. Усугубление тяжести повреждения приводит к срыву адаптации, но даже имеющиеся адаптивные изменения становятся звеньями патогенеза. Выявленные в ходе эксперимента изменения структурной организации подвздошного лимфатического узла, возникающие в различные сроки постгипертермического периода, свидетельствуют об участии этого органа в формировании компенсаторно-приспособительной реакции организма при действии экстремально высокой внешней температуры. Вероятно, это связано с «компенсацией перераспределения» в системе «кровь – ткань – лимфа – лимфатический узел», когда функциональная нагрузка распределяется между аналогичными элементами системы для снижения ее до нормы адаптации.

 

Литература.

1.                       Буянов В. М. Лимфология эндотоксикоза / В. М. Буянов, А. А. Алексеев. – М. : Медицина, 1990. – 272 с.

2.                       Ефремов А. В. Лимфатическая система, стресс, метаболизм / А. В. Ефремов, А. Р. Антонов, Ю. И. Бородин. – Новосибирск : Изд-во СО РАМН, 1999. – 194 с.

3.                       Ефремов А. В., Пахомова Ю. В., Пахомов Е. А., Ибрагимов Р. Ш., Шорина Г. Н. Патент 2165105 Российская Федерация. Способ экспериментального моделирования общей гипертермии у мелких лабораторных животных. – Изобретения. Полезные модели. – 2001. – № 10.

4.                       Зайко Т. М. Лимфатические узлы в условиях общей гипертермии (морфо-функциональное исследование) : автореф. дис… канд. мед. наук / Т. М. Зайко. – Новосибирск, 1987. – 17 с.

5.                       Масленникова М. А. Эндокринно-метаболические особенности тканевой адаптации миокарда в динамике синдрома длительного сдавления (экспериментальное исследование) : дис. … д-ра мед. наук / М. А. Масленникова. – Новосибирск, 2006. – 288 с.

6.                       Орлов Р.С. Деятельность лимфатических сосудов в условиях стрессорных экспериментальных воздействий / Р. С. Орлов, Н. П. Ерофеев // Физиол. журн. – 1994. – Т. 80, №2. – С. 34–48.

7.                       Пахомова Ю. В. Системные механизмы метаболизма при общей управляемой гипертермии (экспериментальное исследование) : дис. … д-ра мед. наук / Ю. В. Пахомова. – Новосибирск, 2006. 280 c.

8.                       Сапин М. Р. // Морфология. – 1997. – Т. 112, № 5. – С. 8487.

 

 

 

 

К вопросу изучения степени нарушения баланса системы «оксиданты-антиоксиданты» в плазме крови крыс в динамике развития саркомы walker-256

Овсянко Е.В., Пахомова Ю.В.,

Дмитриева К.К., Игнатова А.В.

 

В сыворотке крови содержится масса провоспалительных факторов, которые в свою очередь встречают противодействие со стороны антивоспалительной активности сыворотки [2, 3]. В настоящем исследование, с одной стороны, были использованы такие методические подходы, которые позволяют оценивать общую флогогенную активность сыворотки крови по ее способности усиливать кислородзависимую биоцидность лейкоцитов, в результате которой активируются процессы перекисного окисления липидов (ПОЛ). С другой стороны, усиление свободно-радикальных реакции в физиологических условиях в тканях уравновешивается активностью внутри- и внеклеточных антиоксидантов, формируя определенный оптимальный уровень про- и антиоксидантного равновесия [1].  Отсюда, для объективной оценки активности патологического процесса с усилением реакции свободно-радикального окисления необходимо учитывать механизмы компенсации с определением состояния антиоксидантного статуса. В патогенезе, как самих опухолевых заболеваний, так и осложнений их лечения важную роль играет соотношение про- и антиоксидантного статуса организма.

Цель исследования: установление степени нарушения баланса «оксидант-антиоксидант» в организме крыс в динамике развития саркомы Walker-256 изучалось состояние про- и антиоксидантного статуса в плазме крови.

Материалы и методы. Исследование проводили крысах-самцах линии Вистар, массой 180–200 г, полученных из вивария ЦНИЛ университета. Эксперименты были выполнены с соблюдением принципов гуманности в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приказ Минздрава СССР от 12.08.77). Суспензию клеток перевиваемой карциносаркомой Walker-256 вводили в мышцу бедра в дозе 106 клеток, концентрация была выбрана в соответствии с рекомендациями [4]. Размеры опухоли измеряли штангенциркулем в трех взаимно перпендекулярных направлениях и их перемножением определяли объем. Животных держали при фиксированном световом режиме (свет – темнота 12:12 с включением освещения в 8.00 и выключением в 20.00) и максимально стандартизированной окружающей температурой. В каждой группе 7-10 крыс. Для получения сыворотки крови их декапитировали под эфирным наркозом, спустя пять суток с момента перевивки опухоли, на 3-е, 7-е и 14-е сутки экспериментальных исследований. Проаксидантную активность (ПОА) сыворотки крови определяли с помощью лейкоцитарных тестов, общую антиоксидантую активность (АОА) плазмы крови определяли с помощью хемилюминометра (ХЛ)  по степени торможения суммарной ХЛ светимости, запускаемой 3% Н2О2.

            Анализ данных вели на PC CPU Intel P-II 750 МГц Celeron в среде Windows по программе SPSS 16.0 и Microsoft Excel версии 1998. Тестирование параметров распределения проводилось с помощью критерия Колмогорова – Смирнова. При работе с базой данных велось определение средней арифметических величин и стандартных ошибок средних арифметических (М±m). Значимость различий средних арифметических ранжированных критериев при нормальном распределении оценивалась с помощью t-критерия Стьюдента. За достоверность различий принималось значение p<0,05.

       Результаты и обсуждение. Результаты оценки общей прооксидантной активности (ПОА) сыворотки крови интактных крыс и животных с экспериментальной саркомой Walker-256 представлены. Среднее значение общей ПОА сыворотки крови интактных крыс составило 0,28±0,003 усл.ед. В динамике развития саркомы Walker-256 величина общей ПОА сыворотки крыс на всех сроках наблюдения достоверно превышала среднее контрольное значение. Так, на 3-и сутки развития саркомы Walker-256 отмечена максимально высокая величина общей ПОА сыворотки крови и в среднем она составляла 0,56±0,01 усл.ед., что в 2,3 раза было выше, чем в контроле (p<0,01). На последующих сроках наблюдения у крыс с саркомой  Walker-256 ПОА сыворотки крови  снижалась: к 7-м и 14-м суткам наблюдения ее средние значения превышали контроль соответственно в 1,6 и 1,5 раза и в среднем составили 0,38±0,005 и 0,33±0,004 усл.ед. (в обоих случаях p<0,05).

В результате определения вторичных, стабильных продуктов ПОЛ в динамике развития саркомы Walker-256 был выявлен примерно одинаковый характер изменений в содержании малонового диальдегида (МДА) и диеновых конъюгатов (ДК) в сыворотке крови крыс. Так, уровень МДА в сыворотке крови крыс контрольной группы в среднем составил 0,06±0,004 нг/мл. В то же время на 3-и сутки развития саркомы Walker-256 уровень МДА в сыворотке крови крыс достоверно возрастает и достигает до 0,077±0,006 нг/мл (p<0,05). Однако, на 7-е сутки его содержание было ниже контроля, но статистически недостоверно, а к 14-м суткам наблюдения – достигает до контрольных цифр (соответственно 0,039±0,015 и 0,056±0,005 нг/мл).

Уровень диеновых конъюгатов (ДК) в сыворотке крови крыс контрольной группы в среднем составил 0,39±0,028 нг/мл. Так же как и МДА, к 3-м суткам развития саркомы Walker-256 уровень ДК в сыворотке крови крыс достоверно возрастает и достигает до 0,44±0,015 нг/мл (p<0,05). На последующих сроках исследования уровень ДК в сыворотке крови постепенно снижается. Содержание ДК на 7-е сутки развития саркомы Walker-256 в среднем составил 0,41±0,046 нг/мл, а к 14-м суткам наблюдения практически не отличалось от контрольных величин (0,38±0,025 нг/мл).

Таким образом, на ранних сроках развития саркомы Walker-256 значительно повышается общая ПОА в сыворотке крови крыс, что свидетельствует об активации свободно-радикальных реакции ПОЛ, которые подтверждаются данными определения МДА и ДК.

       Среднее значение общей антиоксидантной активности (АОА) сыворотки крови интактных крыс составило 9,6±0,08 усл.ед. В динамике развития саркомы Walker-256 величина общей АОА сыворотки крыс на всех сроках наблюдения достоверно была ниже, чем у крыс контрольной группы. На 3-и сутки развития саркомы Walker-256 величина общей АОА сыворотки крови была ниже контрольных величин в 1,3 раза и в среднем она составила 7,38±0,06 усл.ед. (p<0,05). На последующих сроках наблюдения у крыс с саркомой  Walker-256 общая АОА сыворотки крови продолжала снижаться. Так, к 7-м и 14-м суткам наблюдения средние величины общей АОА сыворотки крови крыс с саркомой Walker-256 были ниже контроля соответственно в 2,4 и 1,6 раза и в среднем составили 4,0±0,03 и 6,0±0,05 усл.ед. (в обоих случаях p<0,01) (рис. 4).

  Таким образом, в динамике развития саркомы Walker-256 выявлено закономерное снижение общей АОА сыворотки крови. При этом наиболее значимое снижение общей АОА сыворотки крови наблюдается к 7-м суткам развития саркомы Walker-256. Эти результаты согласуются с известными фактами о том, что опухолевая ткань способна к накоплению естественных и природных антиоксидантов, в результате чего в самой опухоли происходит подавление ПОЛ, а в нормальных тканях снижается антиоксидантная защита и повышается уровень активных метаболитов кислорода (АМК).

       Для оценки баланса в системе «оксиданты-антиоксиданты» были произведены расчеты коэффициента соотношения (КС) между показателями ПОА и АОА сыворотки крови крыс. Расчет данного параметра обусловлен тем, что в научной литературе активно используется термин «окислительный стресс», который отражает дисбаланс в системе «оксиданты-антиоксиданты» в сторону усиления окислительных процессов.

       Результаты расчета коэффициента соотношения (КС) ПОА и АОА сыворотки крови крыс в динамике развития саркомы Walker-256 выглядели следующим образом. В группе интактных крыс КС ПОА и АОА сыворотки крови в среднем составил 2,48±0,03 усл.ед. В динамике развития саркомы Walker-256 величина КС ПОА и АОА сыворотки крови крыс значительно превышала контрольные цифры. Так, на 3-и, 7-е и 14-е сутки развития саркомы Walker-256 средние величины КС ПОА и АОА сыворотки крови крыс соответственно составили 7,42±0,09, 9,53±0,11 и 5,56±0,07 усл.ед. Видно, что максимальное значение КС ПОА и АОА сыворотки крови крыс наблюдается к 7 сут развития саркомы Walker-256.

            Таким образом, на всех сроках развития саркомы Walker-256 наблюдается достоверное повышение коэффициента соотношения (КС) ПОА и АОА сыворотки крови крыс, свидетельствующее о смещении баланса в системе «оксиданты-антиоксиданты» в сторону оксидантов, что говорит о развитии окислительного стресса.

 

Литература.

1.              Ефремов А.В., Мичурина С.В., Начаров Ю.В. и др. Изменение активности перекисного окисления липидов у животных с карциносаркомой Walker-256 под влиянием различных методов лечения // Вестник новых медицинских технологий – 2008 – Т. ХV, № 3 – С. 22-24

2.              Окислительный стресс: Патологические состояния и заболевания / Меньщикова Е.Б., Зенков Н.К., Ланкин В.З. и др. -Новосибирск: АРТА, 2008.- 284 с.

3.              Пальмина Н.П., Мальцева Е.Л., Курнакова Н.В., Бурлакова Е.Б. Влияние альфа-токоферола в широком спектре концентраций (10-2 - 10-17 М) на активность протеинкиназы С. Связь с пролиферацией и опухолевым  ростом // Биохимия, 1994, т. 59, Вып. 2, с. 193-200

4.              Хегай И.И., Попова Н.А., Иванова Л.Н. Влияние экспрессии гена вазопрессина на рост карциносаркомы Walker 256 у крыс // Генетика.– 2000.– Т.42, №7.– С.993–995.

 

 

 

Оценка состояния системы антиоксидантной защиты у лабораторных животных с карциносаркомой Walker-256 под влиянием различных видов терапии

Овсянко Е.В., Пахомова Ю.В.,

Дмитриева К.К., Игнатова А.В.

 

Введение. Согласно современным научным взглядам свободные радикалы играют важную роль как в инициации канцерогенеза (вызывая модификацию ДНК), так и на уровне длительно протекающей стадии промоции опухолевого роста, когда инициированная клетка постепенно приобретает фенотипические черты злокачественных клеток [1]. Экспериментальные исследования, в которых изучалась кинетика радикальных реакций при опухолевом росте, подтверждают данную гипотезу. Так, было обнаружено, что свободный радикал окиси азота (NO*) способен оказывать повреждающее действие на структуру ДНК, окисляя ее основания, гидроксилируя метильную группу тимина и превращая гуанин в 8–оксипроизводное. Избыточное образование генотоксических соединений в этих условиях повышает вероятность мутации супрессорного гена р53, контролирующего апоптоз, а это, в свою очередь, повышает вероятность выживания клеток, инициированных сублетальными дозами канцерогена, которые способны в процессе воздействия промоторов и последующих фенотипических изменений дать начало злокачественному клону [1].

Считается, что канцерогенез сопровождается фазовой динамикой свободнорадикальных реакций в прогрессии опухолевого роста. Происходящие сдвиги в активности свободнорадикальных реакций тесным образом связаны с изменением содержания в тканях организма - опухоленосителя антиоксидантов [3]. Отмечено, что опухолевые ткани часто содержат более низкие концентрации свободнорадикальных соединений в сочетании с относительно высоким содержанием антиоксидантов (аскорбиновой кислоты, глютатиона) и активностью протеин-киназы С (PKC), являющейся ключевым ферментом злокачественности [4]. Однако было показано, что α-токоферол ингибирует активность PKC вследствие предотвращения аутофосфорилирования фермента, которое является необходимым для активности или дефосфорилированием PKC протеиновой фосфатазой PP2A, которая активизируется витамином Е. Среди аналогов витамина E, сукцинат α-токоферола, оказался мощным апоптогеном, механизм действия которого использует различные пути передачи сигналов: связанные с трансформирующим фактором роста бета, Fas и митоген-активированную протеин-киназу и сцепленный с фактором некроза опухоли лиганд Apo2 [6]. Все эти данные дают основание считать, что в развитии злокачественных опухолей большое значение имеют как характер и динамика протекания свободнорадикальных реакций, так и состояние антиоксидантной регуляторной системы. С другой стороны, использование химических и физических методов противоопухолевой терапии часто способствует увеличению интенсивности свободно­радикальных реакций в организме. Поэтому представляется вполне целесообразным провести исследование особенностей изменения состояния антиоксидантного потенциала на разных этапах экспериментального опухолевого роста и под влиянием современных методов терапии.

Цель исследования. Цель настоящего исследования было изучение содержания жирорастворимых антиоксидантов в сыворотке крови у крыс с линейно-неспецифической карциносаркомой Walker-256 в динамике и на фоне применения общей управляемой гипертермии, циклофосфана и мелатонина.

Материалы и методы исследования. Исследование проводили крысах-самцах линии Вистар, массой 180–200 г, полученных из вивария ЦНИЛ университета. Эксперименты были выполнены с соблюдением принципов гуманности в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приказ Минздрава СССР от 12.08.77). Суспензию клеток перевиваемой карциносаркомой Walker-256 вводили в мышцу бедра в дозе 106 клеток, концентрация была выбрана в соответствии с рекомендациями [5]. Размеры опухоли измеряли штангенциркулем в трех взаимно перпендекулярных направлениях и их перемножением определяли объем. Животных держали при фиксированном световом режиме (свет – темнота 12:12 с включением освещения в 8.00 и выключением в 20.00) и максимально стандартизированной окружающей температурой. Циклофосфан (Ц) вводился однократно из расчета 25 мг/кг внутрибрюшинно. Мелатонин (М) – 0,3 мг/кг внутрибрюшинно в течение 14 суток.  Разогревание крыс производилось однократно по «Способу экспериментального моделирования общей гипертермии у мелких лабораторных животных» [2] при погружении объекта исследования в горячую воду (45 °С) до уровня шеи до достижения ректальной температуры 43,5 °С (стадия теплового удара). Процедуру общей управляемой гипертермии, ведение циклофосфана и мелатонина начинали с 5-х суток введения опухолевых клеток.

Экспериментальные животные были разбиты на контрольную (интактные крысы) и опытные (крысы с карциносаркомой Walker-256 в динамике и получавшие ОУГ, циклофосфан, мелатонин) группы (n=7–10 крыс). Для получения сыворотки крови их декапитировали под эфирным наркозом на 7-е и 14-е сутки экспериментальных исследований. Содержание жирорастворимых антиоксидантов (ретинола и α-токоферола) в сыворотке крови определяли методом высокоэффективной жидкостной хроматографии.

Анализ данных вели на PC CPU Intel P-II 750 МГц Celeron в среде Windows по программе SPSS 16.0 и Microsoft Excel версии 1998. Тестирование параметров распределения проводилось с помощью критерия Колмогорова – Смирнова. При работе с базой данных велось определение средней арифметических величин и стандартных ошибок средних арифметических (М±m). Значимость различий средних арифметических ранжированных критериев при нормальном распределении оценивалась с помощью t-критерия Стьюдента. За достоверность различий принималось значение p<0,05.

Результаты исследования. Рассматривая динамику содержания жирорастворимых антиоксидантов при опухолевой прогрессии следует отметить, что у крыс с карциносаркомой Walker-256 в крови уровень α-токоферола на 7-е и 14-е сутки эксперимента был на 57% и 60% ниже, чем в контроле (p < 0,05). Аналогичная закономерность наблюдалась и для содержания ретинола, величина которого в крови крыс с карциносаркомой Walker-256 на 7-е и 14-е сутки эксперимента был на 45% и 38% ниже, чем в контроле (p < 0,05).

Одним из перспективных направлений в противоопухолевой терапии сегодня является общая управляемая гипертермия (ОУГ) . Влияние ОУГ на трансмембранный перенос и метаболизм может привести к преодолению лекарственной устойчивости и повышению иммуногенности опухоли. Не являясь канцерогенным и мутагенным агентом, гипертермия может вызвать в опухоли как апоптоз, так и некроз, что весьма обнадеживающим представляется ее включение в схемы лечения.

На фоне применения ОУГ у крыс с карциносаркомой Walker-256 концентрация жирорастворимых антиоксидантов в сыворотке крови на протяжении всего эксперимента имела четкую тенденцию к снижению. Так, содержание α-токоферола на 7-е и 14-е сутки было в 3,3 и 3,7 раза, а ретинола в 1,3 и 2,1 раза ниже значений, определенных у интактных животных (p < 0,05). Причем уровень последнего антиоксиданта в крови у крыс с карциносаркомой Walker-256 при ОУГ на 14-е сутки был достоверно меньше, по сравнению с показателями у этих животных на 7-е сутки эксперимента (p < 0,05).

Применение циклофосфана у крыс с карциносаркомой Walker-256 также сопровождалось уменьшением содержания жирорастворимых антиоксидантов в крови. Так, на 7-е сутки эксперимента уровень α-токоферола и ретинола был ниже величин в контроле на 49% и 43% соответственно (p < 0,05). На 14-е сутки эксперимента низкое содержание жирорастворимых антиоксидантов в крови сохранялось, что может быть связано не только с особенностями опухолевого роста, но и действием циклофосфана в организме. Известно, что метаболиты циклофосфана индуцируют перекисное окисление липидов, продукты которого нарушают структуру и функции мембран, что, в свою очередь, способствует ускоренному расходованию антиоксидантов в свободнорадикальных реакциях. Поэтому обоснованным является дополнительное использование в полихимиотерапии опухолей соединений, в частности мелатонина, обладающих антиоксидантным действием. Обнаружено, что мелатонин является более эффективным ингибитором гидроксильного (*ОН) и пероксильного (ROO*) радикалов, чем глютатион и витамин Е. Он и его метаболиты (6-гидроксимелатонин) беспрепятственно проникают в клетки и защищают нуклеиновые кислоты, липиды и белки от повреждения свободными радикалами. Выявлено также, что мелатонин может ингибировать NO-синтетазу и усиливать экспрессию генов, ответственных за синтез Cu-Zn-зависимой СОД .

Использование мелатонина у крыс с карциносаркомой Walker-256 приводило к сохранению на относительно высоком уровне жирорастворимых антиоксидантов в крови к 7-м и 14-м суткам эксперимента. Аналогичная закономерность наблюдалась для содержания α-токоферола в крови животных и при сочетанном использовании в терапии циклофосфана и мелатонина. Хотя со стороны содержания ретинола наблюдалось уменьшение его концинтрации в крови как на 7-е, так и 14-е сутки эксперимента (p < 0,05).

Сходная закономерность в отношении изменения содержания жирорастворимых антиоксидантов в крови животных на протяжении всего опыта наблюдалась у крыс с карциносаркомой Walker-256, получавших ОУГ, циклофосфан и мелатонин. Так, уровень α-токоферола на 7-е и 14-е сутки был на 35% и 66%, а ретинола на 31% и 29% ниже, чем животных контрольной группы (p < 0,05). Причем содержание α-токоферола в крови крыс с карциносаркомой Walker-256, получавших ОУГ, циклофосфан и мелатонин, на 14-е сутки было достоверно ниже, по сравнению с показателями на 7-е сутки эксперимента (p < 0,05).

Заключение. Таким образом, полученные данные позволяют заключить, что используемые в проведенных исследованиях методические подходы противоопухолевой терапии оказывают различное влияние на динамику содержания жирорастворимых антиоксидантов в организме экспериментальных животных. Если использование ОУГ и циклофосфана сопровождается снижением уровней α-токоферола и ретинола в крови крыс с карциносаркомой Walker-256, то добавление мелатонина к лечению сохраняет их содержание. Следовательно, одним из перспективных путей повышения эффективности лечения злокачественных новобразований может быть сохранение высокой активности антиоксидантной регуляторной системы во внеопухолевых клетках и тканях.

 

Литература.

1.      Букин Ю.В., Драудин–Крыленко В.А. Молекулярно–биологические механизмы гастроканцерогенеза и подходы к профилактике рака желудка // Успехи биологической химии, 2000, т. 40, с. 329—356

2.      Ефремов А. В., Пахомова Ю. В., Пахомов Е. А., Ибрагимов Р. Ш. и др. // Способ экспериментального моделирования общей гипертермии у мелких лабораторных животных. – Патент РФ № 2165105. – Бюл. № 10. – 2001.

3.      Кинетика экспериментальных опухолевых процессов.  Эмануэль Н.М. / М.: Наука, 1977, 419 с.

4.      Пальмина Н.П., Мальцева Е.Л., Курнакова Н.В., Бурлакова Е.Б. Влияние альфа-токоферола в широком спектре концентраций (10-2 - 10-17 М) на активность протеинкиназы С. Связь с пролиферацией и опухолевым  ростом // Биохимия, 1994, т. 59, Вып. 2, с. 193-200

5.      Хегай И.И., Попова Н.А., Иванова Л.Н. Влияние экспрессии гена вазопрессина на рост карциносаркомы Walker 256 у крыс // Генетика.– 2000.– Т.42, №7.– С.993–995.

6.      Weber T, Lu M, Andera L, et al. Vitamin E succinate is a potent novel anti-neoplastic agent with high selectivity and cooperativity with tumor necrosis factor-related apoptosis-inducing ligand (Apo2 ligand) in vivo // Clin Cancer Res 2001; 8: 863–869

         

 

 

 

 

 

 

Общие вопросы

 

Критерии воспроизводства кадров системы здравоохранения России

М. Г. Жданова

 

В современном мире лидирующее положение в общественном развитии занимает та страна, которая, обладая кадрами высокой квалификации, способна не только производить новые технологии, но и применять новейшее научное знание в практической деятельности. Стремление занять достойное место на международной арене обуславливает повышение внимания современных государственных деятелей России к проблемам подготовки кадров [1].

Однако, несмотря на внимательное отношение к воспроизводству медицинских кадров на государственном уровне существенного прироста молодых кадров в области (здравоохранения) не произошло. Так, в своем докладе на XIV  отчетной конференции Новосибирской областной ассоциации врачей председатель Правления Новосибирской ассоциации врачей С. Б. Дорофеев отмечал, что «количество специалистов в возрасте 29 лет и моложе в педиатрической службе увеличилось на 1 %, в терапевтической – на  2 % » [2].

Почему молодые кадры, подготовленные для работы в здравоохранении, не идут работать в систему здравоохранения? И почему при окончании школы молодые люди ориентированы на выбор профессии медика в качестве будущей профессии?

В системе воспроизводства кадров, в том числе и здравоохранения, выделяется три критерия, по состоянию которых можно судить о логике развития системы воспроизводства в целом. Два момента относятся к объективным условиям выбора профессиональной деятельности, третий имеет отношение к субъективному условию реализации выбора конкретной профессиональной деятельности.

 Первый критерий – это получение профессионального образования в вузе. На этом этапе в современных условиях развития общества значение имеет получение в процессе образования студентом нового  научного знания. Для этого необходимо, чтобы процентная доля участия ведущих ученых в преподавательском составе вуза превышала 50 %. Тем самым снимается проблема разрыва между новым научным знанием, получаемым в исследовательских лабораториях, и внедрением этого знания в содержание учебного процесса, недопустимая при подготовке кадров для современной социальной системы, и не только медицинских. В данном случае объединение в одном лице ученого и педагога, дает возможность студенту приобщаться к последним достижениям науки уже во время обучения, усваивая и осваивая современные достижения научного сообщества.

Вторым критерием является уровень усвоения молодым поколением еще в процессе обучения в вузе этики профессионального поведения, благодаря которому увеличивается не только коммуникабельность будущего специалиста, но и воспроизводится консолидация профессионального сообщества в целом.

И, наконец, третий критерий – профессиональная реализация, которая проявляется в качестве субъективного желания. Однако по своему содержанию он имеет объективное основание, обусловленное организацией работы в рамках выбираемой профессиональной деятельности и той общей социально-экономической ситуацией, в которой осуществляется профессиональная деятельность. На этом этапе происходит осознанный выбор профессии благодаря сравнению возможностей достижения целей, предоставляемых той или иной отраслью. Сравнение происходит на уровне оценки характера труда, специфики внутри профессиональных отношений и оценки получения вознаграждения за труд. Это может быть не только размер заработной платы, которая дает возможность вести достойный образ жизни самому молодому человеку, обеспечивать его будущей семье, но и возможность осуществления регулирования жизни в государстве, обществе, что так же имеет немаловажное значение для окончательного выбора сферы профессиональной деятельности. Данная оценка у будущего субъекта деятельности происходит уже к четвертому, пятому курсам [3, С. 64].

В поисках ответа на вопрос о социальных основаниях мотивации к профессиональной деятельности молодых людей было проведено небольшое социологическое исследования оснований выбора профессии медика и анализ условий работы в здравоохранении молодого специалиста, способствующих  его закреплению на рабочем месте. В качестве эмпирических материалов для статьи выступили данные по оценке реализации профессионального выбора вторым и пятым курсами педиатрического факультета, полученные в ходе анкетного опроса, проведенного автором весной 2008 г.

Существует тесная связь между процессами получения и реализацией знания в системе подготовки кадров. Превалирование одного из процессов обусловлено потребностью государства или в росте объема нового научного знания с последующим эффективным его использованием в практической деятельности, или подготовке специалистов, имеющих, прежде всего, навык реализации определенной структуры деятельности.

Социально-философский анализ взаимосвязи изменения государственной формы управления и изменения в системе воспроизводства кадрового потенциала позволяет выделить три тенденции подготовки кадров. Во-первых, подготовка специалистов реализующих навык определенной деятельности. Такая тенденция характерна для государственной политики нацеленной на решение практических задач, которые возникают на данном этапе существования общества. Так, в Докладе о мировом развитии за 2007 г. Всемирного банка говорится, что «система образования должна стремится удовлетворить спрос на работников с качественными и необходимыми на рынке труда знаниями, обновляя программы старшей ступени среднего образования с упором на практическое мышление и поведенческие навыки, а также академическую и профессионально-техническую подготовку» [4, 48]. Особенно ярко, согласно исследованиям  инвестиционного климата Всемирного банка, эти требования проявляются в государствах с переходной экономикой.

Тенденция подготовки специалистов способных получать новое знание прикладного и фундаментального характера, характерна для государства, в котором научное знание становится продуктом на интеллектуальном рынке, а сама научная деятельность мощным фактором ускорения темпов социального развития и рассматривается как инструмент социального развития. Подготовка специалистов, которые способны гармонично сочетать первые две тенденции свидетельствует о том, что темп развития социальной системы уже полностью зависит от внедрения в социальную практику новых технологий. Для современной мировой экономической системы именно третья тенденция является доминирующей, о чем свидетельствует не только повышение финансирования науки,  но и «установление связи между знанием и властью, наукой и техникой, с одной стороны, и разработкой и политики в широких областях, представляющих интерес, - с другой» [5, С. 36].

Сегодня в России зачастую реализуется первая тенденция подготовки специалистов,  о чем свидетельствует уменьшение затрат государственного финансирования образования и как следствие старение профессорско-преподавательского состава вузов. Кроме того, стоит обратить внимание, что с 2002 г. в России наблюдается отдача от образования на 4,9 %, что по сравнению с другими странами, находящимися в процессе реформирования экономики, например, Молдавии, Белоруссии, где отдача от образования составляет от 6,7 % до 8,2 %, свидетельствует о кризисе системы подготовки кадров [6, С. 243]. По всей видимости, данное положение дел обусловлено тем, что доход от вложений в образовательную сферу на государственном уровне будет заметен приблизительно через двадцать лет. Этих долгих двадцать лет государство в условиях перехода на инновационный путь развития должно заниматься обновлением материально-технической базы системы образования в целом, поддерживать престиж той или иной деятельности. Неудивительно, что в этой ситуации вопросы финансирование образовании и науки становится «ахилесовой пятой» российского государства.

Противоречие между потребностью российской социальной системы в кадрах, способных и получать новое знание и применять его на практике, и тенденцией подготовки кадров, способных, прежде всего, к реализации определенного навыка профессиональной деятельности разрешается благодаря реализации принципа образование через всю жизнь. Однако, стоит обратить внимание на то, что эффективность реализации этого принципа в социальной системе зависит, идет ли речь о повышении квалификации субъекта или о его переобучении другой специальности.

В системе медицинского высшего образования имеют место все выше перечисленные тенденции подготовки кадров. Эта ситуация обусловлена общим положением дел в системе здравоохранения как социальной сфере, в которой государственный и интерес частных фирм начинает пересекаться.

Что же происходит с мотивацией выбора профессиональной деятельности в системе здравоохранения сегодня?

Безусловно, идет подготовка специалистов способных получать новое знание в медицинской науке, которая дополняет подготовку кадров, имеющих навыки реализации профессиональной деятельности в системе здравоохранения. Однако, желая реализовать себя в профессиональной деятельности, молодой специалист сталкивается с рядом объективных трудностей, которые являются следствием современного этапа развития российского общества. В современной России не происходит высокой отдачи, особенное в такой социальной сфере как здравоохранение, от уровня образования. Безусловно, разрыв в заработной плате  выпускников медицинских вузов и работников со средним  специальным медицинским образованием показывает, что положение на рынке труда напрямую не связано с уровнем образования. Так, сегодня работник системы здравоохранения заинтересован в повышении своей квалификации, однако в сопоставлении с требованиями минимального обеспечения прожиточного уровня индивида, семьи предоставляемые возможности системой здравоохранения  направлены ни сколько на развитие отрасли, сколько на ее сохранение [7, С. 12]. Рассмотрим динамику средней заработной платы врачей в системе здравоохранения. Например,  в 2004 г. врач получал в среднем 7 174 р., в 2006 г. 14 199 р. рост по отношению к 2004 г. составил 1,98.  В этой не простой для отрасли ситуации актуализируется потребность в серьезной и планомерной работе по обеспечению медицинскими кадрами среднего и младшего звена. Небольшое повышение заработной платы в 2008 г. в целом сохраняет тенденцию, поскольку резкое повышения уровня инфляции не позволяет говорить о изменении положения дел в такой социальной сфере как здравоохранение.

Серьезное осмысление своего будущего как члена профессионального медицинского сообщества студент медик, по всей видимости,  начинает с пятого курса. Согласно социологическому опросу студентов второго курса педиатрического факультета факультета Новосибирского государственного медицинского университета в 2008 г., их профессиональный выбор обусловлен характером труда. Действительно в анкетном опросе 99 студентов второго курса педиатрического факультета из 145 ответили, что поступили в медицинский вуз исключительно из-за интереса к будущей специальности. Студенты пятого курса так же отмечают, что их выбор был обусловлен интересом к характеру труда. Однако, как на втором курсе, так и на пятом курсе педиатрического факультета на вопрос: почему Ваши друзья не выбрали профессию врача, большинство ответило, что это обусловлено низким уровнем дохода в будущем и высокой ответственностью при выполнении работы.

Получается, что воспроизводство медицинской профессии обусловлено интересом к характеру труда, а не экономическим интересом субъекта труда.  Не стоит делать поспешных выводов, тем более, если данные опроса студентов пятого курса не совпадает с данными рынка труда о количестве молодых специалистов медиков в системе здравоохранения.  Действительно, для нормального функционирования системе здравоохранния на сегодняшний день «дополнительно необходимо более 2 тыс. врачей всех специальностей и более 7 тыс. средних медработников» [7, с.8].

Таким образом, выбор профессии медика обусловлен интересом молодого человека, общества к типу отношения, характеру труда. Однако закрепление молодого специалиста системы здравоохранения обеспечивается экономическим ресурсом, позволяющим обеспечить достойный уровень семьи молодого специалиста. В связи с этим говорить об особенностях системы мотивации выбора врачебной профессии в современном российском обществе не приходится. Сегодня в системе здравоохранения реальный выбор профессии молодым специалистом идет через сравнение характера труда, специфики внутри профессиональных отношений и оценки получения вознаграждения за труд. Это сравнение приводит к выводу о существенном противоречии между требованиями к субъекту труда – медику и оценки государством его труда, которая выражается в материальном эквиваленте. Правда, осознание всей глубины противоречия происходит у молодого человека только на шестом курсе, что дает возможность системе воспроизводства медицинских кадров повлиять на выбор профессии, но без должной поддержки государства эти усилия тщетны.

 

Литература:

1.      Фурсенко А. Тезисы к выступлению на заседании Государственного совета РФ 24 марта 2006 г. // http://mon.gov.ru/ews/announce/2289/

2.      Дорофеев С.Б. Доклад Председателя Правления Новосибирской ассоциации врачей на XIV отчетной конференции Новосибирской областной ассоциации // Новосибирская врачебная газета. – 2007. – 5 июня

3.      Еремин С.Н.. Ориентация молодежи на науку как проблема // Воспроизводственные механизмы российской науки: современное состояние и перспективы развития / Новосибирский государственный университет. – Новосибирск, 2004. – С. 63-88

4.      Новые вызовы перед системой образования. // Вопросы образования. –  2007. –   № 1, –  С. 47 –  48

5.      Диксон П. Фабрики мысли. – М.: Прогресс, 1976. –   451 с.

6.      Емцов Р.Г., Кноблох С., Мете Дж. Отдача от образования в странах с переходной экономикой. // Вопросы образования. –  2007. –   № 1., –  С. 243 –  244

7.      Львов А.А. Итоги деятельности здравоохранения г. Новосибирска //  Муниципальное здравоохранение (цифры и факты). – Новосибирск: Сибмедиздат. –   НГМУ, 2007. – С. 196

 

 

Наше Солнце

В.М. Липенков

 

     Что же такое наше Солнце? Обратимся к цифрам астрономии. Расстояние от Земли до Солнца в среднем 150 млн.км. Размеры Солнца таковы, что если представить его в виде футбольного мяча, то Земля будет шариком всего в 3 мм, и в таком масштабе она будет удалена от Солнца примерно на 30 м.

     Солнце является жёлтой звездой шестой величины в астрономической классификации. Оно движется вместе с планетами своей системы в направлении яркой звезды Северного неба  Вега со скоростью 19,4 км/сек.

     Солнце, являясь одной из 200 миллиардов звёзд Галактики под названием Млечный Путь, вращается вокруг центра Галактики со скоростью 250 км/сек, совершая один полный оборот примерно за 200 миллионов лет. Это время считается Галактическим годом.

     Масса Солнца составляет 99,87% общей массы всей солнечной системы, а на долю ее планет и комет соответственно 0,13% общей массы Солнца. Диаметр видимого солнечного диска равен 1 395 000 км. Традиционная наука считает, что температура в центре Солнца составляет 15 млн. градусов по Цельсию, а на поверхности примерно 6 тысяч градусов по Цельсию.

     Солнечная энергия образуется в результате ядерного синтеза. Упрощённо это происходит так: 4 атома водорода превращаются в 1 атом гелия. Каждую секунду Солнце расходует 564 млн. тонн водорода, который превращается в  560 млн. тонн гелия. Остальные 4 млн. тонн ~ 0,7% преобразуются в солнечную энергию, которая излучается в пространство и в том числе достигает нашей Земли. Учёные говорят, что запасов горючего на Солнце хватит ещё на 5 миллиардов лет.

     Более подробно, а также иные взгляды на физику Солнца можно узнать из специальной литературы.

     Вместе с тем, в отношении Солнца существует ещё один аспект, связанный с астрономией, который является связующим звеном между тем, что называется точной наукой, мифологией и религиозными воззрениями древних. Этим связующим звеном является прецессия земной оси. Суть её заключается в том, что ось Земли с течением времени  несколько отклоняется от своего положения и описывает в пространстве своеобразный эллипс. Результатом этого является смещение точки весеннего равноденствия; и последняя в течение примерно 26 тысяч лет совершает полный оборот, переходя из одного зодиакального созвездия в другое.

     По истечении 2 156 лет точка весеннего равноденствия переходит а следующий зодиакальный знак, и снова на 2 156 лет точка весеннего равноденствия как бы «привязана» к этому знаку.

     Этот факт не остался незамеченным людьми. Во все времена существовали служители культа - жрецы, волхвы, шаманы, которые были посвящены во всевозможные таинства в природе и в жизни людей. Одним из таких таинств была фиксация времени зимнего и летнего солнцестояния и весеннего и осеннего равноденствия, что было важно для земледельческой и скотоводческой магии, связанной с культом плодородия, ведь от плодородия зависело пропитание и выживание общины людей. Эти отсчеты использовались и для календарной системы солнечного года. Точка весеннего равноденствия, проявляющаяся в одном из зодиакальных знаков 2156 лет, охватывала целую эпоху в эволюции Земли и её человечества.

     Из истории древнего Египта мы знаем солнечного бога Амона-Ра, которого изображали в образе барана или человека с бараньей головой. Что это означало? Какая связь между Солнцем и бараном? А связь очень простая – точка весеннего равноденствия от второго до включительно первого тысячелетия новой эры находилось в зодиакальном созвездии Овна. А овен и есть баран, который стал священным животным, связанным с Солнцем. Но Египет обладал мощной жреческой кастой, а как же другие народы? В наскальных рисунках Сибири, Алтая, Кавказа, Азии и индейцев американского континента найдены изображения горного козла или барана, рядом с которым выбивался солнечный круг. Это, по-видимому, означает, что весь жреческий мир знал, что весеннее равноденствие находится в созвездии Овна.

     В более древние времена 4-3 тысячелетия до н.э. точка весеннего равноденствия была в зодиакальном созвездии Тельца. В древних храмах археологи находят настенные изображения быка, статуи быка или рога быка, который в то время был священным животным, связанным с Солнцем. В наскальных рисунках мы также видим солнечных оленей, лосей и быков.

     Две тысячи лет назад на Земле родился миссия – Христос, который принёс Благую Весть и стал основателем новой религии – христианства. Он сказал: «Любите друг друга… Бог есть любовь». В это время точка весеннего равноденствия перешла в созвездие Рыб, и символом Христа стала рыба, а сам Он  назван Солнцем Правды и Солнцем Истины… Ведь Солнце было в Рыбах. Отсюда притчи о Христе и рыбаках, о том, как Христос накормил несколькими рыбами многих людей. Ведь энергии созвездия Рыб питали Солнце-Христа.

     Что же означает точка весеннего равноденствия? Прежде всего это весна.

      А весна  – это пробуждение природы, как утреннее пробуждение после сна. Утром Солнце пробуждая, вливает новые силы, заряжая организм на целый день. А в космосе существует закон подобия, который гласит, что малое подобно большому, а большое – малому. Как атом подобен Солнечной системе, так и наоборот. Великий мудрец Гермес Трисмегист в «Изумрудной скрижали» сказал: «То, что наверху подобно тому, что внизу». Так, утреннее Солнце подобно весеннему Солнцу для всей природы,  полуденное Солнце – летнему, вечернее Солнце –  осеннему, а ночь – это зима, сон природы.

      В духовных практиках есть рекомендации о том, когда проводить медитации: рекомендуется на утреннее Солнце до восхода; полуденное Солнце; на закате Солнца и в полночь. Каждая фаза Солнца важна, но утреннее Солнце, заряжающее природу на весь день, имеет особую силу. Аналогично утреннему Солнцу в точке весеннего равноденствия Солнце заряжает природу на весь год. Поэтому очень важно было уловить начало весеннего равноденствия. В это священное время грехом было работать,  заниматься обыденными делами. Древние проводили праздники Солнца, встречали утреннее Солнце, жгли костры, очищались телесно и духовно и насыщались энергией весеннего солнца на целый год.

      Каждый раз переход точки весеннего равноденствия из одного знака зодиака в другой нёс существенные перемены в обыденной жизни людей, так и в их религиозных воззрениях.  Переход – это всегда перемена, что, по всей видимости, связано с приходом новых энергий и новой информации, которые через посредство Солнца передаются на подсознание людей и приводят к переменам в сознании и мировоззрении людей.

     Из истории мы знаем, как трудно входила в жизнь людей новая религия – христианство. Жрецы старой религии очень неохотно уступали место новому религиозному мировоззрению. Тысячами христиан избивали и мучили, но остановить новое было невозможно, оно было подкреплено энергиями Солнца-Христа в созвездии Рыб. Переход был свершён, и новая религия взяла власть. Теперь уже христиане посредством инквизиции ломали кости и сжигали на кострах инакомыслящих. Всё это говорит о том, что новое по форме пришло, а вот сознание ещё не изменилось, и мучения человечества продолжались…

     Однако время неумолимо, и вот по прошествии двух тысяч лет точка весеннего равноденствия переходит в другое зодиакальное созвездие, и Солнце будет восходить в точке весеннего равноденствия последующие две тысячи лет в созвездии Водолея. Нам посчастливилось жить в интересное время. Это время перехода, время перемен.

     В этот переход что ожидает человечество и нашу Землю? Водолей – это перемены и мы на себе ощущаем их. Водолей – это подъём духовности, и мы видим укрепление религий, и даже более того – их агрессивность, которая в некоторых извращениях доходит до терроризма. Всё это есть, но не нужно забывать о том, что Солнце перешло в Водолей, и новые энергии и новая информация уже стучатся в сознание и  сердца людей.

     Уже дано миру новое Учение – Учение Жизни, Учение Живой Этики или Агни Йога.

     В моём понимании если Христос – Солнце Правды, то мы живём уже в эпоху второго пришествия, ведь пришло новое Солнце – новый Христос. Учёные, наблюдающие за Солнцем, отмечают небывалую энергетику, идущую от Солнца, и мощные выбросы этой энергии, точно нацеленной на нашу планету. Создаётся впечатление, что Солнце уже начинает тренировать живое вещество планеты для перехода на новый вид энергий. Энергий более мощных, более жёстких. Может неслучайно  идёт увеличение агрессивности не только в религиях, но и в других аспектах жизни. Появились агрессивная музыка, разрушающая гармонию – тяжёлый рок, агрессивная реклама, беспредел уголовщины и политики. Люди забыли, что созданы по образу и подобию Бога-творца, и Творец хочет видеть нас сотворцами и сотрудниками тех сил Космоса, которые направляют эволюцию Солнечной системы и, в том числе, нашей Земли. Творец ждёт творчества красоты и гармонии. Сказано лучшими умами: Красота спасёт мир, и осознание Красоты спасёт мир. Стоит задача перед людьми принять энергии нового Солнца, осознать их и претворить их в творчество красоты и гармонии.

     Замечательный учёный, музыкант, художник и общественный деятель Хосе Аргуэльес сказал очень важные слова: «Время – это не деньги, время – это искусство…»

     Расхожий лозунг «Время – деньги» подменил божественную суть времени как эволюционного принципа – процесса творения и развития Космоса в нечто противоположное Богу. И большая часть людей, вместо поиска Бога, устремилась  к поиску денег. Но Бога невозможно заманить к себе деньгами, и тем более купить.

     Эпоха Водолея предрешает на Земле творчество красоты и гармонии. Это с неизбежностью проявится и само Солнце тому порукой.

 

     В Новосибирском Академгородке создан единственный в мире Музей Солнца. Его создатель – бывший сотрудник института ядерной физики СОРАН Валерий Липенков.

 

     История создания музея:     

 

     Как художник-любитель, я участвовал в различных любительских выставках, которые проводил существовавший тогда городской клуб художников-любителей. И вот в 1986 году, на моё 45-летие, в ДК «Строитель» состоялась моя первая персональная выставка. На ней было представлено  около 25-30 «Солнышек» из дерева. В аннотации к выставке я написал, что в Латвии существует музей чертей и туда со всего света свозят всех чертенят, а не пора ли в нашем городе создать Музей Солнца, и тогда к нам со всего света будут привозить Солнышки и в Сибири станет, возможно, намного теплее? И это обращение прозвучало несколько переиначенное в газете «Советская Россия». Там была опубликована маленькая заметка, в которой говорилось, что в городе Новосибирске создан Музей Солнца, его создал молодой художник из института ядерной физики СО РАН Валерий Липенков.

     Конечно, до создания было ещё далеко, но я упорно делал и делал свои «Солнышки».

     В начале 1990-х гг. стало модным создавать клубы по интересам, для которых даже выделялись помещения при поддержке профсоюзов. Поскольку мои коллеги по институту, с которыми я работал, были заражены моим энтузиазмом резчика по дереву, то многие из них увлеклись резьбой, и я решил создать клуб резчиков по дереву. Через посредство парткома и месткома я получил письма поддержки о выделении подвального помещения для этого клуба. Родной ядерный институт помог с оборудованием сантехники и электрики, и клуб стал функционировать как творческая мастерская. Однако народ, хотя и продолжал свои занятия резьбой, но по недостатку времени не часто приходил в этот клуб, а потом и вовсе перестал ходить. Чтобы оправдать своё клубное предназначение, я решил создать кружок резьбы по дереву для детей. При поддержке Центра детского и юношеского творчества я стал педагогом дополнительного образования и стал обучать детей резьбе по дереву.

    

     Сейчас Музей Солнца представляет экспозицию изображений Солнца в традициях различных народов мира. Эти традиции сложились на заре человечества, и археологи находят их первые изображения уже в каменном веке. Начало этого общепланетарного поклонения Солнцу как источнику тепла, света и самой жизни теряется в глубине тысячелетий. Археологические источники говорят о каменном веке, а оккультная литература, например, «Тайная Доктрина» Е.П.Блаватской указывает на время расцвета Атлантической цивилизации. Думается, что правы и те, и другие. Археологи правы базируясь на материальных находках, запечатлевших традицию, а оккультисты правы, базируясь на своём внутреннем видении, которое позволяет сделать ретроспективу вглубь тысячелетий. В дальнейшем я буду придерживаться данных археологической науки и этнографии, так как Музей Солнца – это предметное собрание и необходимо придерживаться научной хронологии.

 

     В Музее Солнца можно увидеть изображения Солнечных Богов древних цивилизаций Индии, Египта, Месопотамии, индейских цивилизаций Америки, европейские традиции кельтов, греков, римлян, древних славян и т.д.

      Здесь также представлены народные традиции изображения Солнца и его символов. Нужно сказать, что символика Солнца у различных народов очень многообразна. Солнце символизировалось животными (конь, олень, лось, бык, баран, лев), птицами (сокол, орёл, ворон) и насекомыми (жук скарабей в древнем Египте, который символизировал утреннее солнце – «хепри»).

     Мы собираем сувениры с солнечной символикой, которые изготовлены в наше время, но зачастую несут древнюю традицию изображения Солнца.

 

     В нашем Музее есть творческие работы мастеров нашего города, городов России и зарубежья, посвященные Солнцу. Мы собираем стихи, гимны, легенды о Солнце, мифологию солнечных культов и проводим детские праздники Солнца в дни равноденствия и солнцестояния.

     Это четыре праздника в году. Зимнее солнцестояние начинается в декабре, когда самый короткий день и самая длинная ночь… Это зимний солнцеворот или коловрат. Коло – это само Солнце. Обычно мы проводим праздник 25 декабря, когда древние наши предки праздновали Рождение нового солнца. В это время световой день начинал прибывать – это было начало нового солнечного года и сопровождалось на Руси ритуалом сожжения «Боярыни Зимы». «Боярыня Зима» делалась из снега, украшалась и обкладывалась ветками и соломой и поджигалась. Вокруг неё водили хороводы, пели песни и веселились. Таяние снега от этого костра символизировало то, что коловрат свершился и вскоре Ярила, который родился 25 декабря, вырастет и своим теплом растопит снега и льды и начнётся таинство пробуждения природы, Весна.

     А весной празднуем ещё один древний праздник – Весеннее равноденствие. 21 марта день и ночь равны по времени и праздновали весенний коловрат – поворот к лету. Это весёлый праздник Масленицы. В это время сжигали соломенное чучело Марены – олицетворение Мари, Мора – холода зимы. Всех угощали блинами. Круглый блин символизировал само Солнце. Водили хороводы и пели песни и состязались во взятии снежного города, чтобы показать ярь и удаль молодецкую, которая сродни самому Яриле – световому весеннему Солнцу.

     Летом предки праздновали летний коловрат. Это 21 июня, в день летнего солнцестояния. Солнце в зените своей славы. Самый длинный день в году. В древние времена парни и девушки уходили в лес на поляны или на холм у реки и ждали утреннее Солнце. Ночью жгли костры и прыгали парами через них, совершая обряд очищения огнём. А в лесу искали волшебный цветок жар-цвет папоротник, который приносит счастье тому, кто его найдёт. Скатывали с горы горящее колесо, которое символизировало, что Солнце с этого дня пойдёт на убыль. А днём дети поливали всех водой. Это тоже символично, Ведь всему, что растёт в поле и в огороде, нужен дождь. Он напоит землю и будет богатый урожай, который позволит пережить суровую зиму.

     И осенний коловрат тоже очень важный праздник. Люди праздновали получение плодов своего труда и Солнца. Это праздник урожая. Так заканчивался этот календарный цикл, чтобы после 21 декабря вновь народился Ярило – новое Солнце. И так из года в год, из века в век. Полный солнечный цикл с древних времён был символизирован изображением креста в круге. Это и есть коло. Сам коловрат обозначался свастичными знаками, которые были представлены в наскальных рисунках всех народов мира. После дня зимнего солнцестояния включалась свастика по часовой стрелке – посолонь. Она символизировала увеличение светового дня и энергии Солнца. А после летнего коловрата день шёл на убыль и это символизировалось противоположной свастикой – противосолонь – уменьшение энергии Солнца. И если эти две свастики соединить и наложить друг на друга, то получится крест в круге – полный солнечный цикл – коло. Конечно, это только обозначение солнечных праздников. Каждый из них имеет свои особенности и все их сложно воспроизводить, но какое-то представление об архаическом поклонении Солнцу дети смогут запечатлеть.

    

     Древняя Русь изначально поклонялась Солнцу. Было три основные ипостаси Солнечного Бога. Это – Ярило, Весеннее Солнце, растапливающее снега и льды и несущее ярую силу плодородия Земле и всему живому. Даждь-Бог – это верховное Солнечное Божество. В каком-то смысле это духовное солнце. А также Хорс – это сам солнечный диск или физическое солнце. Символом солнца на Руси был конь, а крышу дома завершал «конёк» как символ покровительства Солнечного Бога.

     В «Слове о полку Игоревом» читаем, что славяне-русичи – внуки Даждь-Бога, внуки Бога Солнца. Отсюда и многоликость и многочисленность обережной символики у наших предков.

     Над окном вырезалось восходящее солнце. На ставнях было солнце, на прялке, на разделочной доске, в украшениях утвари и одежды – всюду были солнечные знаки-обереги. Особенно их было много в древнеславянской писанке. И зачастую они несли именно солнечную символику. В настоящее время писанки дарят на Пасху, на Воскресение Христово. И неудивительно, что сам Христос назван Солнцем Правды, Солнцем Истины и Его рождество мир празднует 25 декабря по новому или по старому, как у православных христиан, стилю. В древнее время писанки дарили как оберег на день рождения, на свадьбу, на благополучие в доме и на здоровье. Само яйцо мыслилось как символ вселенной, символ жизни. Поэтому нанесённые на него знаки, символы Солнца и растительные орнаменты усиливали это значение. Сама писанка становилась мощным оберегом. В Музее Солнца представлена коллекция писанок в исполнении новосибирских мастериц Т.И.Колмаковой, И.Корнеевой и Л.Селезнёвой.

 

     В чём же суть поклонения Солнцу? Почему его изображения находим во всех культурах Мира? Начнём с того, что древние называли человека микрокосмом, сравнивая его с большим Космосом – Макрокосмом. Так вот, в микрокосме человека сердце в потенциале может проявить все энергии Космоса.

     А теперь обратимся к религии. На Руси в православной традиции христианства были такие люди, которых называли святыми. Ярким примером этого можно назвать Сергия Радонежского, Серафима Саровского. Их пишут на иконах с нимбом вокруг головы и современники свидетельствуют об излучаемом ими видимом простым зрением свете. Они были целители, пророки и духовные вожди. В католическом христианстве таких людей очень образно называли Сан-Иоан, Сан-Франциск, Сан-Себастьян, т.е. человек с приставкой «Сан». Сан – это Свет, это – Святость, это – Солнце. Таким образом – это человек-солнце. И это солнце проявлено через сердце человека. В Музее Солнца есть фотография цветка, которая сделана с помощью «Эффекта Кирлиан». Это советские учёные, работавшие в  30-40 гг. ХХ столетия. Мы видим, что цветок не только получает свет от Солнца, но и излучает его. А теперь не трудно представить, что когда мы поднимаем наши руки, то каждый палец излучает свет. Он пока невидим, но его можно запечатлеть с помощью кирлиановской фотографии. А вот свет, исходящий от святых, был видимый, и всё, к чему они прикасались, освящалось таким светом. Однако следует сказать, что святые люди были не только в Христианстве. Они были в Буддизме, Исламе, Индуизме, и, наверняка в том, что сейчас называют Язычеством. Таким образом истинная религиозность связана не столько с тем, кому человек молится и как крестится и т.п., а есть ли в нём проявленный свет – свет сердца, который есть проявление Божественной Троицы в человеке.

     Дело в том, что сам человек являет семиричную структуру, и как говорится в Библии, создан по образу и подобию Божьему. Таким образом, четверица в человеке – это его животная суть, а троица – это уже божественная составляющая. Животная часть проявлена у всех, а вот божественная, в основном, находится в латентном состоянии и ждёт своего проявления. Для этого и даются человечеству различные религиозные течения, которые устремляют людей к Высшему, к Божественному, которое, несмотря на различия в верованиях – суть одно – Свет Высший, проявленный через сердце. Это Свет Красоты, Гармонии и Любви. Сказано: «Бог есть Любовь».  И когда сердца наши наполнятся и воссияют Светом Божественным, то и озарится Земля сиянием сердец человеческих, и всё на ней придёт к гармонии и начнётся новая эволюция на Земле-Матушке.

               

 

Новый взгляд на механизм шаманского воздействия

Ромм В.В.

 

Человечество делится на две половины – одна не верит в эзотерику и её реальные возможности, другая – верит. Но и те и другие сходятся в убеждении, что механизм эзотерических событий, в частности шаманских воздействий, организуется некими потусторонними силами. Автор этих строк начал интересоваться шаманскими технологиями десять лет назад. Переломным моментом для его воззрений стал уникальный эксперимент по локальному воздействию на погоду, в центре которого оказался сам автор. Именно тогда появилась первая надежда на возможность понимания логики и физики шаманских технологий.

 

Литература о Шаманизме

Таинственная и загадочная каста колдунов, предсказателей, заклинателей, не объединенных никакими религиозными конфессиями, а вырастающих прямо из народной среды есть во многих странах, на многих континентах. Шаманов боятся и остерегаются, им завидуют и сочувствуют, не любят, но уважают. К ним идут за советом, излечением, предсказанием, с просьбами об урожае, о дожде, о судьбе… Шаманизм продолжает привлекать пристальное внимание как миллионов простых людей, так и серьезных ученых. Всемирная сеть Интернет содержит тысячи статей о шаманизме. Это умные, серьезные, обстоятельные статьи. Но чем больше их читаешь, чем больше проникаешься мыслью, что секреты шаманизма, секреты эзотерики ещё очень далеки от понимания.    

 «Одним из самых значимых на сегодняшний день символов северной идентичности и, по-видимому, не без влияния европейцев, оказался образ шамана» [1, с. 86-89].

«Для жителей Чукотки шаман является более, чем значимым концептом. Безусловно, он является одним из самых излюбленных персонажей нарративной традиции жителей этого региона. Даже в претендующих на достоверность рассказах о прошлой жизни шаману приписываются знания, умения и функции, которые согласно этнографическим данным, один человек в себе не соединял» [2, с. 178-217].

Можно говорить о том, что шаманские механизмы используются коренными жителями Чукотки и по сей день. «Шаман у нас — лекарь, вестник, предсказатель и так далее. Но быть шаманом может не каждый. Это дается» [3, с. 8]. 

В прибайкальском этносе шаман не является неким чужеродным, пришлым  явлением. 

Философской основой шаманизма в целом, является идея нерасторжимости, единства природы и человека, их воссоединения; сопричастность к деяниям высших сил природы, когда сознание шамана устремляется в недоступные для простого человека выси ради исполнения просьб обитателей Среднего мира.

Бубен — вот чему поклонялись кочевники, вот на что взирали они с мольбой и страхом.

Шаман всегда связан с музыкой – он никогда не проводит обряда без бубна. Часто используется пляска. Шаман не только мастерски владеет всем арсеналом выразительных средств танца, но и является искусным мастером пантомимической игры. Как отмечает М.Я. Жорницкая, в шаманской пляске всегда превалировал элемент подражания: «Шаманы стремились добиться максимального сходства с изображаемым. В подражательных плясках-пантомимах прослеживается связь с древними промысловыми обрядами, бытующими у народов Севера Сибири издавна еще до распространения шаманизма»[10].

Г. Гачев рассуждает: Каждая поза, положение рук есть определенная мысль о мире.  В позе и телодвижении мы обращаемся с миром, с пространством…  Пространство бесконечно и мы выбрасыванием руки или ноги, пространству придаем вид»[11]. 

Часто можно читать в описаниях,  что дойдя в обряде до самой высшей точки, шаман замертво падает.

Это важный момент обряда. Говорят, что именно в таком состоянии шаман производит самые значительные свои деяния. Очень трудная проблема – возвращения посвящаемого в реальный мир. Часто, самостоятельно, испытуемый вернуться из глубокого транса не может. Для этого в обряде предусмотрены особые действия всех персонажей.

Один из обрядов был записан Г.В.Ксенофонтовым  28 января 1925 г. у Николая Шадрина с острова Хатынг-Арыы: «Когда совершается рассекание тела шамана, он в течение семи дней лежит в обморочном состояний, ничего не ест и не пьёт; …. Когда шаман лежит мертвый, то его голого, без всякой одежды, кладут на свежесодранную  бересту. До того, как умереть, шаман говорит, будто  бы (своим): “Когда наступит пора моего воскресенья (можно переводить и “оживания”), - собрав чистых, непорочных дев и юношей, заставьте их совершать обряд моего поднятия»[12].

Есть древние, традиционные, обряды посвящения в шаманы. По свидетельству литературы участниками обряда являются Сам посвящаемый, Старый шаман и два молодых шамана. Кроме этого важными участниками являются девять Битиев – дети, подростки юноши. В разных источниках, а возможно для разных посвящений, их возраст разный – от семи до семнадцати лет.

А.Г. Лукина пишет: «Битииситы, совершая обряд «поднятия», т.е. воскрешения шамана, должны были своей пляской и пением оживить его. При этом жертвенной веревкой, свитой из конского волоса (айыы ситимэ  ‘божественная нить’), обвязывали вокруг пояса лежащего без сознания шамана, а другой конец веревки прикрепляли к крестовине бубна шамана. Битииситы должны были плясать и петь, держась за эту веревку. «Оживление» шамана происходило посредством эмоциональной, экстатической пляской. Древние якуты называли это кобутэр, т.е. пробуждать охоту к жизни[13].

Шаманизм был и остается закрытой системой. Объединение шаманов на практике невозможно. Когда на одной из конференций кто-то выдвинул лозунг: «Шаманы всего мира, объединяйтесь», это вызвало не только улыбку, но и тревогу. Немало зла могут принести людям чудодеи, собранные вместе и «почувствовавшие» в себе огромный потенциал.

Взгляд из источника

Взгляд со стороны объекта (зрителя) очень важен для понимания особенностей шаманского обряда. Значительно реже бывает представлен взгляд со стороны субъекта (исполнителя).

Автор этих строк имел уникальную возможность объединить оба ракурса. В 1993 г. ему посчастливилось, благодаря помощи замечательного историка и археолога В.Е. Ларичева расшифровать знаковую систему на древней статуэтке. Это была статуэтка из сибирской Мальты, возрастом 25 тысяч лет, условно  названная «Юпитер». Знаки на ней трактовались как запись танцевальной композиции магического танца.

Автор не остановился на письменной расшифровке, а несколько раз показывал расшифрованную композицию в живом исполнении. Танец был достаточно сложным, требовал от исполнителя большого профессионального мастерства. Возможно, если бы исполнение было на любительском уровне расшифровка не стала бы жить особой самостоятельной жизнью.

Каждое исполнение древней композиции приносило неожиданности, сюрпризы, эффекты, которые скоро невозможно было игнорировать. Вершиной выявления этих закономерностей стало исполнение в 2000 г. танца Юпитера на международной конференции «Байкальские встречи» в помещении Восточно-Сибирской академии культуры и искусств в г. Улан-Удэ. Автор выбрал для Юпитера костюм черного шамана. Во время исполнения танца (около 5 минут) ясное в течение нескольких дней небо затянулось тучами, загремел гром, засверкали молнии, начался небольшой дождь.

Если бы дело закончилось одним исполнением танца, то не о чём было бы разговаривать так много. Но, через 15 минут после первого исполнения, состоялось повторение древней композиции. Если при первом исполнении, автор не ставил перед собой заданий, не относящихся к самому танцу, то при втором исполнении была поставлена чёткая и определённая задача – разогнать тучи, вернуть ясное небо. И эта задача была выполнена. Менее пяти минут танцы и – молнии, дождь прекратились, тучи разошлись и вновь засияло солнце. Об этом много писалось в своё время [6, 7, 8, 9].

Итак, имелось какое-то количество исполнений одинаковой, жестко закрепленной композиции танца, ощущений исполнителя. Кроме того, все показы были записаны на видео. Поэтому была возможность сравнивать внешнее и внутреннее впечатления от танца, предметно проанализировать мельчайшие детали и особенности действий.

Первоначальноавтор намеревался убрать всяческие эмоции, образность и исполнять только кинематику движений. Отступление от первоначального плана произошло не намеренно. Во-первых, перед автором было зеркало. В зеркале он увидел характер свой персонаж, одетый в костюм черного шамана. Персонаж выглядел довольно мрачно, даже несколько угрожающе. И автор невольно поддался этому образу, стал усиливать и передавать в танце именно этот образ. Во-вторых, когда для полного исполнения всех частей композиции был обет костюм, в зал пришёл зав. Кафедрой хореографии ВСГАКИ и попросил разрешения записать композицию на видео. Перед зрителями и включённой видеокамерой без актёрской наполненности танцевать казалось невозможно.

С первых же тактов, со вступительной части исполнитель почувствовал необычайный прилив каких-то дополнительных энергий. Ему представлялось, что его руки удлинились неимоверно, что их сила и могущество позволяли захватывать тучи и выкручивать их как мокрое бельё. Было ощущение, что это новое могучее существо играет роль какого-то огромного насоса, берущего с неба энергию и перекачивающего ее в землю. Первая часть наложила отпечаток на весь танец. И хоть исполнитель в средней части перевел внимание на другие задачи, образный строй всего танца остался таким, как его представила интродукция.

После окончания второй части танца на улице уже потемнело. Завершение танца проходило под звуки грома и вспышки молний.

Очевидно, влияет на действенность магического танца место исполнения. Композиция исполнялась в непосредственной близости от Байкала – места рождения статуэтки.

Выше мы говорили о внутренней смысловой наполненности движений. Очевидно создать достаточной силы внутренний посыл можно только при полной концентрации на этой задаче. Это становится возможным, когда механическая часть исполнения танца не отвлекает внимание. Многочисленными тренировками управление каждым движением, их темпом, ритмом, переменом, очередностью переводятся на подсознательный уровень. Тогда можно говорить о достаточной концентрации внутренней энергии на выполнение духовных задач.

 

Долгий анализ отбросил многое второстепенное и выявил главное. Одно из этого – концентрация внутренней энергии, поиск энергии идущей извне. От способностей, чувствительности исполнителя зависит очень многое.

В этом ему осовным помощником являются музыка и танец. Музыка заставляет двигаться в резонанс со своими метром и ритмом все клеточки организма. Танец же многократно усиливает это явление. Благодаря усилению чувствительности организма к восприятию потоков внешней энергии, исполнитель рано или поздно, но регистрирует направление на источник энергии. Это может быть космическая энергия с небесного свода. Источник может определяться в районе Солнца, Луны.

Кстати, источником энергии и влияния являются и зрители. Речь не идет об одностороннем потоке энергии от зрителей  – это двусторонний обмен.

Шаман во многом схож с артистом. Способность чувствовать энергию зрителя должна быть у каждого артиста. Но эта способность возникает не автоматически – от выхода на сцену. Появление канала связи является как бы визитной карточкой великого актёрского дара. Но и в этом случае, она – результат кропотливой репетиционной работы над образом, верного тона, правильного эмоционального настроя и так далее. Возникновение обменного энергетического канала со зрителем, на взгляд автора, знаменует переход актера через ту трудно уловимую грань, когда ремесло превращается в искусство.

Очевидно, и для шамана большую роль играют своеобразные тренировки, репетиции, повторения. Во второй части магического танца должно происходить адресное подключение на полученный первый сигнал, настройка внутренних резервов организма. Восполнение, увеличение мощности приемо-передатчика за счет синхронизации ритма работы всех органов, стабилизация и устранение возможных неполадок, недомоганий, стабилизация давления и работы сердца, углубление дыхания. Объединение всех компонентов в общем ритме.

 

Анализируя конкретные, материальные данные я чувствовал, что все ближе подхожу к какой-то границе, заслоняющей близкое понимание главного.

Прозрение пришло лишь через десять лет, когда автор узнал о возможностях музыкально-энергетического резонанса.

Энерго-волновой резонанс

Нынешнее время характерно с одной стороны крахом многих постулатов традиционной науки. С другой – революционными прорывами в новое немыслимое прежде знание.

Для темы доклада важно признание, что организм человека не ограничивается только физическими параметрами тела, а имеет полевое, волновое продолжение, обладающее уникальными качествами. Энергетически-волновой кокон человека биофизики определяют, как некий вакуумный домен, эфиродомен человека.

 

Человек принимает излучения, реагирует на них. Следовательно, организм человека, его эфиродомен можно рассматривать в качестве приёмника этих излучений.

Если человеческий организм образует электромагнитные, волновые и полевые структуры, то его с полным правом можно рассматривать в качестве генератора самой разнообразной волновой энергии. Волновой инструментарий эфиродомена, в частности торсионные волны, позволяют доставить эту энергию практически мгновенно на самые дальние расстояния, преодолевая любые материальные преграды.  

В результате долгих логических рассуждений появилась такая гипотеза о предназначении музыки: «Музыка является инструментом для создания канала связи с соответствующим энергетическим центром».

Музыка влияет на настройку и изменение параметров эфиродомена. В музыке, в феномене её влияния есть множество тайн, которые наука пока не может объяснить. К одной из таких тайн относится гипнотическое воздействие музыки на человека, независимо от его сознания. Музыка заставляет человека радоваться, грустить, вспоминать приятное, плакать от радости или сопереживания… Подробнее мжно прочесть в работах автора[10, 11]. 

По излучениям эфиродомена «мы имеем почти полную параллель с электромагнитными эффектами природных самосветящихся образований» [4, c. 131–132]. Это важно для нашей темы. Сибирские ученые пришли к выводу, что природные самосветящиеся образования, шаровые молнии, ядра циклонов, грозовых туч, торнадо имеют одну природу – некую невещественную Х–материю, состоящую из модифицированного физического вакуума  [4, 5, 7].

На каком–то расстоянии друг от друга, в зоне взаимного влияния имеются два энергетических контура, обладающих способностью принимать и передавать излучение. Один контур – эфиродомен человека, который может регулироваться разными способами, в том числе звуками музыки. Другой контур – вакуумный домен. При изменении настройки эфиродомена в какой-то момент произойдёт совпадение частотных и иных характеристик.  Дальше  можно заглянуть в любой учебник физики и узнать, что при этом возникает явление резонанса и т.д. и т.п. Как следствие происходит открытие канала взаимного влияния, обмена информацией, подобного тому, что мы наблюдаем, например, при радиосвязи.

В центре грозовой тучи находится вакуумный домен. Но он не пассивно там находится. Он формирует эту тучу, регулирует её свойства, её вращения и движения. Домены модифицированного физического вакуума (ВД) могут генерировать, собирать и преобразовывать разнообразную энергию. Авторы труда «Необычные явления в природе и неоднородный физический вакуум» рассматривают возможность ВД преобразовывать шесть видов энергии «пу­тем привлечения замкнутых цепочек преобразований энер­гий, которые естественным образом входят в модели объеди­ненной электрогравидинамики и неоднородного ФВ (физического вакуума), а имен­но, взаимных обратимых преобразований: электромагнитной энергии в тепловую (ЭМ<=>Т); электромагнитной энергии в механическую (ЭМ<=>М) электромагнитной энергии в грависпиновую (ЭМ<=>ГС); тепловой энергии в грависпиновую (Т<=>ГС); гравиеспиновой энергии в механическую (ГС<=>М); механической энергии в тепловую (М<=>Т)» [5, с. 339]. Эти шесть преобразований энергии схематично показаны на рис. 1

 

преобразования энергии

Рис.1. Преобразования энергии

 

Предположения об идентичности некоторых свойств эфиродомена человека и характеристик перечисленных природных образований проливает некий свет на возможные принципиальные особенности механизма шаманского воздействия на удалённый объект.

Представим себе рабочую схему события в случае попытки воздействия человека на грозовую тучу. Имеются два энергетических объекта – человек и вакуумный домен грозовой тучи. Камлания, обряды длятся долго. Используется традиционный, проверенный за тысячелетия набор и очерёдность  ритмов, слов, движений. Под влиянием этих составляющих обряда (звуков шаманского бубна, заклинаний, обращений, песен, танцевальных движений), изменяется настройка энергетического эфиродомена человека. В какой-то момент настройка эфиродомена человека совпадает с настройкой вакуумного домена тучи. Тогда возникнет резонансный канал связи.

Для установления резонансно-энергетического канала связи в нашем случае, расстояние между объектами не играет большой роли. Если в процессе участвуют торсионные волны, то они покрывают любое расстояние практически мгновенно. Скорость распространения торсионных волн, как уверяют исследователи, намного превышает скорость света в пустоте. Сегодня называют  цифру превышения в 50-150 раз.

Когда канал создан, то  между нашими удалёнными объектами – человеком и вакуумным доменом тучи, начинают с огромной скоростью нестись разнообразные электронные и волновые импульсы гипервысоких частот и сверхмалых энергий. В принципе это позволяет говорить о возможности влияния на движение и параметры тучи. Как мы говорили выше, ВД могут генерировать, преобразовывать и запускать в действие шесть видов энергии.

Какой импульс заставит тучу начать движение на Север, а какой – на Юг мы пока не знаем. В данной статье нас интересует принципиальная возможность передачи импульса и дальнейшего его преобразования в соответствующее действие.

 

Научная и эзотерическая литература даёт нам множество примеров удачной практики шаманов в бесконтактном немедикаментозном лечении многих заболеваний.

Достаточно понятным станет механизм воздействия шамана, если мы предложим объяснение лечебного воздействия вновь через музыку, вернее – энергетическое воздействие через открывшийся, в результате одинаковой настройки, канал связи.

Выше мы говорили о наличии вокруг человека некоего энергетического кокона. Исследователи отмечают, что выделившийся эфиродомен человека (да и животного) почти всегда имеет округлые, яйцеобразные формы.

В то же время, форма эфирного кокона и его содержание каким-то образом жёстко связаны со здоровьем человека. Эфиродомены человека значительно отличаются размерами, формой, цветом у здоровых и больных людей. Наличие такой связи даёт возможность говорить о путях воздействии  на сложные и опасные заболевания, через исправление формы и качеств эфиродомена. Схематический рисунок (Рис.3) видов эфиродомена взят из книги «Необычные явления в природе и неоднородный физический вакуум [5].

Вновь, та же схема – у нас имеется два энергетических объекта – эфиродомены шамана и больного человек. Под влиянием звуков шаманского бубна, заклинаний, обращений, песен, танцевальных движений, изменяется настройка энергетического эфиродомена шамана. В какой-то мере лечебное камлание легче, потому что есть визуальная и звуковая связь с больным. Несомненно, что в таком лечении надо учитывать воздействие всего комплекса, и слова, и песни, и музыки, и пантомимы, и танца. Велико в данном случае и психологическое воздействие. Но вот когда всё перечисленное явно не помогло, а помогла какая-то ещё непонятная сила, мы вправе говорить о вступлении в дело резонансного лечения.  Впрочем, каждый случай требует своего подхода, в результате которого возникнет резонансный канал связи.

э

Когда мы говорили о взаимодействии с неживым объектом, то ограничились лишь одним вариантом. А как только мы заговорили об энергетическом взаимодействии человека с человеком, одного варианта стало мало.

Сразу же возникает вопрос, от кого идёт лечебный импульс – от шамана или от формирующегося в результате камлания образа эфиродомена? Как будет воздействовать переданный по резонансному каналу сигнал?

Есть как минимум три варианта:

1.                  Сигнал воздействует на разум больного человека. Исправляет появившиеся в связи с болезнью изменения и, через мозг, мобилизирует и направляет защитные и лечебные силы организма больного.  

2.                  Как показали рисунки, существует некий идеальный для данного человека образ эфиродомена. Возможно, что через канал связи, минуя мозг человека, импульсы обращаются прямо к искалеченому эфиродомену больного и исправляют его.

3.                  Возможно, созданный шаманом готовый образ идеального эфиродомена заменяет старый эфиродомен больного и закрепляет его до полного излечения.

Очевидно, с углублением наших исследований мы придём к большей конкретизации схем. Эта статья мне представляется предварительным эскизом,  приглашающим окунуться в интереснейшее исследование.

 

Литература

1.        Pentikainen J. The Revival of Shamanism in the North. In: Shamanism and Culture. Helsinki: Etnika Co. 1997.

2.        Вдовин И.С. Чукотские шаманы и их социальные функции. / Проблемы истории общественного сознания аборигенов Сибири. Ленинград: Наука. 1981.

3.        Вахтин Н.Б. Материалы полевой работы на Чукотке. /Полевые материалы. 1996, Май-июнь. Проект «Environmental Attitudes of Indigenous Population».

4.        Казначеев В.П., Дмитриев А.Н, Мингазов И.Ф.. Проблемы космоноосферной футурологии.  – Новосибирск: 2005

5.        Дмитриев А.А., Дятлов В.П., Гвоздарев А.Ю. Необычные явления в природе и неоднородный физический вакуум. – Бийск: 2005.

6.        Ромм В.В. Танец и секреты древних цивилизаций.  – Новосибирск: Новосиб. гос. консерватория, 2002. – 456 с.: ил.

7.        Ромм В.В. Танец Юпитера // Человек. – 2002. –  № 5. – С. 19-35

8.      Ромм В.В. К границе эзотерики (взаимодействие сознания и подсознания в профессиональном исполнительстве) // Хореографическое образование в Восточно-Сибирском регионе: тенденции развития. История. Концепции. Перспективы. – Улан-Удэ: Изд.-полиграф. комплекс ВСГАКИ, 2003. – С. 277 – 286.

9.      Ромм В.В. История в образах палеолитических танцев Сибири // Егорычев А.М, Ромм В.В., Казначеев С.В., Молчанова Л.В. Русь доисторическая. Связь времен (палеосоциум, палеохореография, прамедицина). – Новосибирск: Изд-во «Архивариус-Н», 2005. – С. 61–154

10.  Музыка в свете эфиродоменной теории / Казначеевские чтения. Т I. Новый взгляд на культурную антропологию. Материалы  международной научно-практической конференции. – Н-ск.: Изд-во «Архивариус-Н», 2007 – С. 127 – 179

11.    Резонансные гипотезы и реалии современности / http://sibwmo08.narod.ru/rom1.html

 

 

 

Вопросы ресурсообеспечения текущей фазы цивилизации

Дмитриев А.Н., д.г-м.н.

 

Вводные замечания

Актуальность рассматриваемых вопросов  стремительно нарастает и постепенно трансформируется в острую эколого-политическую проблему. Эта острота, в свою очередь, развивается по двум основным направлениям, общую основу которых задает все более увеличивающаяся энергоемкость природных, и техногенных процессов. Естественно, что с возрастанием функциональной энергоемкости на Земле множится количество и разнообразится качество новых природных и социальных явлений. Поэтому в оперативной и крупномасштабной обеспеченности информацией учащается встречаемость новых терминов и понятий: «научно-техническая политика», «комплексная наукоемкая экспертиза», «конструирование многопараметрических сценариев будущего», «исчерпание экологической емкости биосферы», «продовольственная суперзадача», «техноэнергетический вызов глобальной природной инерциальности» и т.д.

Надо также подчеркнуть и значительное убывание самоуверенности в  межгосударственных  документах относительно сценариев «процветания» человечества в ближайшем будущем  (до 2100 года). Но, какое бы будущее не пожало человечество, без подачи энергии на деятельность людей, цивилизация не состоится. И в этом-то и состоит глобальная интрига нашей цивилизации, а именно:  космофизические и планетофизические природные источники энергии на серьезном подъеме, а энергоисточники техносферы все увереннее продвигаются к своему исчерпанию. Об этом говорят знатоки проблемы (Велихов и др., 2007, стр.2):

«Уже сейчас ясно, что все труднее гарантировать надежное и безопасное снабжение энергией, так как обеспечение экологической совместимости масштабной энергетики с природной средой потребует все больших затрат энергии, а следовательно, снижения энергоэффективности». (Подчеркнуто А.Д.).

Причем, если учесть интенсивное нарастание процесса «на встречных пучках», а именно возрастание общественной нужды в энергопотреблении и убывание количества крупномасштабных энергетических источников, то нельзя считать чрезмерным сценарий  «Нового Мирового порядка» на нерыночной основе и киловаттам по карточкам. Существующие заседания государственных комиссий (не всегда из профессионалов) чаще всего иллюстрируют неустойчивость своих ощущений  будущего. И в прямом смысле они где-то правы. Будущее чревато и уже роды первого поколения социо-природных катастроф начались… (Жученко, 2001; Казначеев и др., 2007).

А сейчас мы перейдем на нейтральную полосу между двух фронтов, находящихся в непрерывном силовом и очень энергоемком взаимодействии, а именно – на фронте «покорения Человеком Природы». Ведь здесь рождается та количественная характеристика многовековой войны, часть результатов которой и предоставляется читателю в последующих разделах. Да, да, «все – числом и мерой» – это древнее высказывание и сейчас трогательно заботится об историческом человечестве. Именно число и мера являются руководством к действию, и они же представляют собой объективный и бесстрастный результирующий портрет антропогенной активности (как принято сейчас говорить). Итак, рассмотрим прагматические черты современной цивилизации в доступных нам фрагментах глобальной статистики.

 

1. Проблемы энергообеспечения

Каким образом рост народонаселения, как главной глобальной проблемы человечества,  продолжает победоносно шествовать по лику нашей планеты Земля? Конечно, ответ простой –  есть продукты питания. Но по дороге к этому «ЕСТЬ», человечество должно решить основную задачу своего «господства над Природой», т.е. осуществить устойчивое и прогрессирующее снабжение  ЭНЕРГИЕЙ своей разнообразной деятельности. Именно краткому освещению результатов решения этой задачи и посвящен этот раздел.

Все  историческое человечество устраивало свою  жизнь и перспективу с помощью тех или иных источников энергий, добываемых из состава естественной окружающей среды обитания. Но давайте сосредоточимся на успехах цивилизации, которые возрастали в геометрической прогрессии на протяжении последних полутора веков. Начнем с жесткого утверждения о том, что современная цивилизация является продуктом подключения деятельности людей к мировым запасам нефти в земной коре.

В 1859 г. – первая нефтяная скважина, штат Пенсильвания (США, полковник Э.Л.Дрейк);

к   1900 г. – началась нефтедобыча в: Румынии, Калифорнии, Баку и на о.Суматра;

к  1913 г.  – нефтедобыча возникла в: Иране, Венесуэле, Мексике, Тринидаде.

За десятилетие (с 1859 по 1869) развернулась промышленная переработка нефти, которую уже к 1879 году полностью контролировал Рокфеллер – в объеме до 95%. Промышленная переработка нефти и обозначила собой «Мировую энергетическую революцию», особенно если учесть, что  в настоящее время нефть, помимо чисто энергетического источника, представляет собой сырье для производства: пластмасс, автомобилей, самолетов, мобильников, красок, косметики, медикаментов и прочих изделий. «Пропитанная нефтью» наша цивилизация по существу  своего развития устремилась к самоликвидации по простой причине – исчерпания ресурсов.

Давайте кратко ознакомимся с климатом динамики техносферы, в основу которого заложены два мегапроцесса цивилизации – нефтедобыча и нефтепереработка. Это действительно так, ибо сколько много угля бы не было, угольная промышленность не самодостаточна и она нуждается в неизбежной нефтяной дотации (от 40 до 50%). Ведь даже огромные затраты на доставку угля потребителю решающим образом завязаны на результативность работы двигателей внутреннего сгорания, а не на паровозы, возврат к которым  тут же резко повысит стоимость угля. А если учесть неизбежное возрастание стоимости угля с глубиной его залегания и учащающиеся взрывы в шахтах, то сценарий, по которому  «уголь все вывезет», очень сильно подведет техносферу.

Современная обстановка с техноэнергетикой все более напоминает жесткое предупреждение Д.И.Менделеева – «сжигать нефть, то же самое, что топить печь ассигнациями». Исторически же так сложилось, что не печи, а огромные нефтяные костры (в прямом и переносном смысле) запылали сначала в США. На время старта в «большую жизнь» сумма нефтяных запасов Оклахомы и Калифорнии превосходила суммарные запасы нефти: Германии, Японии, Дании, Испании, Франции, Швеции, Финляндии, Италии. Нефтяная гегемония США в добыче, да и в переработке, продолжалась с 1859 по 1939 годы и достигала 67% мировой добычи. Естественно, что США послужили примером для подражания и другим государствам мира. Таким образом, был обозначен фарватер мировой экономики, а вместе с ней и «гуманитарных ценностей».

В отношении исторической справки следует отметить быстрое всплывание России в плане добычи нефти (табл.1):

Конечно, Первая Мировая война нейтрализовала Россию в плане конкуренции по нефтедобыче с США. Обучившись на «войне, как на превосходной форме бизнеса» (в терминах Ротшильда), США (не без участия системы нефтедолларовых Мировых банков) спроецировали очередной сценарий, нацеленный на удержание превосходства и лидерства в мире нефтяных антропогенных усилий и успехов. Так созрела (в Мировых центрах нефтедолларов) Финансовая Система и начала с осуществления Второй Мировой войны. Отметим, что за всю эту кровавую компанию военных столкновений (1939–1945 гг.) был потоплен всего один (!)  из десятков тысяч танкеров, бороздивших мировой океан вдоль и поперек. Как оказалось, английский летчик (капитан) разбомбил танкер по ошибке, и за невнимательность на рабочем месте был разжалован… до рядового. Не попав в графу «милость», а, попав в графу «отсутствие нефти», Япония напала, как «неистовый агрессор» на Пирл Харбор.  Да и Германия, не обзаведясь собственными нефтепромыслами и имея запасов ГСМ всего на 14 дней, так и провела всю войну, уступив все триумфаторам нефтедолларов – Мировой банковской системы, а  Россия подкосила свои материальные средства «под самый корешок». 

 

Таблица 1

Сравнительная добыча нефти

 

Страны

Годы

 

1860

1885

1901

 

(в тоннах)

США

70 000

З 120 000

9 920 000

Россия

1 300

2 000 000

12 170 000

R=США/Россия

53,85

1,56

0,82

 

США, вплоть до 1950 года, управляли и регулировали около 50% мировой нефти. Раскрутив гигантскую машину потребления и переработки нефти на своей территории, они к 1998 году уже начали ввозить нефть и  таким образом  покрывать до 50% своих гипертрофированных потребностей. Именно по этой причине и запущена новая популяция войн  и перекраивания государственных границ, именуемая «локальными нефтяными столкновениями» (Кувейт, Ирак, и др.). Да и сама нефть на территории США становится все более дорогой. Например, 19000 скважин в Пенсильвании дают 6900 баррелей нефти в день, в то время как 1400 скважин в Саудовской Аравии качают 7590000 баррелей в день, т.е. Саудовская Аравия нефтепроизводительнее США в 1100 раз. А на гигантском месторождении нефти Гхавар добыча одного барреля (1 баррель равен 159 литрам) нефти обходится всего-то в 1 доллар. В штате Техас вообще нефти в недрах осталось менее 20%.

Оценку технической оснащенности нефтедобывающих промыслов можно охарактеризовать количественно. Из 4,5 млн. нефтескважин мира 3,36 млн. (73,91%) приходится на США, но уже где-то к 2015 году США для удовлетворения своих потребностей будут вынуждены ввозить 70% нефти, чтобы стабилизироваться на достигнутом уровне. Естественно, что правительство «самой передовой страны» сейчас, в лучшем случае, «испытывает беспокойство» и еще вот почему. Хорошо выстроенная «система долларовоспроизводства» в нефтяном мире начала самопроизвольно размножаться и распространяться в целом по миру.

Так, согласно ежегодному обзору «British Petroleum» за 2007 год следует, что:

1)     установившаяся мировая тенденция энергопотребления на Земле сохранилась, и в 2007 году планетное энергопотребление выросло на 2,4% (основные поставщики – Ближний Восток, Россия и др.);

2)     выявлен безусловный лидер роста потребления энергии – Китай, которому для 10,7% роста ВВП потребовалось увеличить энергопотребление на 8,5% и из мирового потребления в 3 млрд. 861 млн. т нефти Китай увеличил потребление на 6,7%;

3)     при этом Россия нарастила добычу нефти на 2,2%, а потребление на 4,2%, в то время как США и Европа снизили производство и потребление где-то около 1%;

За 2006 год:

– добыча нефти возрастала лишь на 0,4%, при этом  и составляла ежесуточную добычу в 83,7 млн. баррелей в сутки;

– газа было добыто 2,86 трлн. М3 (на 3% больше, чем в 2005 г.);

– добыча угля выросла на 5,6% и составила 6262 млн. т.; в целом, «энергетическая цена» 2006 года составила 19 млн. ГВт · ч.

Дмириев1

Согласно экспертной оценке К. Кэмпбелла – самый большой объем легко добываемой нефти пришелся на 2005 год. Пик добычи «дорогой нефти» (морской, заполярной, глубоко залегающей и т.п.) придется на 2011 год. При всем этом, по оценкам Международного энергетического агенства (с учетом растущего энергопотребления Китая и Индии), ежесуточное потребление нефти к 2030 году достигнет 113 млн. баррелей  (17 млрд. 967 млн. литров в сутки). Поэтому, более чем остро, стоит вопрос об энергетических ресурсах. И это тем более важно, что, согласно экономическим интересам, издавна повелось засекречивать геологические объемы (действительные оценки запасов) нефтяных залежей. В Кувейте один журналист обнаружил документы о двойном «экономическом» увеличении истинных объемов запасов. В своей работе по прогнозу гигантских месторождений нефти, мы обнаружили несоответствие наших прогнозных оценок (Вышемирский и др., 1971) широко распространенным (как впоследствии было выявлено) экономическим цифрам объема запасов по региону Ближнего Востока. Поэтому нелогичность в геополитическом поведении правительств некоторых государств связана с их  большей осведомленностью по отношению к экономическим источникам информации. И, конечно же, любому эксперту по стабилизации технического прогресса путем наращивания нефтяной и газовой добычи, ясно, что 10–15% снижение добычи нефти сгенерирует экономический крах в высокоразвитых нефтезависимых странах. Надо также иметь в виду, что максимальными потребителями нефти на мировом рынке в 2007–2008 гг. являются Китай и США. Уязвимость цен объемом добычи нефти хорошо иллюстрируется событием в 1970-х годах, когда снижение добычи всего на 5% привело к росту цен более чем на 400% (!). Отметим, что планируемые возрастания нефтедобычи связаны с проектами на Каспии, Сахалине, в Африке, Бразилии и частично США.

Касаясь газовых энергоисточников, можно отметить, что в настоящее время ежегодная добыча газа в нефтяном эквиваленте составляет 2 млрд. 575 млн.т. Основной и прогрессирующий потребитель – Китай, в котором потребление с 2000 года выросло на 21,6%. Россия нарастила добычу газа и на 6,7% увеличила его потребление. Но газ, это не нефть и, кроме того, он трудно добывается и дорого  транспортируется. Более 900 млрд.т разведанного угля считаются «очень плохим энергоисточником для эффективного технического и технологического прогресса».

В заключение данного раздела уместно привести некоторые количественные оценки для планируемого будущего со стороны прогнозных мировых центров (например, Мировое Энергетическое Агенство). Рассматривается краткосрочный сценарий развития энергопроизводства и энергопотребления до 2030 года (Разведанные запасы… 2007; Пономаренко, 2001).

1. Утверждается доминирующее значение нефти в качестве главного энергетического компонента, при этом мировой спрос на нефть вырастет в 1,5 раза.

2. К 2010 году потребление природного газа вытеснит потребление угля со второго на третье место по объему энергопроизводства.

3. Рост угледобычи планируется на 1,5% в год (особенно Китай и Индия), в Европе уголь повсеместно вытесняется газопотреблением (в основном из Сибири).

4. Среднемировой рост потребления энергии за год будет расти на 2,4%, при этом в высокоразвитых странах на – 1,7%, а в развивающихся – на 3,7%.

5. Душевое потребление энергии в высокоразвитых странах среднемировой уровень в 3000 кВт/ч превзойдет в 3,7 раза, а слаборазвитые страны от среднемирового показателя отстанут более чем в 2 раза.

6. Лидерами энергопотребления будут Канада и США – в пределах 15–20 тыс. кВт/ч, а максимальный рост потребления ожидается в Китае – до 4,8% в год, т.е. в 2 раза больше, чем  в среднем по Миру.

7. Предусмотрен рост капиталовложений в энергетику Мира с 450 млрд. $ (в текущем десятилетии), до 630 млрд. $ в интервал времени с 2021 по 2030 года.

В приводимых табличных данных отображены энергетические характеристики главных потребителей, причем данные для России и США за 2003г., а остальные страны за 2002 год (табл.2).

Таблица 2

Энергетические характеристики потребителей

(Велихов и др., 2007)

Страны

Население

(млн. чел)

    ВВП

(на чел. в долларах)

Энергия (ЭДж/год)

Мощность э/станций (ГВт)

потребление

производство

США

290,8

37840

98,16

70,16

953,2

Китай

1284

960

43,60

40,97

356,6

Россия

143,7

3030

28,23

47,00

216,4

Япония

127,3

29770

22,97

4,11

266,1

Индия

1042

440

16,59

12,66

108,0

 

Итак, «нефтяная цивилизация» не планирует свертывания с пути «растущих потребностей человека» и дальнейшая ориентация Мировой энергетической системы на наращивание энергетических возможностей в деятельности людей не оставляет никаких альтернатив. Именно в ключе количественных результатов этих решительных намерений, нацеленных на организацию будущего человечества, мы и поведем изложение эсхатологических данных  по другим жизненно важным направлениям. Но прежде кратко осветим широко известную хронологическую последовательность государств, прошедших максимумы своей нефтедобычи, или устремившихся к ним (Пономаренко, 2007): Ливия – 1969 г., США – 1970 г., Иран – 1973 г., Румыния – 1976 г., Тринидад – 1977 г., Бруней – 1979 г., Перу – 1981 г., Северная Америка – 1984 г., СССР – 1987 г., Египет – 1993 г.,  Йемен и Оман – 2002 г., Венесуэла – 2005 г. Выход на максимум добычи для последующих стран с планируемыми сроками по ряду причин может и не совпасть (например, для Ирака – 2011 г.): Саудовская Аравия – 2011 г., Объединенные Арабские эмираты – 2017 г., Кувейт – 2018 г. Максимум добычи для Каспия планируется на 2010 г.

Замечание геополитического характера сводится к следующему: на 200 нефтедобывающих государств приходится всего 9,5% стран мусульманской ориентации, но к 2010 году контроль мирового экспорта на 90% будет контролироваться 19 мусульманскими странами. Эта оценка не должна смущать, если учесть один из примеров «нефтяного неравновесия в Мире» – производительность нефти одной скважины в США на текущее время составляет – 11,3 барреля в сутки, а ежесуточная производительность одной скважины в  Саудовской Аравии составляет – 5600 баррелей, т.е. в 496 раз производительнее (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Отсюда же вытекают и новые планы границ государств по спрямлению путей нефти.

 Кроме того, последние годы все более обстоятельно рассматриваются и выдвигаются сценарии ядерных источников энергии. Рассмотрение  перспектив развития ядерной  энергии в качестве геоэкологического контроля распространения РАО (радиоактивных отходов), вырабатываемых множащимися АЭС, следует прислушаться к новейшим рекомендациям (табл.3), (Муратов, Тихонов, 2007, стр.66):

«Ученые доказали, что воспроизводство делящихся материалов является ресурсной базой ядерной энергетики. Однако, по ряду причин в современной практике пока доминрует уран-плутониевый топливный цикл. В данном случае исходным делящимся материалом является  235U, а воспроизводящим 238U. Наиболее сложной радиационной проблемой такого цикла является накопление  высокофонового плутония (239,240,241,244Pu), нептуния (237Np)…». (Подчеркнуто А.Д.).

Отметим, что ежегодная производительность АЭС мира по нарабатыванию нептуния  достигла 5 т, и если учесть его высокую радиотоксичность, период полураспада 2,14·106 лет, плюс низкая сорбируемость и высокая подвижность, то легко себе представить трудность задачи его хранения и герметизации. Поэтому в рядах представителей «черного оптимизма» по поводу ядерной энергетики и раздаются тревожные замечания (Муратов, Тихонов, 2007, стр. 66):

 

 

 

Таблица 3

Активность осколочных радионуклидов в реакторе (1 ГВт) после года работы

(Муратов, Тихонов, 2007, стр.67)

 

Радионуклид

133Xe

140Ba

140La

95Zr

91Y

95Nb

141Ce

143Pr

Активность ТБк

2046.1

1912.9

1912.0

1820.4

1809.4

1783.4

1768.6

1676.1

%

8.19

7.66

7.66

7.29

7.25

7.14

7.08

6.71

 

Продолжение таблицы

Радионуклид

89Sr

132Te

132I

103Ru

103Rh

144Ce

144Pr

131I

Активность ТБк

1413.4

1365.3

1365.3

1143.3

1143.3

987.9

987.9

932.4

%

5.66

5.47

5.47

4.58

4.58

3.96

3.96

3.73

 

 «При реализации глубинного захоронения долгоживущих РАО необходима оценка долговременной безопасности, включающая долгосрочный (сотни и тысячи лет) прогноз поведения искусственных и естественных природных барьеров на пути возможного распространения долгоживущих РАО и ОЯТ в окружающую среду, а также влияние некоторых вероятных внешних воздействий природного происхождения (глобальные изменения климата, геологические процессы, падение гигантского метеорита, оледенения и др.) непосредственно на участок хранилища высокоактивных РАО».  ( РАО – радиоактивные отходы; ОЯТ – отходы ядерного топлива. Подчеркнуто А.Д.).

В связи со все более растущими темпами экономической динамики, все более острым становится вопрос о действительном количестве энергии необходимой для жизни, а не беспредельного обогащения человечества.

Читателю уже стало ясно, из каких звеньев складываются заключительные (эсхатологические) этапы «нефтяной цивилизации», и в чьих руках находится электрический рубильник. Отсюда же и выход на социальные и природные обострения и на весьма печальные прогнозы. Ведь еще в 1998 году в состав Большой Восьмерки, заседавшей в Москве, поступил исследовательский документ, согласно которому полномасштабный Мировой Кризис прибудет на Землю между  2010-м и 2020-м годами. Кстати эти сроки полностью солидаризированы с Мировым календарем древних (да и настоящих тоже) майя.

Глубокий диагноз в своем выступлении проводит и Ф.Кастро (выступление 21 января 2001 г.,  Ж. «Гласность»., 2001, №3, стр.6): «Почти что всего за один век была сожжена и выброшена в воздух и в моря, в виде газовых и производственных отходов, большая часть запасов углеводородов, созданных природой за сотни миллионов лет».

Несмотря на возрастающие критические замечания, планируемые объемы добычи  углеводородного сырья нарастают.

«По некоторым предположениям к 2020 году текущий отбор нефти на Земле достигнет 17 млн. т/сутки. Иначе говоря, в два ближайших десятилетия из недр будет извлечено столько нефти, сколько ее добыто на Земле от начала скважинной разработки нефтяных месторождений до 2000 года.  …Самый скромный подсчет определяет грядущую ежегодную добычу нефти в Мире равной 60-65 млрд. т. Между тем неоткрытые ее запасы в недрах оцениваются в 70 млрд. т. ». (Денк, 2007, стр.373).

Не следует предполагать, что в судьбе нашей цивилизации не участвуют другие источники энергии, помимо нефти, газа и угля. Можно рассмотреть «альтернативные» источники в сравнительном сценарии общемировых потреблений и США, стремящихся к мировому господству (табл.4):

Таблица 4

Сравнение альтернативных источников энергии

(по Пономаренко, 2001)

Источники энергии

В  Мире (в %)

Сумма

В США (в %)

Сумма

Нефть

35,9

 

78,9

36,0

 

78,8

Газ

19,3

22,2

Уголь

23,7

20,6

Ядерная энергия

5,9

 

 

21,11

6,9

 

 

21,2

Биомасса

7,2

7,2

Гидроэнергия

6,0

3,2

Гидротермы, ветер

0,2

0,3

Этанол

1,8

3,6

 

Согласно данным этой таблицы соотношение энергоисточников существуют не в пользу альтернативных. Надо отметить слабое расхождение числовых данных для Мира и США –  это говорит о единстве методов и целей данной цивилизации. Отсюда же следует и мыслительное, и волевое единство архитекторов нашей цивилизации. Естественно, что такая сплоченность человеческой деятельности не прошла незаметной для природной среды, принявшей на себя амбициозные программы.

Возвращаясь снова к организации энергетических перспектив нашей цивилизации, отметим, что по имеющимся общемировым оценкам ресурсов (на конец 80-х годов ХХ века) углеводородного сырья в распоряжении людей остается 192 млрд. м3 в нефтяном эквиваленте. Отметим, что лишь за 1992 год на Земле было добыто 3 млрд.т нефти, причем 29% от данного объема обеспечили месторождения Ближнего востока. При этом  в одних только США годовое потребление нефти превышает 830 млн. т (1988 г.). Отсюда весьма явно просматривается перспектива исчерпания в будущем (по-видимому, не столь далеком) запасов нефти и газа, приуроченных к резервуарам традиционного вида и свойств (Денк, 2007, стр.8).

Рассматривая дальнейший энергетический «климат» в цивилизации, ряд футурологов начали планировать будущее с учетом энергетической плотности углеводородного сырья (в ГДж/м3 ): уголь – 55, нефть – 36, древесина – 9. Отсюда некоторые исследователи выводят «энергетическое благополучие», забывая при этом огромное функциональное различие топлива и трудоемкость извлечения требуемой энергии. И необходимо также отметить экологоотрицательную роль мировой нефтяной индустрии. Как было установлено еще к началу  80-х годов ХХ века, в Мировой океан от всех источников нефтепродуктов (танкерный флот, морские скважины, утечки и др.) начало поступать от 10 до 15 млн. т в год, т.е. к 2000 году в Мировом океане оказалось более 300 млн. т нефтепродуктов. Подчеркнем также, что изучение последствий, развивающихся от нефтезагрязнений Мирового океана, да и всех  поверхностных вод, до настоящего времени на государственном уровне по существу не ведется.

 

 

2. Проблемы водоснабжения.

Имея в виду развитие жизненных форм на Земле в вещественном выражении, нельзя обойти  вопрос строительного материала для физических тел существ, в том числе и человеческих. Рассматривая воду в роли «строительного материала», мы понимаем функцию воды расширительно. Понимаемая геологами как жидкий минерал ВОДА является и строительным биологическим материалом, и жизненесущей основой, которая нужна всегда и везде, где возникает макробиотическое да и микробиотическое проявление ЖИЗНИ. Рассматривая воду в качестве «крови или живицы» жизнепроизводящей Природы, мы сосредоточим свое внимание на ее особом типе –  ПРЕСНОЙ ВОДЕ. Пресная вода  содержит не менее 0,05% растворенных в ней солей. Такой воды довольно ограниченное количество. Ее количество, как будет изложено далее, позволяет тратить не больше 20 тыс. км3/год.  Сразу отметим, что только одна «передовая» страна нашей цивилизации – США ежегодно потребляет 730,4 км3 (!), т.е. 3,65% от общего мирового объема пресной воды и, если перейти на такой уровень потребления, то потребуется только 28 стран, чтобы потребить все 100%.

Итак, вода. По  настоящему общее количество воды на Земле точно не вычислено. Но из того, что известно, следует (Израэль, Цыбань, 1989):

1. Вес воды и растворенных в ней веществ (гидросфера) составляет 1,4∙1018 т.

В свою очередь  эта масса воды подразделяется на:

2. Запасы пресной воды (без запасов в горных породах) состоят из:                                    

     Объем воды                                                           %               

 

– полярных льдов и горных ледников                                      75,0           29,0  млн. км3 ;

– грунтовых вод (глубина < 750 м)                                           11,0            4,2  млн. км3 ;

– трещинные воды глубины от 750 до 4000 м                         13,6            5,3  млн. км3;

– озерные воды                                                                              0,3        120,0   тыс. км3;

– речные стоки                                                                      0,03        12,0   тыс. км3;

– почвенные воды                                                                       0,06        24,0  тыс. км3;

– паро-капельные воды атмосферы                                        0,035      13,0  тыс. км3.

 

3. Всего неокеанических вод                                                   100,0          39,0  млн. км3.

4. Объем океанических вод                                                      100,0      1350,0  млн. км3.

 

Естественно, что качество воды по химическому составу имеет большое разнообразие. Так морские воды по фиксированным интервалам солености подразделяются на 37 типов, из которых  семь основных по объему составляют более 80%. Не вдаваясь в особые подробности характеристик гидросферы, кратко рассмотрим ситуацию с водопотреблением пресных вод живущим человечеством.

Согласно приведенным числовым данным, пресная вода на Земле составляет 2,8% от ее общего количества в гидросфере. При этом, 75% пресной воды содержится в твердой фазе, в основном в Арктических, Антарктических, Гренландских льдах, а 24,6% пресной воды содержится в подземном хранении в водоносных слоях и трещинных объемах. Итого, «бесплатные» объемы пресной воды составляют всего лишь 132 тыс. км3, а если учесть осадки и систему трещинных источников, то и тогда с трудом натягивается 1% от общего гидросферного объема. Вот такова природная квота выделена Земле для успешного развития биосферного разнообразия и техногенного прогресса. Следует подчеркнуть и неравномерное территориальное распределение водных ресурсов. Так Средний Восток, Срединная Азия, часть Мексики, большая часть Африки, большие области Чили и Аргентины, а также большая часть Австралии находятся в условиях большой недостачи в водообеспечении.

Именно на расцвет технического прогресса (последние 50 лет) пришлось и максимальное водопотребление, которое привело к ураганному снижению запасов пресной воды (на 60% для каждого человека). Согласно техногенному и бытовому вектору водопотребления за последующие 25 лет уменьшение достигнет 200%. Основным потребителем пресной воды является сельское хозяйство. Причем стоимость орошаемых урожаев в 2–5 раз выше природных урожаев. А если учесть, что орошаемые угодья потребляют около 85%  пресноводных запасов, то становится как-то не по себе. И действительно, «техносферные» урожаи  впечатляют. Так на выращивание пищи на каждого человека за один год США затрачивает 1,7 млн. литров воды, при  уместной норме трат – 400 тыс. литров. Кстати, в США считается нормой восьмикратное (400 л) превышение бытового потребления воды на каждого человека по отношению к принятому во многих странах бытовому ежесуточному потреблению на человека – 50 литров. В целом, к настоящему времени около 90 стран начали испытывать острый недостаток пресной воды и особенно сильно это ощущают крупные (≥1 млн. чел.) города Китая, количество которых превысило три сотни.

Естественно, что обстановка с водоснабжением обеспокоила и силовые структуры США. В специальной записке П. Шварца и Д. Рэндала, предназначенной учреждениям Национальной безопасности США третьим пунктом по значимости    ( http://www.ems.org/climate/pentagon climate change.pdf; 2003 г.) проблемы водоснабжения, особенно для крупных территорий и зон с рискованным земледелием. Именно   с дележа объемов пресных вод авторы записки предрекают, что отдельные межгосударственные силовые неурядицы начнут перерастать в крупномасштабные геополитические столкновения (на Среднем Востоке – это уже реальность).

Не меньшая угроза нависла и над пресными грунтовыми водами, методы исчерпания которых быстро распространяются и разнообразятся. Скорость ежегодных заборов этого типа вод уже достигла 0,3% от их общего запаса. В США, например, скорость отбора вод с глубины достигла 25% от скорости восполнения водных запасов, и при таких темпах уже через 30 лет земледелие в этих районах потеряет свое продовольственное значение.

Особо острой и практически нерешенной проблемой является проблема бытовых и техногенных водных загрязнений не только поверхностных, но и глубинных вод. Эта проблема особенно обостряется в районах нефтедобычи, где с целью повышения добычи в огромных количествах по скважинам в нефтеносные горизонты закачивается поверхностная вода. В некоторых развивающихся странах загрязнению уже подвергнуто более 90% имевшегося запаса пресных вод. Особенно сильно и необратимо модифицируются химические характеристики озер, куда попадают промышленные отходы, удобрения, разного рода химикаты (которых за год производят более 100 тыс. т). В США уже несколько десятилетий около 40% озер оказались непригодными не только для питья, но и для купания. В целом же в прибрежные зоны морских и океанических вод сбрасывается более 35 млн.т различных нитратов и до 3,75 млн.т  фосфорных соединений (Израэль, Цыбань, 1989; Океан…, 1982).

Следует подчеркнуть, что почти повсюду ускоряется перенаселение именно береговой линии и уже в полосе около 150 км сосредоточено 4 млрд. человек из 6,5 млрд. Отмечена устойчивая тенденция миграции людей в зону береговой линии таким темпом, что уже (при прочих равных условиях) к 2020 году в этой зоне окажется 75% цивилизованного человечества. В этом случае техносферный напор на шельф возрастает уже катастрофически. Прогнозируется также, что где-то к 2025 году острый недостаток пресной воды станет реальным для 3 млрд. человек в 48 государствах. И это вполне возможно, поскольку за 150 прошедших лет количество запасов питьевой воды на  человека уменьшилось в 4 раза. Естественно, что с этим интенсивным водопотреблением функционирующей цивилизации связан и прирост  населения  c 1.26  млрд. чел. в 1850 г. до 6,2 млрд. чел. в 2000 году (современный прирост – 70 млн. чел. за 1 год).

В плане понимания общепланетного сценария грядущих неутешительных событий можно рассмотреть состояние передовой (в прямом и переносном смысле) страны – США, успехи которой в потреблении грунтовых вод на четверть опережают производительность процессов возобновления водных запасов. Следует отметить, что в «особо передовых районах» забор воды из грунтов опережает в 1,5 раза процессы ресурсного возобновления. И несмотря на то, что восстановление ресурсов грунтовых вод идет в пределах 1% в год, среднее годовое потребление каждым американцем воды в 4 раза больше потребления воды средним европейцем. Таким образом,  территориально установившийся объем и темп водопотребления даже обильно обводненный осадочный горизонт Огаллала обезводится где-то через 35 лет. Подчеркнем, что этим горизонтом пользуются штаты: Техассс, Оклахома, Небраска. Возьмем, для примера, уже осуществившийся сценарий:  в течение 1950 года в штате Канзас было пробурено к водоносному слою (толщиной 17,7 м) 250 скважин, но уже к 1990 году число скважин достигло 3 тыс. и от водоносного слоя к этому году осталось лишь 1,6 м, т.е. за 40 лет из горизонта Огаллала было изъято 91% воды.

Крайне важно для изложения полноты картины характера антропогенного водопотребления, осветить близящиеся к финалу ирригационные процессы, практикуемые на продуктивных площадях мира в объеме 16%. В различные годы доля зерновых на орошаемых площадях колеблется от 30% до 35% от общего количества зерновых. На примере пшеницы орошаемые урожаи, как правило, в 2,5 раза превосходят обычные урожаи. Но этот урожайный привес требует для производства 1 кг зерна затрат воды: на 1 кг пшеницы около 400 литров, на 1 кг риса – 4700 л  для 1 кг хлопка – 17000.. Естественно также, что столь необычный влагооборот приводит к модификации экологических качеств почв – их засолению и заболачиванию. Эта модификация (особенно для Индии, Пакистана, Египта, Мексики, США и Австралии) идет в масштабе более 1% в год от имеющейся ирригационной площади. Большую тревогу вызывает процесс понижения уровня грунтовых вод (более 1 м в год) в рисопроизводящем Китае. В отдельных районах убывание достигло катастрофических объемов, например, в районе Тянь-Цзина (Китай) понижение уровня уже достигло 4,4 м в год, а в Гуджарате (Индия) – до 3 м в год и при этом водоносный слой интенсивно подвергается засолению.

По разным оценкам выясняется, что через 50 лет продуктивность поливных земель будет утеряна на пятьдесят и более процентов. Надо также подчеркнуть, что ирригационные процессы являются одним из основных факторов разрушения почв.  Этот вид антропогенного  воздействия способствует по существу Мировой деградации почв. В конечном итоге образуются почвы со светлыми кислыми деградированными, обезжелезненными горизонтами. Идет интенсивное глееообразование за счет  кислотного гидролиза в анаэробной среде в условиях застойно-проливного режима по существу на всех: кислых, нейтральных, выщелоченных, рыхлых породах  в связи с переуплотнением почв, орошением, дренажем и др. (Зайдельман, 2007).

Кратко освещая вопросы перспектив водопотребления, обратимся к работе (Подземные воды…, 2007, с.397-398), при этом дадим некоторую детализацию для возможного практического учитывания в водопотреблении Сибирского региона:

«Рост извлечения подземных вод возможен вследствие:

- общего роста потребностей в воде на городское и сельское водоснабжение;

– использование водоносных горизонтов, как эффективного средства для снижения дефицита поверхностных вод в период засух;

– прогрессивного использования принципа «платит пользователь», что будет препятствовать реализации крупных проектов использования поверхностных вод, финансируемых за счет общественных денег, но которые экономически невыгодны.

Снижение отбора подземных вод возможно вследствие:

– негативного экономического влияния, связанного с понижением уровня воды, вызванного чрезмерным извлечением вод;

– загрязнения основных водоносных горизонтов, вызванного текущей сельскохозяйственной деятельностью и расширением урбанизации территорий».

Следует также принять во внимание и тот факт, что около половины населения Мира живет в городах, в которых особенно сильно активны техногенные причины нарушения грунтов и естественного гидрорежима на городских и прилежащих территориях; при этом, в качестве основных процессов разрушения отметим:

– прогрессирующее затопление всех техногенных сооружений, при этом развивается сырость, грибковые образования, комары и пр., как следствие осложняются ремонтные и эксплуатационные работы систем водо-, электро-, газоснабжения, причем ускоряются коррозионные процессы;

– снижение прочностных свойств обводненных грунтов, в разы усиливаются и ускоряются деформационные процессы: карст, оползни, провалы, суффозии и др.;

– возрастание на 1-2 балла сейсмичности городских агломераций, в отдельных участках до 3-х баллов, что требует увеличения сейсмостойкости всех городских сооружений (особенно для «миллионников») и наращивает вероятность аварийности, заболачиванию и другим сопутствующим явлениям.

Но, конечно, основным механизмом антропогенного воздействия на подземные воды является сельскохозяйственная деятельность (ирригация, дренаж), которая воздействует не только на ресурсные показатели, но и на качество вод:

– вариации ресурсных объемов подземных вод вертикальными и горизонтальными дренажными сооружениями;

– привнесение в водоносные горизонты поверхностных соленых вод, особенно важное для Кулундинских и Барабинских степей, и широкое использование органических и неорганических удобрений и пестицидов, что сильно модифицирует химический состав вод;

– привнесение в водоносные горизонты загрязнений с полей во время поливов (сточные воды, водоемы животноводческих ферм, птичников и т.п.).

Итак, несмотря на кажущийся процесс подпитывания ресурсов подземных вод на орошаемых территориях основным результатом является крупномасштабное загрязнение на больших территориях. Такое вмешательство в качественный состав подземных вод (соединения азота, железа, пестициды,  фекалии) резко снижает потребительские возможности вод и повышают риски локальных и эпидемиологических заболеваний широкого профиля.

Относительно воздействий гидротехнических сооружений следует отметить:

– интенсивные процессы переработки и абразии  берегов, заболачивание, засоление земель, как основная причина снижения продуктивности сельхозугодий;

– подтопление и затопление прилегающих территорий в зависимости от вариации количества осадков и сезонных колебаний уровня водохранилищ;

– образуются новые водоносные горизонты, возникают и распространяются на сотни километров высокие уровни и напоры подземных вод (например, подъемы грунтовых вод Кулундинской и Барабинской степей в Западной Сибири);

Рассматривая в целом судьбу подземных вод, то следует подчеркнуть ее большое разнообразие в зависимости от природных качеств территорий и, особенно, от видов и интенсивности антропогенной деятельности. Рассматривая ресурсно-экологические интересы Сибирского региона, коснемся такого «узкого» вопроса, как интенсивность антропогенного загрязнения поверхностных  водных экосистем. Воспользуемся информационными возможностями классификации  Е.П.Янина (2002). Им предложена шкала оценок загрязнения озер и рек по интенсивности концентрации химических элементов в донных отложениях. По коэффициентам суммарных величин загрязнения (ZC) устанавливается ранжировка:

ZC < 10     технослабый уровень    – санитарно-документный,

10 ≤ ZC < 30     техносредний уровень  – санитарно-умеренный,

30 ≤ ZC < 100 –  техновысокий уровень   – санитарно-опасный,

100 ≤ ZC < 300 –  очень высокий  уровень        очень опасный,

 ZC > 10     чрезвычайно высокий уровень      недопустимый.

Таким образом,  перед гидрохимиками Сибири в ближайшем будущем сформируется острая проблема картирования водных экосистем по интенсивности их загрязненности, а, следовательно, и санитарной пригодности воды в озерах и реках. Общеизвестно, что синхронным показателем уровня загрязнения рек и озер является размножение зоопланктона. Датчиком для количественной оценки загрязнения воды является зольность планктона (х),  которая находится в прямой линейной связи с содержанием в ней концентрации как всей группы элементов-гидролизаторов, так и редкоземельных элементов. И уже выявлено, что для континентального планктона Сибири содержание элементов (у) высоко коррелирует (R=0.82–0.74) с величиной зольности проанализированных образцов, причем установлено (Леонова, 2007, с.8):

– для пресноводных водоемов Сибири  у=0,0342х + 0,072  при 8< х <35;

– для соленых вод Алтайского края        у=0,0155х + 0,882 при 28< х <54.

Кроме того, следует обострить постановку задачи  об оперативной и надежной экологической оценке вод и атмосферы Сибири на основе планктонного мониторинга (Леонова, 2007, с.27-28):

«В связи с практически «мгновенным» откликом планктона на изменение химического состава, особенно в отношении растворенных (биодоступных) форм микроэлементов, он может быть рекомендован в качестве информативного биогеохимического индикатора загрязнения не только водной среды, но и отражать современное состояние (загрязнение) атмосферы над водоемом. …Обогащение континентального планктона тяжелыми металлами (Hg Cd, Pb, Zn, Cu), а также As и Sb  следует принимать как отражение геохимической эволюции общего фона земной поверхности в настоящее время (антропогенный фактор». (Подчеркнуто А.Д.).

Завершая данный раздел, сделаем вывод о том, что необходимо осуществить попытку выстроить систему наблюдательных средств для оперативной оценки состояния среды обитания самой жизнью. Именно планктон, жизненно реактивный и выносливый к резким изменениям экологических качеств среды, способен выявить ураганные экосистемы по убыванию жизненности и перейти людям к новым стратегиям действия.

В ключе общих оценок водных ресурсов нашей планеты следует кратко остановиться на общем водном балансе, в котором бы отразилась глобальная гидродинамика, т.е. влагооборотный режим (табл.5)

Именно этот водный баланс, а также распределение атмосферных осадков по поверхности нашей Земли и ответственны, по настоящему, за жизненные перспективы человечества  полностью зависящего от ВОЗДУХА, ВОДЫ, ПИЩИ.

 

Таблица 5

Общий водный баланс (по Израэль, Цыбань, 1989)

 

Единицы

поверхности

Атмосферные осадки

Испарение

км3/год

см/год

км3/год

см/год

Океаны

3,24·105

90

3,61·105

100

Континенты

0,99·105

67

0,62·105

42

Земная поверхность

4,23·105

83

4,23·105

83

 

3. Обострение биосферных проблем

Биосфера как область проявления жизненных событий с максимальной изменчивостью (по В.И. Вернадскому), является сферой проявления биологических процессов, производящих все разнообразие живых существ. По некоторым оценкам количество родственных совокупностей организмов, именуемых биологическими ВИДАМИ, более 10 млн. Общую совокупность этих видов и называют биосферным видовым разнообразием (Биосфера…, 1971).

На строительство каждого тела затрачивается энергия, информация и вещество. При этом, например, если общий вес биомассы суши составляет где-то 1018–1019 г, то ежегодная мобилизация массы вещества процессами биологического фотосинтеза достигает 1,5–5,5·1016 г. Естественно что,  как поток живого вещества (пробегающего через сложную эволюционную сеть видового разнообразия), так и почвенный гумус, улавливает и перераспределяет энергию Солнца по огромному организму биосферы Земли. Первоначальная аккумуляция осуществляется растительным фотосинтезом, при этом энергоемкость распределена таким образом:

– тундра и пустыня аккумулируют            5–   60 ккал·см2/год,

– черноземная степь                                 150– 300 ккал·см2/год,

– влажные субтропики                             600–1500 ккал·см2/год,

– влажные тропики                                 1500